Все записи
18:15  /  4.08.17

859просмотров

Пионерский галстук в целлофановом пакетике и десятирулевая купюра

+T -
Поделиться:

А с девятым классом на спецкурсе изучаем советскую повседневность: расспрашиваем пятидесятилетних о времени, когда им было пятнадцать-шестнадцать, как сегодняшним десятиклассникам. Жизнь в коммунальной квартире; Очереди, или как люди доставали продукты; Что было на столе у советского человека; Что люди думали об Америке; Над чем можно и над чем нельзя было смеяться — для примера, темы уроков.

На каждый урок приходит кто-нибудь из переживших эпоху. Пришла Татьяна Анатольевна, воспитательница нашего детского сада, принесла аккуратно сложенные в целлофановом пакетике пионерский галстук и десятирублёвые купюры образца семидесятых годов. Специально не просил приносить, просто попросил рассказать о жизни «в те годы».

Так и образовалась тема разговора, даже две: Пионерская организация и Деньги в эпоху развитого социализма.

Пионерская организация: вопросы десятиклассников записал и систематизировал, получилась такая вот анкетка, — может, кому-то пригодится:

ГАЛСТУК. Помнишь ли, как покупали галстук? Как учился завязывать галстук? Гладил ли ты галстук? Каждый ли день? Где хранил его? Бывали ли случаи, когда ты ходил в школу без галстука? Надевал ли галстук, когда просто выходил на улицу и шёл по своим делам? А может быть, ты повязывал галстук непосредственно перед входом в школу? Или снимал его, когда выходил из школы? Изменилось ли твоё отношение к галстуку в старших классах? Сохранил ли ты свой галстук? Показывал ли его кому-то? Как часто ты менял галстук, покупал новый? И что делал со старым (не выбрасывал же)?

СБОР МАКУЛАТУРЫ И МЕТАЛЛОЛОМА. Помнишь ли, как часто проходили эти мероприятия? В какое время года? В какие дни недели? После уроков или в субботу? Всегда ли ты участвовал в них? Бывало ли, что отпрашивался — по причине болезни или по семейным обстоятельствам? Какие причины считались уважительными? Были ли случаи, когда ты из дома носил какие-то металлические предметы или макулатуру? Где искал их? Металлолом собирал на улице, на помойках? Заходили ли вы в квартиры? Был ли ваш класс когда-нибудь победителем в таких сборах? Собирали ли вы заранее у себя дома всю ненужную бумагу? Развешивали ли объявления в подъездах о сборе макулатуры? С кем ты ходил собирать металлолом и макулатуру — это были друзья во дворе или классе, или пионерское звено? Руководил ли председатель совета отряда или командир звена как-то процессом?

 ПИОНЕРСКИЕ РИТУАЛЫ. Как часто проходили построения? Где? В классе, в пионерской комнате? По какому поводу? Какие песни пели? Пели ли их где-то за пределами школы: дома, в компании друзей? Звучала ли какая-то музыка, произносились ли особые слова? Были ли построения перед уроками или в начале четверти, или на праздники? Как надо было одеться по этому случаю? Кто выступал на пионерских сборах? О чём говорили? Как выбирали, чьё имя будет носить отряд? Как выбирали председателя совета отряда? Голосовали или назначали? Помнишь ли ты, за кого голосовал? Важно ли было для тебя, кто это: мальчик, девочка? Отличник или троечник? Предлагал ли эту кандидатуру учитель? Или дети сами решали? Читал ли ты книжки о пионерах-героях? Висели ли у тебя дома их фотографии?

Может показаться, что всё это — мелочи и детали, и за ними не увидеть и не понять, что такое пионерская организация в целом. Постараюсь объяснить, зачем нужны «детали». Как правило, рассказчик, когда его просят рассказать о пионерском прошлом или, к примеру, о сборе металлолома, говорит «в целом»: «очень весело было собирать металлолом», «все очень хотели быть пионерами». Чтобы не попасться в ловушку общих мест, нужно цепляться  за подробности и детали. Общие оценки — как правило, это взгляд с высоты прожитых лет, отделённый десятилетиями от той реальности.

Самое интересное — замечать нескладности рассказа, расхождения общих мест с деталями и манерой разговора. Рассказчик говорит о том, что все пионеры понимали необходимость сбора металлического лома — говорит это ясно, коротко, серьёзно, — а потом в деталях и лицах, не сдерживая приступы смеха, рассказывает, как перекидывали какую-то железяку через забор или тащили старую батарею.

Сам по себе процесс сбора старой бумаги — так сказать, с технической точки зрения, не представляет интереса. Интересно, как это действие комментируют — интерпретируют — его участники. Это мы и пытаемся понять, пробираясь через ворох словесных штампов и общих фраз, пытаясь отделить сегодняшние взрослые оценки от чувств и переживаний ребёнка — участника этого Великого Ритуала.

Советская реальность — другой мир, пусть всего несколько десятилетий отделяют нас от него. Видеть странности этого «другого», расхождения между ожидаемым и «как было тогда», уметь раскручивать эти расхождения, задавать вопросы, пытаться объяснить поведение тех людей — в этом, видимо, и есть метод нашего небольшого антропологического исследования.

Мы говорили, так получилось, о пионерском прошлом, оставив в стороне десятирублёвые купюры. А почему, собственно, купюры оказались в целлофановом пакетике? Почему именно они для нашего рассказчика означают память о советском прошлом? Почему именно эти бумажки оказались «документами эпохи» и были принесены на встречу с десятиклассниками, а не семейные фотографии или квитанции, к примеру, об оплате электроэнергии?

В одном пакетике оказались два предмета из, казалось бы, разных пространств жизни советского человека: галстук, с нашем знаменем одного цвета, который носили юные строители коммунизма, и десятирублёвые бумажки — деньги, которые отмирали и должны были умереть совсем при коммунизме.

Комментировать Всего 1 комментарий
Самое интересное — замечать нескладности рассказа, расхождения общих мест с деталями

Иртересное вы что-то рассказываете: "Пришла воспитательница детского сада, принесла аккуратно сложенные  десятирублёвые купюры СЕМИДЕСЯТЫХ годов..." 

Да десятирублевка и в восьмидесятые была еще о-о-чень хорошей деньгой. На десять рублей можно было в 82-м(!) скататься из Воронежа и обратно в общем вагоне в Москву и пообедать в "Валдае" на Калининском проспекте. Откуда ж у вашей воспитательницы, чья зарплата в семидесятых была вряд ли больше 70-90 рублей, такие запасы?