Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:35  /  3.08.15

95363просмотра

Как бросить работу и начать жить. Часть 1 - Яхта.

+T -
Поделиться:

Несколько месяцев назад я случайно вышла замуж за своего парусного инструктора, с которым была знакома довольно поверхностно. Кроме взаимной симпатии нас объединил романтический порыв — презрев стабильность и предсказуемость городской жизни, отправиться в парусную кругосветку. Таких парочек мы видели много, ещё о десятках читали.

Вообще, последние четыре года я была редактором популярной городской интернет-газеты. Теперь я формально безработная, зато у меня есть собственная небольшая лодка. Мой план на ближайшие месяцы – добраться на ней из Греции до Гибралтара, оттуда на Канары, а дальше, в середине ноября, уйти через океан на Карибы. В следующую пару лет я едва ли появлюсь в Петербурге больше, чем на пару недель, и уж точно не вернусь в офис. Такая разновидность дауншифтинга доступна каждому, у кого есть, к примеру, доставшаяся от бабушки квартира. Не говоря уже о тех, кто зарабатывает больше ста тысяч в месяц и способен некоторое время не сливать все деньги в ближайшем баре. Учесть стоит только одно — после покупки и починки яхты денег хватит максимум на бутылку рома.

Итак, у нас было 70 тысяч евро, оставшихся после продажи огромной квартиры в центре и покупки крошечной студии на окраине, и приблизительное понимание того, яхта какого класса нам нужна. На покупку лодки мы могли потратить только две трети денег. Остальные нужны на доработки и приведение судна в порядок — это первое правило, о котором нам рассказал кругосветный путешественник и яхтенный консультант Джон Нил, живущий под парусом последние 30 лет. На наши деньги мы вполне могли позволить себе приличный и неплохо оборудованный bluewater cruiser (яхта, созданная для суровых океанских условий, устойчивая и безопасная) 80-х годов. В принципе, пересекать океан можно и на лодках попроще — таких, какие обычно арендуют на каникулы. Они стоят несравнимо меньше (нам хватило бы на Bavaria конца 2000-х), зато не такие надёжные. Но после круга Канары-Карибы-Бермуды-Азоры-Португалия, который мы пройдем в первый год, пережидая непогоду и проводя по несколько недель на полунеобитаемых островах, мы собираемся на север. Великобритания, Исландия, Гренландия, Шпицберген ¬— это страшно и сложно. Поэтому пусть лучше лодка постарее (Columbus edition, как называет ее наш смешливый австрийский электрик Дитер), но с большим килем и прочно закреплённым винтом.

Для поиска подержанных яхт существует несколько хороших сайтов — для нас самыми полезными оказались yachtworld.com и apolloduck.com. На них можно найти и частные, и брокерские объявления. Если среди частных лодок вы не увидите ту единственную, по поводу которой у вас нет сомнений (а это маловероятно в интернете), лучше сразу обращаться к брокерам — у них большие базы, а значит и больше опций в каждом конкретном месте. Кроме того, они будут возить вас на своей машине, подготовят все документы о покупке и будут до умопомрачения распечатывать и сканировать всё, о чём вы попросите. Заплатит за это продавец. Свой Westerly Corsair 36 мы увидели третьим — первые две лодки не подошли нам по разным причинам. У одной были трещины вокруг мачты, у другой, алюминиевой, не оказалось душа, а её профилактическая перекраска стоила бы нам 10 000 евро.

Как и положено настоящим русским, мы решили, что вернее всего будет заплатить за яхту наличными. Злую шутку с нами сыграли сразу несколько вещей: отсутствие опыта крупных заграничных приобретений, недоверие к российским банкам и генетически заложенное стремление всё своё возить с собой. Поэтому сумма, аккумулированная в купюрах различного достоинства, не слишком аккуратно забитых в пухлый портфель, перевозилась нами из страны в страну. Мы исправно декларировали кэш, пересекая границы, и доверительно рассказывали таможенникам о наших целях и задачах. В одном из аэропортов муж попросил меня последить за вещами, пока он сходит на стоянку такси. Вернувшись, он обнаружил, что я задумчиво прогуливаюсь по залу прилёта. При мне были все сумки, кроме той, где лежало «наше всё». Ни разу за нашу недолгую совместную жизнь он так на меня не смотрел. И никогда не бегал так быстро. Всё обошлось —портфель стоял один-одинёшенек на багажной тележке где-то напротив выхода из здания. Само собой, при покупке яхты наличные у нас не взяли – пришлось в десять заходов возвращать их обратно на банковский счет.

Две недели спустя мы оказались один на один с нашим идеальным новым жильём и средством передвижения одновременно – одиннадцатиметровым парусником, похожим на дачный домик на воде, который предстояло обжить и починить. И что еще труднее — научить своё тело существовать в ограниченном пространстве: не делать резких движений, убираться за собой сразу, пИсать в качку. Первый вызов нам бросили бывшие хозяева лодки — педантичные англичане. Как выяснилось, за 15 лет жизни на яхте они не выкинули вообще ничего. Собирательство носило клинический оттенок — трое суток потребовалось на то, чтобы систематизировать их накопления. Вещи лежали под полами, в кроватях, во всех полках и шкафах. Самой удачной находкой на этом фоне казалась ретро-открывашка для пивных бутылок, привинченная к входной лестнице первым владельцем — неким Эрнстом Кнобелем из Техаса.

После генеральной уборки целая каюта заполнилась деревяшками, проводами, банками с неясным содержимым, ржавыми деталями, назначение которых разгадать никак не удавалось. В ответ на мое недоумение хозяйка лодки Полин, закатив глаза, рассказала, что её муж уже много лет собирает сгнившие аноды, чтобы когда-нибудь сплавить из них новый стоимостью около 50-ти баксов.

Другим неожиданным провалом обернулся поиск страховой — с этого года ни одна крупная компания, специализирующаяся на яхтах, не работает с гражданами РФ (санкции в действии). После трёх десятков имейлов и звонков («Алло, Пантениус? Русских не страхуем»), мы совершили жест отчаяния — обратились в Росгосстрах, с которым совсем недавно судились из-за разбитого мотоцикла. Ещё одна бюрократическая процедура — регистрация лодки — оказалась сравнительно несложным процессом. Главное, выбрать страну, лояльную к русским, и собрать все нужные бумажки. Появляться в порту приписки не обязательно, лишь исправно платить ежегодные отчисления (пару сотен евро). Мы зарегистрировали лодку на острове Мэн — это оффшорная зона Британии с феноменально дурацким флагом — колесом из трёх рыцарских ног. Ходить под ним — большая честь для нас.

Важной частью регистрации яхты является подбор названия. В маринах обычно встречаются корабли с идиотскими именами, больше подходящими для второсортных эротических фильмов — Natasha 11, Why not?, Special Feeling, Welcome Stranger, Farfallina. Большинство из них не вызывает ничего, кроме недоумения. Однажды на соседний с нами понтон встала огромная моторная яхта под названием Гранд Фиаско. На чём ходил её владелец раньше, если лодка за 10 миллионов евро стала для него ничем иным, как фиаско, представить трудно. Наша лодка называлась Crazy Dream, и почему-то мне всегда было стыдно произносить это вслух. Надо сказать, при смене названия мы не отступили от «постельного» тренда – теперь она Sofa Sailors.

Говоря откровенно, покупка яхты и подготовка её к длительному путешествию — история настолько утомительная, что быстро забываешь, когда и зачем затеял этот мазохизм за собственный счёт. От постоянной жары и напряжения мутится рассудок. Ты только и делаешь, что отсчитываешь липкими пальцами купюры: за нужное тебе оборудование, электрику, новые паруса и все то, что облегчит жизнь в океане. По слухам, Дональд Трамп отказался от владения собственной яхтой, потому что каждое его утро начиналось со звонка капитана, сообщавшего о новых проблемах и поломках.

Не считая затяжной бумажной волокиты и безумных трат на оснащение, которые случаются в первое время, жизнь на яхте куда дешевле, чем в Москве (особенно для тех, кто арендует квартиру). К тому же она проще, безопаснее и созерцательнее. Поэтому на яхтах селятся c детьми и рожают новых, перевозят туда кошек и собак, которые легко адаптируются к жизни на воде, проводят пенсию, прячутся от скуки, ищут смысл существования или учатся проводить время с самим собой. Самое трудное — убедить себя в том, что ты не пропустишь ничего важного, справиться с сожалениями и поверить, что через несколько лет ты сможешь вернуться к своему обычному ритму жизни — пятидневной рабочей неделе, походам в один и тот же бар в один и тот же день, вечеринкам и семье. Если, конечно, сможешь усидеть на месте.

В этом блоге я буду рассказывать о том, каково жить и путешествовать на парусной лодке. Если у вас есть вопросы и предложения, вы можете адресовать их мне на почту anna@sofasailors.com

Комментировать Всего 8 комментариев

Как это здорово, Анна! А какой у вас маршрут по Средиземному морю? Где планируются остановки?

Татьяна, через пару недель выходим с Лефкаса. Держим путь на Гибралтар через Сицилию (Катания, Сиракузы), Мальту, Сардинию, Менорку, Майорку, Ибицу, Картахену, Малагу... Но можем и завернуть куда-нибудь ещё ;)

О, если между ибицей и Картахеной получится заглянуть в Валенсию, с удовольствием проведу импровизированную экускурсию по этому замечательному городу, там много всего интересного. Этой осенью мы там до 9 октября.

Если будем успевать, обязательно!

Мысленно с вами!!!!! и побольше фотографий пожалуйста)

Эту реплику поддерживают: Анна Балагурова

Очень интересно! Спасибо! Прошу как можно больше подробностей!

Эту реплику поддерживают: Анна Балагурова

Дмитрий, будет еще очень много подробностей!)

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко