Все записи
13:17  /  1.08.17

2228просмотров

Алкоголь и эротика - особенности национального юмора

+T -
Поделиться:

И если б водку гнать не из опилок, то что б нам было... - пытался французскому другу, изучающему русский язык, объяснить, где тут надо смеяться. Пьер смотрел на меня серьезно и сосредоточенно: как можно смеяться над алкоголизмом? Да  не алкоголизм это, а юмор такой особый, с социальной направленностью. Не о Родине и русской природе песня - а о детских грибочках и коляске, которая подкатила.

Quand Margot degrafait son corsage, pour donner la gougoutte a son chat... Когда Марго расстегивала  корсет, чтобы приложить котенка к своей груди...    А вокруг собиралось все мужское общество деревни – вокруг Марго с расстегнутым корсетом. Далее следует перечисление должностных лиц коммуны и кантона, собравшихся посмотреть эту сцену:  учитель местной школы с воспитанниками, и церковный сторож, и продавец угля, и почтальон, забывший о своих обязанностях разносить почту, и все бестолковые полицейские, даже мальчики церковного хора, забыв о литургии.  La gougoutte de Margot собрала вокруг себя всех лиц мужского пола деревни,  стала физическим и социальным центром  пространства коммуны, кантона, продолжим – департамента, Французской Республики, единой и неделимой. Вполгне себе новая Марианна.   

 Самое интересное началось потом.  Все женщины коммуны, потерявшие своих супругов и ухажеров, переполнись яростью и однажды, обезумев от гнев, вооружились палками и прибили несчастного котенка.  И вот теперь отцы и деды рассказывают детям  историю о том. Как славная пастушка Марго подобрала котенка, растегнула свой корсет и  приложили его к своей gougoutte. История теперь живет в веках, превративнись в эпическое предание, а gougoutte Марго – уже не только пространственный, но и временной центр.

 Так вот, что для русского алкоголизм - то для француза эротика. Это два способа уйти из официального пространства, два вида оппозиционности и деструкции. Эротика и алкоголизм - это разновидности языка бунта.  Интересно, что никто из великих русских бардов двадцатого века: ни Высоцкий,  ни Окуджава, ни Галич не прибегают к эротическому дискурсу. Разве что Юлий Ким: Бабочка крылашками бяк-бяк-бяк-бяк. И всё.

 Брассенс  - культовая фигура французских левых, анархистов включая. Кем является Высоцкий для русских – и так понятно.

 A propos, многие приличные и образованные люди, которые вообще-то за свободу слова, не приемлют похабных карикатур Шарли Эбдо.

Комментировать Всего 2 комментария
ни Высоцкий, ни Окуджава, ни Галич не прибегают к эротическому дискурсу

Господь с вами, Рустам! "Бабочка крылашками бяк-бяк-бяк-бяк" - это не про эротику. А про эротику это - "О, моя дорогая, моя несравненная леди...", это - "А мне плевать, мне очень хочется..." (не берем в расчет "сопли с сахаром" типа: "Здравствуй, это я..." или "Дом хрустальный", но вот это: "Ты меня и из рая ждала...", куда уж эротичнее-то?), это - "Ах Надя-Наденька, мне б за двугривенный в любую сторону твоей души..." Действительно, не вспомню навскидку у Галича, но Вот Юз Алешковский: "С кем ты, сука, любовь свою крутишь...", "жена французского посла" Городницкого... Да вся-вся русская литература и поэзия? Это кто сказал: "Все что мы делаем, делаем лишь для того, чтобы нравиться женщинам"?

Да, он и алкоголизм наш весь пропитан насквозь эротикой - Блок, Куприн, Николай Глазков, про Есенина молчу... И все князья мышкины-григории мелиховы, облаки в штанах, и даже майор, товарищ Пронин... 

И не понял "A propos". По-моему, "похабное" и "эротика" НЕ ВСЕГДА одно и то же, и причем "свобода слова"?

В песнях Высоцкого, названных Вами, нет эротики, мне кажется. И у Окуджавы тоже Городницкий - согласен, это эпизод. Похабные - в свмысле " неприличные", эти слова правильнее было б взять в кавычки. конечо