Все записи
14:02  /  2.04.16

1631просмотр

Дело № 29 «Заколдун» (об истории России)

+T -
Поделиться:

По мотивам повести братьев Стругацких «Сказка о Тройке».

Заколдун

Историки пытающиеся писать Русскую историю обычно оказываются в очень незавидном положении.

 «У дела двадцать девятого фамилии, имени и отчества, как и следовало ожидать, не оказалось. Оказалось только условное наименование – «Заколдун». Год рождения его терялся в глубине веков, место рождения определялось координатами с точностью до минуты дуги. По национальности Заколдун был русский, образования не имел, иностранных языков не ведал, профессия у него была – холм, а место работы в настоящее время опять же определялось упомянутыми координатами. За границей Заколдун сроду не бывал, ближайшим родственником его являлась мать сыра земля, адрес постоянного места жительства определялся все теми же координатами и с той же точностью. Что же касается краткой сущности необъяснимого, то Выбегалло, не мудрствуя лукаво, выразил её предельно кратко: «Во-первых, не проехать, во-вторых, не пройти».»

 

В деле описания истории России сделано очень много начиная с отцов основателей таких, как Карамзин, Соловьёв, Ключевский и заканчивая менее именитыми тружениками от лица науки. Общая хронология исторических событий уже давно определена и является непогрешимой основой всего научного знания по Русской истории.

Правление императоров, войны, реформы, всё это достаточно хорошо описано и выстроено в соответствии с требованиями теории исторического познания, его принципов и методов. В наши дни, историческая наука достигла пика своего развития, перейдя к математическому моделированию исторических процессов.

 

«Это был холм. С одной стороны он порос лесом. Вероятно, здесь кругом стоял некогда сплошной лес, вплоть до самой Тьмускорпиони. Но его свели, и осталось только то, что было на холме. На самой вершине виднелась почерневшая избушка, по склону перед нами бродили две коровы с теленком под охраной большой понурой собаки. Возле крыльца копались в земле куры, а на крыше стояла коза…

Комендант попытался объяснить им, что подъехать к холму ближе невозможно, но объяснения его были встречены таким ледяным изумлением Лавра Федотовича, заразившегося мыслью о целебных свойствах парного молока, такими стенаниями Фарфуркиса: «Сметана! С погреба!», что он не стал спорить. Честно говоря, я его тоже не совсем понял, но мне стало любопытно».

 

В то же самое время, когда происходили отмеченные историками события, на просторах Восточно-Европейской равнины от берегов Белого моря до берегов Черного моря, некогда носившего название Русское море, проживал русский народ. За тысячелетия своего существования, этот народ сохранил в своей среде до самого Новейшего времени знания, культуру, язык, традиции, которые во многом возникли еще во времена индоевропейской общности, еще до времен вторжения ариев в Индию. Отдельные очаги этой культуры  сохранились на территории России до наших дней.

 

«Когда спидометр показал, что пройдено пятнадцать километров, Хлебовводов спохватился.

 — Что же это получается? — сказал он. — Едем, едем, а холм где стоял, там и стоит. Поднажмите, товарищ водитель, что же это ты, браток?

 — Не доехать нам до холма, — кротко сказал комендант. — Он же заколдованный, не доехать до него и не дойти… Только бензин весь даром сожжем.

 После этого все замолчали, и на спидометр намоталось еще семь километров. Холм по-прежнему не приблизился ни на шаг. Коровы, привлеченные шумом мотора, сначала некоторое время глядели в нашу сторону, затем потеряли к нам интерес и снова уткнулись в траву».

 

Странный разрыв, возникший в России, вероятно в 1700-м году, в правление Петра I, между правящей верхушкой и остальной частью России привел к тому, что для большинства современных этнических русских, это касается в первую очередь городского населения, традиционная русская культура представляется чем-то вроде того, что можно увидеть на современных гуляниях посвященных масленице. Какие-то скоморохи с чайниками на голове, бабы с накрашенными красным цветом щеками, шашлыки и водка рекой.

 

«…Недоразумение было полностью устранено, поражения Хлебовводова оказались довольно поверхностными, и Лавр Федотович, только теперь осознав, что парного молока нет, не будет и быть не может, внес предложение не тратить бензин, принадлежащий народу, а приступить к своим прямым обязанностям…

Комендант сиял. Дело уверенно шло на рационализацию. Хлебовводов был доволен анкетой. Фарфуркис восхищался очевидной необъясненностью, ничем не угрожающей народу, и Лавр Федотович, по-видимому, тоже не возражал. Во всяком случае, он доверительно сообщил нам, что народу нужны холмы, а также равнины, овраги, буераки, эльбрусы и казбеки.»

 

Отрыв от действительности не мог не затронуть и историческую науку. В результате возникла странная история народа, придуманного в недрах университетов людьми, которые никогда не были его частью и имеющих весьма смутное, а зачастую и предвзятое представление о его жизни и быте, основах уклада, мировоззрении, не говоря уже об истории. Правда такой подход соответствует ставшими когда-то новомодными западным тенденциям и позволяет ощущать себя «цивилизованными» европейцами.

 

«Но тут дверь избушки растворилась, и на крыльцо выбрался, опираясь на палочку, старый человек в валенках и в длинной подпоясанной рубахе до колен. Он потоптался на пороге, посмотрел из-под руки на солнце, махнул клюкой на козу, чтобы слезла с крыши, и уселся на ступеньку…

Лесник Феофил вдруг поднял голову и, прикрываясь от солнца ладонью, посмотрел в нашу сторону. Затем он встал, отбросил клюку и начал неторопливо спускаться с холма, оскальзываясь в высокой траве. Белая грязная коза следовала за ним, как собачонка. Феофил подошел к нам, сел, задумчиво подпер костлявой коричневой рукой подбородок, а коза села рядом и уставилась на нас желтыми бесовскими глазами.

— Люди как люди, — сказал Феофил. — Удивительно…

Коза обвела нас взглядом и выбрала Хлебовводова.

— Это вот Хлебовводов, — сказала она. — Рудольф Архипович. Родился в девятьсот десятом, в Хохломе, имя родители почерпнули из великосветского романа, по образованию — школьник седьмого класса, происхождения родителей стыдится, иностранных языков изучал много, но не знает ни одного…

 

- Расскажите что-нибудь, - попросил Хлебовводова Феофил.

- Ошибки были, - быстро сказал Хлебовводов. – Люди не ангелы. И на старуху бывает проруха. Конь о четырех ногах и то спотыкается. Кто не ошибается, тот не ест… то есть не работает…

- Понял, понял, – сказал Феофил. – Будете еще ошибаться?

- Ни-ког-да! – твердо сказал Хлебовводов.

- Благодарю вас, - сказал Феофил. Он посмотрел на Фарфуркиса. – А этот приятный мужчина?

- Это Фарфуркис, - сказала коза…

 

- Действительно, что такое ложь? – сказал Фарфуркис. – ложь – это отрицание или искажение факта. Но что есть факт? Можно ли вообще в условиях нашей невероятно усложнившейся действительности говорить о факте?..

- Тонко, - сказал Феофил. – Очень тонко. Конечно, после Фарфуркиса останется эта его философия факта?

- Нет, - сказала коза, усмехаясь. – То есть философия останется, но Фарфуркис тут ни при чем. Это не он её придумал. Он вообще ничего не придумал, кроме своей диссертации, так что останется от него только эта диссертация, как образец работ такого рода».

 

Разрыв между наукой и действительностью достиг в наше время такого размаха, что для современного исследователя попытка окунуться в мир этнографии сопоставима с общением с пришельцами с другой планеты. Знания об устройстве мира и человека в современном обществе достигли, вероятно, самой нижней точки падения, которая когда-либо достигалась человечеством. Примитивность и нелепость естественнонаучных взглядов достигла такого уровня, что для большинства делает просто невозможным постигнуть хотя бы часть действительного мира и узнать больше, чем  написано в современных учебниках.

Так и история, как наука вынуждена опираться на странные наукообразные исследования в области этногенеза, опирающиеся на последние исследования в области биологии…

 

«— Грррм, — произнес Лавр Федотович. — Другие предложения есть? Вопросы к докладчику есть? Выражая общее мнение, предлагаю дело номер двадцать девять рационализировать в качестве необъясненного явления, представляющего интерес для Министерства пищевой промышленности и Министерства финансов. В целях первичной утилизации предлагаю дело номер двадцать девять под наименованием «Заколдун» передать в прокуратуру Тьмускорпионского района.

 Я посмотрел на вершину холма. Лесник Феофил, тяжело опираясь на клюку, стоял на своем крылечке и из-под ладони озирал окрестности, коза бродила по огороду…»

 «И невидим будет Большой Китеж вплоть до пришествия Христова, что и в прежние времена бывало, как свидетельствуют жития святых отцов, патерик Монасийский, и патерик Скитский, и патерик Азбучный, и патерик Иерусалимский, и патерик Святой Горы, а эти святые книги, в которых писаны жития святых отцов, согласны в том, что сокровенная обитель не едина, но есть много монастырей, и в тех монастырях многое множество святых отцов, точно звезд небесных, просиявших житием своим.» (Легенда о граде Китеж).

Русь