Диоген

Немного о разуме.

 Homo sapiens, человек разумный – человечество уже двести лет называет себя так. Но отдаем ли мы себе отчет, что значит быть разумным? Возможно ли, для человека быть неразумным?

 Мы привычно делаем повседневные дела, куда-то ходим, кому-то звоним, едим, спим, кто-то молится, воспитываем детей. Но редко кто задумывается, что даже за самым простейшим действием человека скрывается работа его разума.

Например, нам нужно взять ручку со стола, для нас это действие совершается легко, просто и, можно сказать, незаметно. Взяли и взяли. Однако было время, когда мы, будучи младенцами, с трудом не попадали себе ручкой в глаз, попади она нам в руки.

 Чтобы совершить такое простое действие наш разум должен совершенно точно учесть сложнейшие физические параметры этого мира: притяжение земли, сопротивление воздуха, силу трения, оценить вес ручки, оценить нашу силу, силу каждого пальца, соотнести наши возможности с поставленной задачей, выстроить 3D модель траектории движения руки и только потом мы можем совершить это действие. В глубинах нашего разума хранятся совершенно точные знания о веществе и материи, плотности этого мира, пространстве и времени, только на основании их, наш разум может выстроить точный образ действий.

 Стоит закрасться малейшей ошибке в эти сложнейшие расчеты и мы, как какой-нибудь разладившийся механизм, царапали бы стол рядом с ручкой и не могли бы её схватить.

 Когда-то, в далеком детстве, мы проделали сложнейший путь изучения физических параметров этого мира, что позволило нам не только с успехом использовать предметы, но даже  перемещаться в пространстве, ходить, читать и писать. Сейчас, нам нет нужды, каждый раз заново просчитывать эти сложнейшие действия, способы их выполнения хранятся в нашей памяти и разуму гораздо проще брать уже готовые ответы, чем решать задачу заново. И мы даже не задумываемся о том, как научились тому, что можем.

 По привычке, мы точно также не задумываемся, насколько успешно разум выстраивает наши действия или ход мыслей, когда мы пытаемся решать сложнейшие задачи этого мира связанные с бизнесом или научной деятельностью.

Иногда бывает, что мы опаздываем, потому что неверно учли расстояние, маршрут, пробки, погоду, мы можем запланировать встречу, а она не состоится, потому что мы не учли планов другого человека.

 Легко и привычно, в случае неудач, мы корим судьбу.

 Хотя возможно, это всего лишь неверно поставленные условия задачи для нашего разума. Мы можем не учесть какие-либо факторы, а можем наоборот придумать себе столько сложностей, что иногда отказываемся от дела, даже не приступив к нему.

 Когда мы ведем какое-либо рассуждение, то обычно не задумываемся о том, какие условия определяют рамки и путь нашего рассуждения. Люди привычно начинают «думать» из состояния здесь и сейчас, не учитывая и не анализируя того, какие условия выстроены нашим разумом, чтобы провести нашу мысль к задуманной цели.

 Например, мы никогда не задумываемся о том, мужчины мы или женщины, мы всегда уже знаем это, когда начинаем просчитывать свои действия. Но это «знание» всегда определяет рамки решения задачи, когда мы, например, продумываем свой путь, куда нам надо зайти и с кем и как поговорить. В простой задаче подняться по лестнице, мужчина действует сразу, а женщине надо учесть в юбке она или в брюках и, исходя из этого, её разум выстроит способ решения задачи.

 Чувство собственной важности.

 Знание самих себя играет с современным человеком злую шутку, стоит перестать быть внимательным к своему разуму и тебя начинает переполнять чувство собственной важности.

Решая любые задачи, думая о любом предмете мы всегда сначала представляем себя. Любые возможные ситуации рассматриваем относительно себя и нашего отношения к ним. Это создает нездоровую иллюзию, что весь мир крутится вокруг нас.

Сегодня, чувство собственной важности уже получило определенное распространение в психологической литературе. Оно описывается как чувство превосходства над кем-либо или чем-либо, значимости самого себя и своих поступков.

Как только чувство собственной важности захватило вас, чужие мнения сразу перестают интересовать, увлеченность своими собственными мыслями становятся основой бытия. Человек погружается в сон самолюбования, закрываясь от любой информации, способной его разрушить.

 «Прогресс».

 Прогресс – направление развития от низшего к высшему, поступательное движение вперед, к лучшему (Википедия). В наши дни это понятие стало основополагающим в нашей цивилизации, люди видят себя и мир, который ими создан, как вершину всего своего предыдущего пути.

 Гипотеза происхождения видов живых существ, принятая за главную научную парадигму, эволюция, опирается на ту же самую идею прогресса от низших видов к высшим. Происхождение человека объясняется сегодня, как путь развития от обезьяны до современного вида.

 Идея прогресса настолько захватила умы человечества, что даже гипотезы развития вселенной создаются как модели её расширения от простого к сложному.

 Сама идея прогресса зародилась относительно недавно, она была сформулирована в эпоху просвещения, когда подошла к концу эпоха великих географических открытий, весь мир был поделен на колонии, а древние цивилизации стерты с лица земли.

 Как написал Вольтер (1694-1778): «Как хороши берега Южного моря, и как мерзостны его обитатели! Это просто звери. Чем больше природа делает для нас, тем меньше мы делаем для нее. Здешние племена ничего не умеют. Когда глядишь на них, так и напрашивается вопрос – кто от кого произошел: они от обезьяны или обезьяны от них? Наши мудрецы учат, что человек – подобие божие! Хорошенькое, однако, подобие Предвечного: нос приплюснут, ума вовсе или почти никакого! Конечно, наступит пора, когда эти животные научатся возделывать землю, украсят ее зданиями и садами, постигнут движения светил, но на это нужно время» - см. Википедию https://ru.wikipedia.org/wiki/Расовая_теория.

 Для современного человека, живущего в век научно-технического прогресса и каждый день наблюдающего, как меняются технологии, создаются все новые и новые модели автомобилей, гаджетов, мода приходит и уходит, идея прогресса кажется совершенно очевидной. Действительно, если говорить о технических устройствах и технологиях, то так оно и есть. Но так ли уж изменился человек, за последние 1 000, 2 000 или 10 000 лет? А если изменился то, что в нем изменилось – способность думать?

 Мы и в наши дни с удовольствием читаем произведения античных поэтов. Платон (427 – 347 гг. до н.э.), Аристотель (384 – 322 гг. до н.э.), Архимед (287 – 212 гг. до н.э.) и многие другие, стоят у истоков практически всех современных наук. Запас понятий созданный в математике, геометрии, философии, логики, социологии и даже в физике, в античные времена, является основой науки и в наши дни.

Математика, получившая своё развитие в Европе в эпоху просвещения, по сути, заново переоткрывала то, что было известно в Индии и Китае за тысячелетия до этого.

 Не так давно мне довелось побывать в Луксоре, древней столице Египта, ранее носившей название Фивы. Я видел храм Амона-Ра, построенный в начале второго тысячелетия до нашей эры. Точнее то, что от него осталось за 4 000 лет истории и после того, как цивилизованные европейцы вывезли оттуда всё, что смогли. По своей монументальности, даже сейчас эта постройка сопоставима с Казанским собором в Санкт-Петербурге или с Собором Святого Петра в Ватикане.

 Построен он был в эпоху, когда человечество не знало железа и цементного раствора, за счет совершенно других технологий и знаний. Но западная наука, чтобы соответствовать теории прогресса, предложила гипотезу о том, как фараоны обуреваемые жаждой славы сгоняли тысячи рабов и те своим трудом возводили столь величественные постройки.

 Можно привести еще много примеров сохранившихся остатков цивилизаций древнего мира, стыдливо замалчиваемых современной наукой.

 Признать мудрость другого, оказывается страшной проблемой, гораздо проще выдвигать абсурдные теории, что рабы сотни километров по пустыне и по воде переплавляли тысячетонные колонны, статуи, решая задачу, практически невыполнимую и в наши дни, а фараонов объявить властолюбцами и деспотами, заставившими делать такое.

 Чувство собственной важности затмевает разум и перекрывает возможность разумного рассуждения. Быть венцом природы, вершиной человеческой расы оказывается настолько притягательным, что даже подлинные исследователи попадают под очарование этих идей.

 С видом мудреца рассматривая череп, какого-нибудь древнего человека легко и приятно ощущать себя на троне эволюции, предавшись чувству собственной важности. При этом разум тщательно уберегает наше рассуждение от того, что череп может дать только представление о внешности его обладателя, но выяснить мудрец или глупец был его обладатель – невозможно. Какие знания в себе он нес, что знал неведомо для нас. Поэтому представим, что был он глуп, а мы венец, поспорить все равно никто не сможет.

 В одном из этнографических сборников мне попалось интересное рассуждение. Разговор помаков, записанный И. Гологановым, приведенный в книге И. Богданова «Веркович и «Веда словена», - Болгария, София, 1992. Разговор с Хасаном из села Корава:

«- Тем песням, которые ты мне рассказал, от кого научился?

- Научился я им от друга, который был песнопевцем, известным повсюду в наших селах. Тот знал и много других песен, но не мог сразу им научить. Знал он одну песню, которая если её спеть, будет длиться три дня и три ночи. Мне очень хотелось её выучить, но я не смог, уж очень она была большая. Мне было так стыдно, потому что не смог её запомнить… Но что делать, раз Господь не дал столько ума, сколько дал другу. Много раз он мне её пел, чтоб я её выучил… А после, как увидел, что я никак не могу её запомнить, он заплакал и сказал: «Ах! Пока я жив еще, славятся наши деды этой песней, которую пели наши цари. А как умру я, со мной вместе пропадет и песня, которая осталась и сохранилась у нас…» Вот ты удивляешься, барин, и другие многие удивлялись, как и ты! …И вот как ты пишешь в книгу, тогда и я записывал в уме то, что слушал…»

          Главным критерием цивилизованности народов, в европейской традиции принято считать развитие письменности и лишь по наличию письменных памятников или других следов культуры делается вывод о том, что цивилизация была развитой. Но если отбросить чувство собственной важности, на историю можно взглянуть и иначе. Мы утратили способность управлять собственным разумом, наш разумом не способен удержать в памяти какой – то значительный объём информации и именно поэтому у нас появилась письменность и компьютеры. Мы отказали самим себе в развитии собственного разума.

 Как пишет в наши дни Википедия: «Социальный прогресс — глобальный, всемирно-исторический процесс восхождения человеческих обществ от примитивных состояний (дикости) к вершинам цивилизованного состояния, основанного на высших научно-технических, политико-правовых, нравственно-этических достижениях».

 Льюис Морган, в книге «Древнее общество» (1877 г.), определил «дикость» (англ. Savagery), как низшую ступень развития человеческого общества, которая предшествует «варварству». Морган полагал, что любое человеческое общество проходит через три ступени развития: дикость, варварство и цивилизация, однако по тем или иным причинам разные народы проходят эту ступени в разное время (Википедия). Не могу не согласиться,  действительно в разное время.

 Немного о мудрости.

 Не став хозяином собственному разуму, человек обречен, жить в плену своих иллюзий. В таком состоянии, познание мира превращается в познание собственных мыслей или даже чужих мыслей и идей. А действительность, действительность не имеет никакого отношения к нашим мыслям, современные люди её даже еще не начинали познавать.

 Стоит избавиться от чувства собственной важности и действительность открывается новыми гранями, позволяя видеть мир шире и глубже. Тогда, можно будет искать настоящие ответы.

Грани действительного