La Gazzetta dello Sport сегодня обобщает свое исследование списком 50 самых талантливых игроков мира в возрасте до 20 лет. Сразу же предупрежу второстепенный вопрос. Второстепенный, потому что ответ на него всем известен: ни одного русского. 

33 европейца (больше всего французов - 6), 11 южноамериканцев (5 бразильцев), 3 африканца, 1 американец, 1 южный кореец и 1 парень с Ямайки. 

Что понятно: никакого передела в мире национального футбола в ближайшее время не будет. Англия, Германия, Бельгия, Голландия и более всего - Франция ведут в футболе колониальную политику, при этом не снаряжая никуда экспедиций, никакого, как ни крути, не завоевывая. Просто любой папаша из Арабской или Черной Африки, платя контрабандисту монету за место на плоту или ветхом катерке, переправляющимся в Европу, следом за словом "Бог" повторяет слово "футбол", глядя на своих сыновей. Это самый доступный и самый быстрый сегодня в Европе социальный лифт.

Все эти мальчики на плотах рано или поздно получат европейские паспорта, а по достижении совершеннолетия самые лучшие из них неизбежно примут футбольное гражданство новой родины. А таланты второго ряда нехотя согласятся выступать за сборные родины исторической и раз в два года, поплевая и скандаля, будут играть в умопомрачительном турнире под названием Кубок Африки. Мы уже почти два десятилетия наблюдаем практически цельно черную команду Франции. Англия в ближайшее годы станет точно такой же (все 4 английских парня из списка - мулаты или чистокровные афроангличане). И это тоже не новость. 

Новостью является стремительно растущее присутствие в европейском футболе выходцев из исламского мира. Пока в основном из исламизированной Черной Африки. Но теперь в этом переселении есть новый мощный поток из Арабской Африки и Ближнего Востока. Он пока не ощущается количественно (#11 списка сирийский парень с немецкий паспортом, играющий за "Боруссию" Менхенгладбах) - скорее, качественно (Азар, Фелайни, Озил, Салах, Бензема, Марез). Но через несколько лет практически в каждой сколько-нибудь заметной европейской команде будет играть парень, за которого может переживать арабский мир. 

Получается, что футбол стал стратегически важным делом для Европы. Футбол - это самый мощный ответ на все эти завывания о конце Европы. Прямо сейчас в каких-то там буферных зонах на границе Шенгена или на границах внутри самого Шенгена, внезапно проявившихся старым нарывом, сидят мальчики, они через 10-15 лет будут петь Марсельезу, God Save The Queen или Deutshcland, Deutschland uber alles перед матчами, ну или даже угрюмо молчать, как молчал алжирский бербер Зидан, выигравший для Франции Кубок мира. И где-то там внутри у них будет жить знание, что эта музыка в любой момент может закончиться, а стадион взлететь на воздух. И от этого знания их песня будет звучать мощнее и играть они будут вдохновеннее. И за это их будут обожать еще больше. И от этого тем, кто за них болеет, будет совсем трудно идентифицировать врага, описать его. Враг невидим и значит нет никакой возможности отыскать врага на улице. Пусть этим невидимым занимаются те, кому по службе положено. 

И на этом диалектическом единстве сегодняшнего устройства футбола будет держаться мир в Европе. Сама Европа. 

Футбол, конечно, всегда был средством разъединения людей на стаи. Узнаваемые, идентифицируемые. И только сейчас он становится чем-то другим - карнавалом, фиестой, смерть побеждающей.

Перепост