Все записи
17:45  /  15.04.20

1154просмотра

Родителям: из книги "Опыты Воспитания", глава "И камни разговаривают"

+T -
Поделиться:

Задолго до кризиса я начал писать книгу про необычные опыты воспитания, основываясь прежде всего на моем опыте общения со своими 5-ю детьми. Книга не дописана, но, думаю, именно сейчас она особенно нужна родителям. Так что опубликую некоторые выдержки.

Из главы 2. И камни разговаривают

…Я как-то сформулировал очевидную для себя идею, которая вызывает у большинства людей удивление: ребенок воспринимает то, что вы делаете, а не то что вы говорите, а значит, если вы будете его воспитывать, вы воспитаете воспитателя. А он сделает воcпитателями следующее поколение. Ребенок скопируют сам процесс воспитания и проигнорирует ваши слова. А поскольку воспитание само по себе – процесс очень занудный и раздражающий, то единственный результат классического воспитания – это производство еще одного зануды. Когда мама или папа в сто сорок первый раз рассказывают ребенку, почему нужно чистить зубы, а он в ответ мажет пастой маму, то это он пытается перевоспитать родителя и избавить его от въевшегося паттерна воспитателя – и для этого ему приходится родителя бесить, поскольку это единственный шанс избавить его от занудства: взбесившийся родитель явление более симпатичное, чем родитель воспитывающий. Все это я говорю к тому, что от воспитания в его классическом виде у меня сводит скулы и потому я к нему органически не способен. Значит ли это, что мы, взрослые, не должны (и не можем) влиять на ребенка? Можем, но для этого нам нужно сначала дать ребенку возможность повлиять на нас самих. Странная мысль, не правда ли? Сейчас объясню.

В этом «опыте» давайте обратимся к маленьким детям 2-5 лет и задумаемся о том, чем они кардинально отличаются от нас взрослых.

Просыпается ребенок – но это не ребенок, а ящерка… или черепашка; может быть, это громадная галапагосская черепаха, а, может быть, дракон. Вообще, чаще всего вы сначала видите яйцо, удивляетесь, откуда такое большое яйцо – ждете, прислушиваетесь, яйцо начинает трескаться и вдруг – о, чудо! – оттуда вылезает ящер. Вы должны очень-очень и еще раз очень удивиться – потому что вы этого не ждали (если не будете удивляться, ребенок разочаруется).

У меня была знакомая, которая говорила: я иду вечером по улице и каждое дерево и каждый фонарь со мной разговаривает. Это была довольно экстравагантная особа – она действительно разговаривала с деревьями, но таких взрослых немного, и они воспринимаются чудаками.

А любой ребенок беседует с игрушками, камнями, с ложкой, которой его кормят, с подушкой, со своей одеждой, ну, конечно, с солнцем и луной. И это не чудачество, а естественный способ его существования. И сам он не так часто бывает самим собой – просто ребенком – он то робот, то динозавр, то черепаха, а иногда он папа или мама, иногда учитель, бывает, что он король или стражник. Еще, конечно, ребенок легко может стать разбойником и пиратом.

Антропологи скажут, что ребенок проходит историю развития человечества и его сознание поначалу мифологично – он одушевляет игрушки, природу, со всеми разговаривает и при этом он в один и тот же миг понимает, что это всего лишь игра и одновременно верит, что игрушка взаправду живая. Когда Дон Хуан научил Карлоса Кастанеду летать в наркотическом сне, тому (поскольку он уже не был ребенком) очень захотелось узнать, а летает ли он на самом деле. Дон Хуан искусно уходил от ответа. Наконец, Карлос спросил: если меня приковать цепью к скале, то смогу ли я летать? Дон Хуан посмотрел на него сочувственно и сказал, что тогда Карлосу придется летать вместе со скалой. Магическая реальность совершенна и неделима и в то же время она никак не мешает восприятию обычного мира. Ребенок легко совмещает реальности и путешествует между ними, как и маг Дон Хуан, а вот взрослому это уже не дано.

Ребенок живет в одушевленном магическом мире вне зависимости от того, нравится это вам, взрослому, или нет. И у вас есть несколько версий поведения. Выходите вы на улицу с ребенком, ведете его, например, в детский сад, он что-то такое бормочет про себя, камешки пинает, с кем-то беседует. В его мире что-то происходит. Вы можете думать о своем, или смотреть в телефон или сказать ему, чтобы он не шаркал и подымал ноги, а можете – войти в его мир:

Взрослый

(указывая на камешек, который только что пнул ребенок): камень говорит: а можешь запустить меня посильнее?

Ребенок

(строго обращаясь к папе и тоже указывая на камень): это не камень, а морской еж

Взрослый

: а мы что, в море?

Ребенок

(изображая волны): да, мы плывем

Взрослый

: а ты кто такой, и кто я?

Ребенок

: я электрический скат (взмахивает руками, как крыльями), а ты друг ската – рыба-меч

Взрослый

(изображает руками меч, торчащий из головы и изменяя голос): Привет, скат, ты куда плывешь?

Ребенок

(продолжая махать крыльями): я плыву на охоту, собираюсь поймать маленькую красноперку.

Взрослый

(еще раз изменив голос и опять показывая на камешек): а я морской еж, меня есть нельзя

Ребенок

. Знаю-знаю, ты колючий

Взрослый

(от имени ежа). Я колючий и меня все боятся. А на самом деле я добрый. И мне одиноко. Ты не хочешь со мной дружить?

Ребенок

(подбирает камешек). Я буду с тобой дружить, если ты не будешь меня колоть…

И так подпрыгивая, взмахивая крыльями, плавниками, подбирая по дороге морских ежей и красноперок, взрослый и ребенок движутся к детскому саду.

Очень весело, я вам скажу… Намного интереснее, чем смотреть в телефоне фейсбук или новости.

Дружба с маленьким ребенком – это бесконечная игра – это фантазийные миры, в которые вы ныряете так же глубоко как в бездонные глаза ребенка, и это невероятный вызов вашим творческим способностям, и это самая сильная таблетка от усталости, несчастий и старости. Вы смотрели фильм «Жизнь прекрасна» о том, как папа провел ребенка через концентрационный лагерь так что до последнего дня ребенок был уверен, что это лишь игра? – то-то же…

Игра с ребенком все время развивается – в ней появляются, живут, развиваются и исчезают свои герои. Невозможно определить, кто из вас – вы или ребенок – придумали этих героев, потому что кажется, что их никто не придумал, а вы встретили их в ходе вашего путешествия.

Я так много играл со своими детьми и у меня такая плохая память, что она не удерживает и одного процента наших сюжетов. Помню в основном героев, которых мы встретили с моим самым младшим Д.

Долгое время (полгода, наверное) мы очень плотно общались с Лунным и Горным человечками. Горный человечек, как нетрудно догадаться, живет на горе, а Лунный - на луне. Однажды Лунный человечек сплел из лунных лучей лестницу и спустился на гору. Там высоко в горах он обнаружил дом Горного человечка, сложенный из цветных камушков. Он разбудил Горного человечка (дело, как вы догадываетесь, было ночью) и они стали играть в шахматы – и играли всю ночь и так увлеклись, что Лунный человечек еле-еле успел подняться на Луну перед рассветом, и потом и Лунному, и Горному человечкам пришлось весь день спать (что для Лунного человечка было совершенно естественно, а для Горного весьма необычно), и на следующую ночь уже Горный человечек поднялся по лучиковой лестнице на луну в гости к Лунному человечку, и оказалось, что вся луна сделана из сыра и даже домик Лунного человечка сделан из сыра и, чтобы зайти в него, Горному и Лунному человечкам пришлось прогрызть сырную стену, а когда Лунный человечек угощал Горного желтой репкой (на луне – все желтое), то сначала они съели угощение, а потом съели сырную ложку и сырную тарелку, а затем принялись за стол и стул – и так этим увлеклись, что забыли спуститься на землю и им пришлось целый день (пока луна опять не взошла) спать на луне…

Скучные взрослые могут спросить меня: а какой в этом всем смысл заниматься с ребенком такой билибирдой, не лучше ли поучить его, например, читать?

Отвечу: в этом нет ни малейшего смысла, как, впрочем, и во всей нашей жизни, зато это весьма увлекательно. Не знаю уж, насколько через такую игру развивается ребенок, но точно развивается взрослый – игра помогает ему сохранить живость ума и творческие способности.

Впрочем, я могу привести и прагматическую пользу игры. Как-то мы поехали с маленьким Д. в горы и нам пришлось карабкаться вверх по каменному разлому и Д. боялся упасть и вис на мне. И тут мы вдруг вспомнили, что я – это совсем не папа, а Лунный человечек, а Д. – это совсем не мальчик, а Горный человечек, и как только Лунный человечек (я) забоялся лезть вверх, Горный человечек (Д) сказал: «Не бойся, я тебе покажу, как лазить» и вдруг бесстрашно полез вверх с такой скоростью, что я еле-еле за ним поспевал.

А еще Лунный человечек умеет лучше всего читать букву «Л» и поэтому, когда мы дошли в букваре до буквы «Л», то поменялись ролями и Д. стал теперь уже Лунным человечком, а я Горным человечком и Лунный человечек учил Горного читать слова, начинающиеся на «Л». А считать, напротив, лучше умеет Горный человечек, потому что ему это нужно, чтобы построить дом из камешков, и потому во время урока математики Горный человечек (и это, конечно, был Д), учил Лунного человечка (меня, папу) считать, а я, понятное дело, все время делал ошибки – а Д. ругал и поправлял меня…

А еще рассмотрим такую ситуацию: ребенок ловит бабочку и хочет оторвать ей крылышки.

Что скажет обычный взрослый - воспитатель? «Не надо, бабочке больно, представь себе, что тебе кто-нибудь оторвет руку, лучше отпусти ее».  Очень правильная фраза… А ребенок вопреки начнет с удвоенной энергией расчленять бабочку, потому что фраза не только правильная, но еще и нудная и ребенку придется взрослого от этого занудства спасать.

А что сделает игручий взрослый? Он скажет:

Взрослый

: Бабочка говорит: мальчик, ты защемил мне крыло…

Ребенок

: И тебе сейчас станет больно (собирается оторвать крыло)

Взрослый

(изображая голос бабочки): Ты очень сильный великан, ты сильнее меня, зато я умею летать.

Ребенок

: Я тоже умею летать

Взрослый

(бабочка): Давай вместе полетаем – я полечу быстрее тебя

Ребенок

: Я тебя легко догоню

Взрослый

: Давай проверим – выпусти меня и посмотрим, кто быстрее долетит до того цветка.

Ребенок выпускает бабочку и оба порхают…

Занырнув в магическое поле игры, вы заново обнаружите, что мир вокруг вас живой. Черника в овсянке – это колобки, который зарываются в кашу и кричат «не ешь меня, не ешь меня», а ребенок смеется, ловит их ложкой и съедает. Дождик грозит намочить ребенка, а он очень довольный прячется под зонтик; солнышко жалуется на облака, которые не дают ему посмотреть на ребенка, и ребенок ругается на облака, чтобы они отодвинулись; вечером Солнце ложится спать, одевает красную пижаму и еще долго ворочается, пуская в небо красные лучики, а ребенок уговаривает его натянуть одеяло, чтобы стало темно. Осенью начинаются длинные беседы с Дедом Морозом, который выходит из своего ледяного домика, дует снегом на Москву, кормит оленей, готовит сани, а ребенок расспрашивает, какие подарки Дед Мороз сделал за лето, и успел ли Дед Мороз посмотреть мультики, чтобы изготовить мульт-героев, и где он будет жить в Москве, и как ему писать записки, и сколько подарков можно попросить. Роли все время меняются, и за Деда Мороза говорите то вы, то ребенок, и оказывается, что разговаривает каждый маленький предмет этого мира: и подушка, и одеяло, и ботинок, и шнурок, и каждая ложка, которая заплывает в рот, а еще мир в соответствии с технологией «дополненной реальности» населен живыми существами, невидимыми взрослыми глазами и Карлсон лишь один из них. Поднявшись до сознания ребенка (не спустившись, а поднявшись), вы оказываетесь в волшебной стране и постепенно научаетесь вместе с ребенком управлять ей и то, что можно заодно управлять и ребенком – это лишь малая толика вашей новой реальности.

Наверняка, у вас возникло немало вопросов - давайте обсудим их на рефлексивном «взрослом» уровне:

?: А стоит ли поощрять магическое мышление? Может быть, лучше объяснить, что Деда Мороза не существует, а камни не умеют разговаривать? А то вдруг ребенок слишком долго останется инфантильным и будет верить в сказки?

- Не бойтесь, со всеми своими детьми я с наслаждением уходил в мир одушевленной природы и ни один ребенок не задержался в нем дольше, чем следует

?: А что этот мир дает ребенку?

- Прежде всего он дает ему чувство неслучайности происходящего – одушевленный мир (в отличие от неодушевленного) является миром целесообразным и осмысленным. Солнце согревает ребенка не по случайному стечению обстоятельств, а потому что ребенок попросил, а солнце пошло навстречу; тепло солнечных лучей становится проявлением доброй интенции солнца и всего мира по отношению к ребенку. Возьмем еще один пример: разговор ребенка с огнем; огонь (костер) может и согреть, и обжечь – одушевляя огонь, ребенок понимает, что с огнем нужно наладить правильные отношения: кормить, не дразнить – и тогда огонь будет слушаться. Мир, не имеющий души, остается холодным, равнодушным и случайным – а значит с ним нельзя договориться и приходится только ждать, как сложится случайное сочетание мертвых сил. С живым одушевленным миром можно договариваться и строить отношения. И когда ребенок повзрослеет, глубинное чувство «договороспособности» (а не случайности) мира сохранится и станет фундаментом, на котором построена активная и доброжелательная жизненная позиция.

?: А что может привнести в этот мир взрослый? Волшебный мир ребенка существует вне зависимости от того, поддерживает ли его взрослый – так нужен ли тут взрослый?

- Роль взрослого очень высока. Он, озвучивая мир, становясь его голосом, может сделать его добрее и тем самым сформировать у ребенка позитивные ожидания. Кроме того, взрослый подсказывает слова ребенку и тем самым он может научить ребенка договариваться с миром – и задать базовую ценность конструктивности

?: А как взрослому войти в волшебный мир ребенка?

- Это несложно – каждый из нас помнит ощущение одушевленной природы, и, если не будет сопротивляться, легко погрузится в него – и услышит, как разговаривают между собой травинки …

?: А что эта игра дает взрослому?

- Думаю, что взрослому это дает очень много – намного больше, чем ребенку. Не говоря уже о таких очевидных вещах как возвращение эмоциональной живости и креативности, воспоминания о волшебном мире помогает взрослому восстановить (обновить) то, что можно назвать базовым мета-религиозным чувством: существование смысла и добра, разлитым в природе.