Все записи
09:41  /  15.07.15

3648просмотров

Отдельная реальность.

+T -
Поделиться:

или научная ловушка для разума, как средство избавления от боязни темноты.

              В 1977 году, в журнале «Вопросы философии», вышла статья «Проблема объективного метода в психологии». Её авторами были доктор психологических наук Владимир Петрович Зинченко и доктор философских наук Мераб Константинович Мамардашвили.  Доподлинно неизвестно, насколько широкое обсуждение получила эта статья в Советском Союзе, но вопросы, затронутые в ней, не потеряли свою актуальность и в наши дни.

                 Мы все уже привыкли к тому, что долгие годы, навязанная нам научная доктрина, утверждает - человек есть плод эволюционного развития из простейших одноклеточных организмов, возникших случайным образом, самопроизвольно, путем спонтанных химических изменений и превращений из молекул неорганических веществ. Как замечательно пишут в некоторых источниках, в силу развертывания процессов самоорганизации, свойственных всем относительно сложным системам.

                 И всё же, иногда, ветер вдруг доносит до нас через океан неизвестного странные лепестки с необозримых материков непознанного. Поклонники Стругацких, я думаю, без труда узнают эти строки.

                 В статье, с упоминания которой я начал, авторы преступили к рассуждению с того, что многочисленные междисциплинарные связи психологии, породившие бесчисленные попытки упрощенного взгляда на психику, такие как нейрофизиологическая, логико-педагогическая, информационно-кибернетическая, социокультурная и пр., являются лишь свидетельством реальности душевной жизни. Хотя в действительности, любые попытки свести её к упрощенной реальности больше напоминают попытку "искать не там, где потеряли, а там, где светлее".

                В самом деле, как далее пишут авторы, первая сложность изучения психических процессов связана с тем шокирующим свойством психического, что оно трансформирует время, сжимая его или растягивая и даже заставляя "течь вспять". Поэтому ученые, как следует из слов авторов, предпочитают временную протяженность психического оставить искусству, которое, впрочем, неплохо справляется с нею и умеет не только "остановить мгновение", но и показать в нем настоящее, прошлое и будущее.

                   Основная трудность относится к возможной пространственности психических процессов и их продуктов. Ведь в случае искусства ясно, что стоит нам мысленно лишить, например, изобразительные его жанры пространства, как мы тем самым уничтожим его. Но почему же мы с легкостью необыкновенной проделываем подобную варварскую процедуру с психической реальностью? Нам напомнят, что о пространственности психического в соответствии с декартовым противопоставлением души и тела говорить вовсе не принято. Итак, мы получаем следующую картину. Психическое обладает предметно-смысловой реальностью, которая, существуя во времени (да и то передаваемом в компетенцию искусства), не существует в пространстве. Отсюда обычно и возникает банальная идея поместить эту странную реальность, то есть психическое, в пространстве мозга, как прежде помещали его в пространство сердца, печени и т.п. Ведь обыденному сознанию легче приписать нейрональным механизмам мозга свойства предметности, искать в них информационно-содержательные отношения и объявить предметом психологии мозг, чем признать реальность субъективного, психического и тем более признать за ним пространственно-временные характеристики.

                 Действительно, наука накопила огромный инструментарий для исследования мозга, такой как магнитоэнцефалография, функциональная магниторезонансная томография, позитронно-эмиссионная томография и прочее, прочее, прочее. Конгресс США объявил девяностые годы декадой изучения человеческого мозга. По последним данным, Европа тратит на изучение мозга 10 миллиардов долларов в год. Цифра фантастическая. Скажем, знаменитый, Большой адронный коллайдер обошелся "всего" в 8 миллиардов. Исследования мозга в России всегда были одним из самых приоритетных научных направлений. И сегодня работы ведутся широким фронтом. Об этом говорит, например, число институтов, занимающихся изучением мозга. Это, в частности, Институт мозга человека РАН, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, Институт биохимической физики РАН, Институт эволюционной физиологии и биохимии РАН, Институт биологии развития РАН, Институт биоорганической химии РАН, Институт биохимии РАН, Институт нормальной физиологии РАМН, РНЦ "Курчатовский институт", Институт нейрохирургии им. Бурденко РАМН, Институт общей генетики РАН, Вычислительный центр РАН.

                И что же? Масштаб вложений в исследования колоссален, количество задействованных человеческих и материальных ресурсов соизмерим, пожалуй, с исследованиями космоса. Но вот читаем в одном издании: «Несмотря на значительный прогресс в изучении головного мозга в последние годы, многое в его работе до сих пор остаётся загадкой. Функционирование отдельных клеток достаточно хорошо объяснено, однако понимание того, как в результате взаимодействия тысяч и миллионов нейронов мозг функционирует как целое, доступно лишь в очень упрощённом виде и требует дальнейших глубоких исследований».

                "Искать не там, где потеряли, а там, где светлее", пожалуй, можно сделать девизом современной науки.

Но так обычно происходит до тех пор, пока…

                 Наталья Петровна Бехтерева, по материалам британской энциклопедии "Кто есть кто в XXI веке", человек XX века, заложивший будущее науки о мозге, создатель Института мозга человека РАН.

                В конце 80-х годов она оказалась в Болгарии на "приеме" у Ванги. Как рассказывает сама, Н.П. Бехтрева, она сама просила устроить эту встречу: хотела как человек, который всю жизнь занимается проблемами живого мозга человека, своими глазами увидеть, что это за явление.  Существует или нет человек, общающийся с умершими?

                А дальше… «Ванга беседовала с моей умершей матерью, упоминая факты, известные только нам двоим. Она начала свой разговор с того, что я только что пережила три смерти. Это тоже было правдой: за два года я похоронила трех близких мне людей. А потом она показала мне трясущиеся руки: "Вот мать твоя стоит, у нее с руками вот такой паралич. (Ванга говорила на странной смеси болгарского и македонского, поэтому не могла правильно назвать болезнь.) Твоя мать стоит в дверях и повторяет: 'Это все болезнь, это все болезнь'..."».

                После первой встречи академик Н. П. Бехтерева еще много раз наведывалась к Ванге в Петрич.     И однажды, когда Наталья Петровна (уже вдова) в очередной раз приехала к ясновидящей, Ванга тактично обмолвилась:

    —... Знаю, Наташа, что много страдала... Много переживала... И боль на сердце и в душе еще не утихла... А хочешь ли увидеть своего умершего мужа?..

                Из записей Н.П. Бехтеревой: «Со всем дальнейшим странным и необычным мы встретились вместе с Раисой Вольской. Если бы я продолжала встречаться со странностями одна, я бы подумала, да нет — была бы уверена, что все это — мираж больного воображения…». (Наука и религия. 1992. № 3.)

 

Гипноз. Гипноз с человеком позволяет проделывать странные вещи. Кто не видел опыта, когда человеку внушали, что перед ним стоит стена и он, несчастный, будто бы натыкаясь в пространстве на невидимую стеклянную стену, пытается  нащупать проход сквозь неё. Поставив себя на место этого человека, как вы смогли бы узнать, что эта стенка существует только в вашем сознании?

А сколько этих «стенок» в действительности ограничивают нашу жизнь и мир доступный нам для изучения?

 Осознав, что субъективное реально, тем более приняв, что у сознания есть пространственно-временные характеристики, поставить такую стенку в сознании человека,  является задачкой, не сложнее чем возвести стену из кирпича, а может даже проще. Тем более, что каждый из нас способен выстраивать вокруг себя целые крепостные стены, отгораживаясь от реальности.

 Наука строит каждый день стену, отгораживающую нас от действительности.

Но что ищут в мозге исследователи от науки? Они хотят найти в нём доказательства того, что мир прост и зародился путем случайных химических реакций? Или это просто страх перед неведомым, и осознанием того, насколько мы мало знаем о действительном устройстве мироздания, толкает их на поиск «там, где не страшно»?

 Но ветер все-таки приносит нам из-за стены лепестки непознанного.

Комментировать Всего 8 комментариев

Большинство нейрофизиологов обходят молчанием статью Лэшли 1950-го года, посвященную энграмме. Но если только находится честный нейрофизиолог или нейропсихолог и хоть как-то рискует комментировать вопрос о том, где хранятся отпечатки и что является носителем памяти, как начинается критика теории локализации мозга, и непроизвольно выскакивает признание: если кусок мозга, где хранится определенная память, уничтожается, то память исчезает вместе с ним...

Но через некоторое время восстанавливается!

Как это возможно, если она действитльно находилась в уничтоженном куске вещества?

Эту реплику поддерживают: Леонид Просветов

Самое для меня непонятное, что именно исследователи мозга надеются в нем найти?

Одна из последних теорий, пытающихся дать объяснение принципу работы мозга – это принцип голограммы. Получается, что в мозге надо искать лазерную установку, которая создает голограммы?

Мне кажется именно здесь и играет наше сознание с учеными свою шутку, они пытаются объяснить сложнейшее явление, через очевидности, которые встречают в повседневной жизни. По-моему это называется  редукционизм.

Ничего удивительного

Хотя ничего удивительного в этом нет.

В интернете, читаю статью проф. МГУ В.В. Шульговского под названием «Зачем нужно знать физиологию головного мозга психологу»: 

«Перелом в понимании функций головного мозга наступил в XVIII столетии, когда стали изготавливать очень сложные часовые механизмы. Например, музыкальные шкатулки исполняли музыку, куклы танцевали, играли на музыкальных инструментах. Все это приводило ученых к мысли, что наш головной мозг чем-то очень похож на такой механизм».

Перелом?!!

Очевидно нарушение точности рассуждения, в сущности, очень показательное, поскольку ставит все с ног на голову: изготовленные людьми вещи оказываются не похожими на то, что их создавало, а мозг или разум видится похожим на механизм.

Очевидно, и Творец должен быть похож на человека или лошадь, как писал еще Геродот. Если бы лошади могли думать, боги были бы похожи на людей...

Глупость очевидная, но, столь же очевидно, выгодная, раз ее так поддерживают...

Эту реплику поддерживают: Леонид Просветов

Леонид!

Ряд вопросов, которые Вы задаете в своей статье, уже нашли ответы в материале  А.Шевцова ГОВОРИТЕ, СОЗНАНИЕ?

Там же он цитирует статью Зинченко и Мамардашкили. В частности про пространственность сознания.

Сам А.Шевцов, как я понимаю, уехал на каникулы, "за грибами", и не известно, сможет ли выходить на связь из леса. За то можно в той статье прочитать отрывки матерала Зинченко и Мамардашвили и посмотреть видео-ответы А.Шевцова.

Тело подчиняется мне, моим мыслям, моим желаниям

Один из известных российских нейрофизиологов, член-корреспондент РАН и РАМН Константин Анохин, в своём интервью «Российской газете» рассказал:

«…В 60-х годах появилась гипотеза, которую нейрофизиологи условно назвали "нейроном бабушки" В мозге … есть специализированные клетки, которые избирательно активируются, когда вы видите свою бабушку, и позволяют вам узнать ее. Другие клетки становятся активными - когда вы узнаете какого-то другого знакомого человека и так далее. Идея проверялась много раз. Скажем, испытуемому показывали множество фото и регистрировали активность всего одного, случайно выбранного нейрона. На большинство изображений этот нейрон никак не реагировал, но вдруг "включался" на актрису Холли Берри. Причем откликался даже на ее карикатуру, на фото, где ее лицо вообще закрыто маской, только костюм ее киноперсонажа. Более того, нейрон активируется, если на экране просто написано "Холли Берри". Потом ученые переключились на соседнюю нервную клетку у этого же человека. Она реагировала только на мать Терезу...».

В действительности ничего удивительного в этом нет, примерно так и должно быть. Наша нервная система просто обязана откликаться на наши мысли и передавать управление на тело. Почему исследователям не пришла в голову мысль сделать наоборот,  активировать данный нейрон и проверить подумает ли после этого человек о Холли Берри? Скорее всего он бы подумал, что болит голова.

Мне нужно сдать норматив по бегу и я заставляю своё тело бежать. Это тело подчиняется мне, моим мыслям, моим желаниям, а не наоборот.  

Нам всем знакомо выражение «меня тело плохо слушается» и мы все понимаем, что это значит.

При желании я могу его кормить или не кормить. Тело оно моё, но оно не я.

Леонид, может быть какие-то ответы даст современная физика... Я знаю, что есть исследования торсионных полей и много чего другого... Во всякои случае есть понимание полевой структуры многих явлений. К сожалению, я в этом совсем мало понимаю...!