Есть три способа сбора информации: наблюдение, интервью и аналитика. В последние месяцы работы над книгой-учебником о том, как писать нон-фикшен я часто использую интервью с успешными авторами, как источник информации. Книга Михаила Зыгаря "Вся кремлевская рать" пятый месяц бьет рекорды продаж. Конечно, я не могла обойти стороной ее автора и коллегу по "Коммерсанту". С Михаилом мы много лет сидели в соседних комнатах на третьем этаже старого здания Ъ, а поговорили о приемах авторов только теперь. Я лишний раз убедилась, как важно живое общение. Для меня особенно ценных оказался рассказ Миши о том, как он берет интервью, выбирает темы для книг и новые места работы. 

 

Ольга Соломатина: - Расскажи пожалуйста, как ты выбираешь темы для книг?

Михаил Зыгарь: - Чтобы написать книгу, нужно заниматься темой, которая тебе интересна, лет десять. Постараться, чтобы тема не опротивела при этом. Я занимался последней книгой - «Вся кремлевская рать» семь лет. И планировал заниматься ей дольше.

 

О.С.: - Семь лет? Помнишь момент, когда в голову пришла идея ее написать?

М.З.: - В тот момент я работал в «Коммерсанте» и как-то пришло в голову, что так много всего в политике, в общественной жизни происходит и многое непонятно. Подумал, будет интересно разобраться и мне, и другим.

 

О.С.: - И тогда семь лет назад началась работа над книгой? Как это выглядело? У тебя на рабочем столе появилась специальная папка? Или как-то иначе?

М.З.: - Я стал последовательно брать интервью. Разговаривать с людьми и это растянулось на годы. Можно, наверное, было и быстрее писать, но стало происходить такое, что в какой-то момент было некогда. Потом стало понятно что события развиваются, а книга про события и пока не время писать. А два года назад я понял - пора.

 

О.С.: - Думаешь ли ты о теме следующей книги?

М.З.: - Конечно, когда я пишу, я сразу думаю про следующую книгу. Ее тема - революция 1917 года. Мне всегда было интересно разобраться в этом периоде, а сейчас самое время им заниматься.

 

О.С.: - Почему именно революция 1917 года? Почему теперь?

М.З.: - Я не сейчас заинтересовался. Эта тема интересовала меня всю жизнь. Очень хочется об этом написать.

 

О.С.: - В каком будет печататься издательстве уже знаешь?

М.З.: - Пока разруливаю издательская дела с предыдущей книгой. Но скоро решится кто будет издавать новую.

О.С.: - «Вся кремлевская рать» выйдет на английском языке?

М.З. - Да, книгу переводят. Через полгода выйдет в Нью-Йорке.

 

О.С.: - Ты говорил, что каждая твоя книга эта этап и после них начинались изменения. Спрошу - какие?

М.З.: - Первый раз я написал книгу «Войну и миф» и сменил род занятий. До нее я работал военным корреспондентом. Ездил в горячие точки на войну и чтобы подвести итог писал книгу. Вторую написал («Газпром: новое российское оружие») и ушёл из «Коммерсанта». Третью написал и ушёл из «Дождя».

 

О.С.: - Твой уход связан с книгой «Вся кремлевская рать»? Куда ты ушел?М.З.: - В мой собственный проект – «Свободная История». У меня давно была конечная цель - уйди в свободное плавание. Чтобы я сам определял, чем я буду заниматься. Долгое время, по сути, у меня и не было никаких руководителейн - только Наталья Синдеева. А она прекрасный начальник. Лучшего не придумать и поэтому нужно самому себе стать начальством.

 

О.С.: - Кто финансирует проект «Свободная история»?

М.З.: - Конкретного инвестора пока нет. Я в поиске.

 

О.С.: - Что это будет за проект? О чем он?М.З.: - Надо запускать сайт и книгу писать. Это большой исторический проект и он, конечно, охватит намного больше вопросов, чем изучение революции 1917 года.

 

О.С.: - Скажи пожалуйста, а как ты относишься к учебнику истории, который пишет Борис Акунин?

М.З: - Это - не учебник истории, а авторская версия истории государства Российского. Я к Борису Акунину очень хорошо отношусь. Он в своей работе пока не добрался до современности. А мне скорее интересна современная история. Поэтому мы ещё нескоро встретимся с ним в одном историческом пласте.

 

О.С.: - Что значит для тебя быть писателем?

М.З.: - Как сказал Борис Акунин, вам Михаил, обязательно надо быть писателем. Потому что профессия устроена таким образом, что даёт полную независимость.

 

 

О.С.: - Ты чувствуешь себя писателем?М.З.: - Да. У меня по факту нет никакой другой работы. Это единственная с тех пор как я ушёл с «Дождя». Последние шесть лет я был менеджером телеканала и помимо писательства много других дел было, которые приходится выполнять. Но никогда я не был так занят, как сейчас - в тот момент, когда я больше не работаю на других.

 

О.С.: - И как выглядит твой рабочий день – писателя? Ты просыпаешься утром, садишься за письменный стол и пишешь?М.З.: - Не совсем так. Чтобы садиться и писать нужно запланировать и выделить себе время. Поскольку моё писательство напрямую связано со встречами, с интервью, мне вначале нужно собрать информацию. По сути, моя работа состоит из двух частей: разговоры и в широком смысле написание текстов. Это времязатратный процесс.

 

О.С.: - Да, писательства всегда занимает больше времени, чем хочется или планируешь. А есть ли для тебя какая-то разница между подготовкой журналистского материала и написанием главы книги?

М.З.: - Никакой разницы нет между журналистским и писательским способом работы. Только гораздо интереснее. Присутствуют все плюсы журналистики, а минусов нет совсем. Принцип «и так сойдёт» я не люблю. Недоделанные работы в журналистике приходится публиковать, если дедлайн поджимает. В книге нет такого оправдания. Сам выставляешь себе дедлайн и твоя ответственность спланировать все так, чтобы никаких провисаний по тексту не было.

 

О.С.: - Как тебе удается писать о политике так увлекательно? Как будто детектив читаешь?М.З.: - Правило простое: если тебе самому интересно писать, так и получается, что читателю интересно читать.

 О.С.: - Что, как ты считаешь, нужно знать о работе над книгой начинающим писателям?

М.З.: - Конечно же, нужно расписать для себя план работ на год вперёд. Досконально, со всеми дедлайнами. Какая глава к какому числу будет готова, определить. Потому что все время что-то происходит и срывает дедлайны, но без их соблюдения успевать невозможно.

 

О.С.: - Есть ли у тебя особый прием, когда берешь интервью?

М.З.: - С одним и тем же человеком нужно встречаться как можно больше. Взял интервью, проверил все факты, вычитал, сравнил. Спустя какое-то время снова берешь интервью и задаешь те же самые вопросы.

 

О.С.: - Зачем? Чтобы поймать на неточностях?

М.З.: - Нет, люди всегда немного по-другому ту же историю рассказывают. Не для того, чтобы ловить их на слове. Когда ты проверил факты, слушаешь и знаешь когда человек врет. Начинаешь отличать правду от лжи. Понимаешь, что тебе нужно, что стоит уточнить еще. Чем больше одинаковые интервью тем лучше.