Пронзительно старый.

Единственный, полувидящий – весеннему. Устало нагруженную горизонтально. Домашние своим.

Соседняя, другая, но не иная – опустошённая, полуживая. Влажным да мягким – сухому да грубому. Тёплое холодному плотно, тесно, жарко. Своевременно, но скорее, скорее!

Тропно-дорожный. Размышляющий такими: «Обидно… одинокое… неприглядное, а своё, ё!»

Безмятежный Девкин.

Глубокий, тёмный, перевернутый и туннелеобразный.

Неширокая, бесконечная, оруселая и грязная, хоть проезжая. Дрыхнущая, сопящая, бездельная – злящая.

Незаметно многолетний, непризнанный, такой.

Темновым и Кривых – раздолбанный, зато духовный: златоглавая, богатая, богопреданная, потому бесконечная. Крестопросящая.

Склонным утренним незаметно. Текущая, закольцованная(?). Идущий, считающий, останавливающийся, бросающий щий.

Противоположным маленький молоденький младший. Вредный, а родной:

– Одиноко? – Спокойно и обстоятельно.

– Одиноко?.. По-всякому.

– Мм… одиноко.

Обыкновенно (ежедневно) скромно и – тяжело, почти вертикально.

Поднявшемуся – широоокое, раздооольное, вооольное. Навздошным. Загодя. Восходившее –

– зашедшее. Далеко.

Закатный спешно, теплолюбивый.

Лесной – холмистый – речной – деревенский.

Пахнущая, цветущая, вотоная.

Глубокий, тёмный, перевернутый и туннелеобразный.

Безмятежный Девкин.

Загодя уютно. Грудный – карманно, грудной – едомо. Тихо, скучно, несытно, но фактически. Сонно-сладко, предвечно и… конечно.

– … мудренее… – эхово.