Вообще, я с большим подозрением отношусь к сценаристам, которые слишком разбрасываются. Хороший сценарист не должен быть слишком хорошим художником или, скажем, гитаристом. Концентрация – наше все.

Но роман – это другое.

Каждый сценарист должен совершить вылазку в эту область.

Во-первых, проза – это совершенно другой язык. После того, как год за годом вытравливаешь из своей речи все эти «подумал» и «понял», какая радость взять на ровном месте и позволить своему герою что-нибудь подумать и понять. Или написать сцену (тьфу ты, сцену, главу, конечно!) в которой ровным счетом ничего не происходит. Это одновременно и соблазн и вызов. Лаконизм сценария дисциплинирует ум, но и выхолащивает язык. В этом смысле написание романа – отличная языковая практика.

Книга делает сценариста заметным. Можно написать десятки сценариев и в то же время быть для мира людей – таким, полупрозрачным. Вроде бы ты есть, но в то же время тебя как бы и нет. Что-то все время пишешь, а написанное тобой подержать в руках нельзя. Авторы книг, даже не очень хороших, более заметны, чем сценаристы.

Книга заметна сама по себе. Ее можно подержать в руках. Можно полистать. Можно понюхать страницы. Можно поставить на полку. Можно подарить.

Главная задача книги - сохранять автора в вечности. Фильмы дряхлеют и разрушаются. Книги, особенно хорошие, с годами становятся только лучше. Правда, плохие с годами становятся еще хуже.

Книга дает сценаристу полную свободу. Армия? Легко. Будущее – вперед. Любые трюки, любые интерьеры, любые массовки, любые спецэффекты.

В последнее время книга все чаще и чаще становится более законным поводом для экранизации, чем сценарий. Заставить кого-то прочитать ваш сценарий – это задача. А книга читается сама, особенно бестселлер. Со сценарием вы бегаете за продюсером. Когда у вас будет книга-бестселлер – продюсеры будут бегать за вами. Поверьте моему опыту – я пробовал и так и так, второй вариант мне нравится больше.

Книга дает сценаристу повод почитать хорошую, большую, настоящую литературу. Мы привыкли к «полезному» чтению, читаем только учебники по сценарному мастерству, и то, что нужно для конкретного сценария, который мы пишем. Когда я вернулся к прозе, я внезапно перечитал Толстого, Тургенева и (уж совсем внезапно) Гайдара.

Сценарист обязательно должен быть хозяином двух миров. Проза вполне годится в качестве этого самого второго мира.

Ваш 

Молчанов