Представьте себе ситуацию: в стране только-только состоялись выборы, завершившиеся триумфальным возвращением партии во власть. Но проблемы не решились: внешнеторговый дефицит растет, страна скатилась на 22-е место в рейтинге ООН по объему привлеченных инвестиций, и впервые за 27 лет здесь зафиксирован отток капитала; национальная валюта дешевеет, а весь прошлый год инфляция стабильно составляла 9%; безработица превысила 10%, и молодежь не знает, куда податься. Что делать? Конечно, сыграть на имперских чувствах населения, ностальгирующего о некогда великой державе от океана до океана, развязать маленькую победоносную войну с грозным заморским соседу.

Турецкий президент Эрдоган так и поступил, сбив российский бомбардировщик на сирийской границе. Он ночами не спал, выжидая удобного случая, долго и скрупулезно готовил операцию, чтобы комар носа не подточил, и все вышло по регламенту и букве закона (как привыкла оправдываться и Россия): «Я говорил тебе – лучше не приходи? Говорил. Ну вот и не обижайся».

И что будет дальше? В преддверии саммита G20 Анкара анонсировала вторжение в Сирийский Курдистан под предлогом борьбы с ИГ (а джихадистов там, конечно, нет, потому что местная пешмерга довольно успешно раздает люлей и кебабов людям в черном). Еще чуть-чуть – и Сирийский Курдистан станет «нашим», то есть турецким (чем вам не Крым, только без моря?) Это очень плохая новость для курдов.

На этой неделе Анкара решила разыграть национальную карту и поддержать в сирийском конфликте туркоманов (этнических туркмен, язык которых входит в тюркскую группу. Чем вам не «русскоязычные донбасские ополченцы», которых нужно уберечь от «алавитских палачей» и «игиловских фашистов»?) Ждем начала сухопутной операции под воздушной эгидой турецких ВВС. 

Затем Анкара, конечно, предложит Москве обменяться разведданными и проводить операцию в Сирии вместе – но Путин руки Эрдогана не пожмет, покуда тот не извинится. 

И плевать, что на «Турецком потоке» поставили полумесяц; и плевать, что Россия почти наверняка закроет авиасообщение, рачительно озаботившись безопасностью туристов – улицы городов все равно наводнят сторонники президента, скандирующие: «Русские убийцы, вон из Сирии!», и местный ВЦИОМ насчитает Эрдогану рекордный рейтинг в 89,9%.

И что делать Путину в такой ситуации? Во-первых, набраться терпения и не отвечать на провокации. Во-вторых, уволить всех советников, убеждавших, что «Мы отутюжим ИГ за неделю! Терактов не будет!», «Асад – темная лошадка, а не хромой ишак, он еще выиграет дерби», «Да какая разница – сунниты или шииты?» и «Иран близок к тому, чтобы слиться – нужно срочно их подмаслить» (и выдать 5 млрд долл. в кредит).

России грех жаловаться на турецкую многоходовочку: Москва разыгрывала такие же, и не раз. Пропаганда включает довольно бедную палитру и работает топорно: методы одинаковы для всех стран. Мы больше всего ненавидим тех людей, в которых узнаем свои недостатки: Эрдоган и Путин едва ли не близнецы и могли бы стать отличными друзьями, но они политики - и отвечать придется рядовым гражданам.