Все записи
00:19  /  12.10.16

4875просмотров

Я РЕШИЛА, ЧТО ЛЮБОВЬ ВАЖНЕЕ КАРЬЕРЫ

+T -
Поделиться:

 

 

 

Уволилась с пафосной работы в Брюсселе и переехала в холодную Москву. Там я вершила судьбы евросоюзовских депутатов, здесь готовила Лука ужины. Да, да, в холодную и неприветливую Москву – я выросла в Италии и не могу дышать на морозе, страдаю, если мне не улыбаются в ответ.

Ну да ладно, мы помним – я была влюблена, а еще я, конечно, неисправимая оптимистка. И я всегда шутила: какое счастье, любимый, что тебя не назначили корреспондентом швейцарского телевиденья в логове Деда Мороза или на Аляске. Мой возлюбленный - журналист. Настоящий романтик, который сбежал из Люцерна как только окончил университет. Был военным журналистом в Югославии, снимал слезы губернатора Гонконга, когда тот передавал власть китайцам, а когда мы познакомились на новогодней вечеринке у общих друзей, работал в Москве, снимал, как ваша любопытная история в который раз сползала в болото. Ой, я же обещала никого не ругать! Забыла, прости.

Лука жил в мидовском доме напротив гостиницы Украины. Наша квартира была и домом, и корпунктом. Поэтому с 8 утра приезжала продюсер, а чуть позже оператор, иногда важные интервью снимали здесь же, а тут я в пижаме со слониками варю капучино на завтрак. Ноябрь, из дома выходить не хочется. Водить я в вашем городе так и не научилась – страшно, водитель МишА почти всегда занят с Лука, а если не занят, все равно по-английски или по-итальянски не понимает, даже французский не знает и зачем-то бежит открывать мне дверь! Разве я сама не справлюсь?

Женщины накрашены уже с утра. Даже если просто вышли за хлебом. И все такие серьезные, будто приехали в оперу. И кажется, все все время ругаются. Хотя мне говорили, русский язык просто так звучит. Не знаю-не знаю...

Лука после работы слушает Вагнера, чтобы расслабиться. Я его понимаю, я бы все время слушала Вагнера на его месте. И пила просекко вместо капучино. Он был таким веселым, когда мы познакомились в Берлине, куда все делось? Я против драм, им место в литературе и хватит. Спасло Рождество – мы улетели вместе к родителям на Капри. Я там задержалась до апреля отдохнуть, а летом в Москве прекрасно.

Но работы для юристов Евросоюза нет. Лука все время говорит о том, что семья - это пережитки прошлого, что современным людям ни к чему ни свадьба, ни дети. А мой папа, вообще-то, ни одного причастия не пропустил и по мне – если ли уж работу найти невозможно, то хотя бы устроить свадьбу и родить двойню. И это, конечно, вдвойне устарело - лучше усыновить из детдома, говорит Лука. Но ты знаешь, я не святая. А потом еще мы улетели к родителям на выходные, а вернулись и в квартире все перевернули вверх дном и нас вызвали в МИД на бесседу, визу сократили на 3 месяца.

А я не героиня. Я собрала вещи и улетела к маме, а потом в Брюссель искать работу. Депутаты Евросоюза, конечно, не аполлоны, как Лука, но голландцы очень даже. А я не могу! Представляешь, со всем моим итальянским темпераментом не могу! Убегаю после ужина и звоню этому журналюге в Москву.Конечно, ты скажешь, я не декабристка, то же мне подвиг приехать в Москву. Что я не люблю Луку, но думаешь, приятно, когда тебя все время попрекают? И слоники на пижаме не вовремя, но зачем объединять квартиру и офис? И климат мне не нравится, но тебе тоже он нравится больше, чем, когда солнце всю зиму и в апреле уже все цветет? То-то же.Я не смогла полюбить и полный дом людей и русские зимы. Но через два года одной в Брюсселе я снова встретила Лука на вечеринке у друзей. Он переехал работать в Прагу. Зимы там не намного теплее, чем в Москве, признаю. Но я снова уволилась. Потому что письма он пишет он еще лучше, чем говорит на камеру.

Что ты хохочешь? Ведь любовь больше работы. Он сделал мне предложение. Нашел сухой тротуар в Праге в сентябре, встал на колено и попросил стать его женой. Как думаешь, у нас получится?

Франческа