«Дочь моя впервые в Петербурге», — перед портье стояла немолодая дама. Она улыбалась, прижимая к себе бледную девятилетнюю девочку. «Наконец-то долгожданные новогодние каникулы. Вот решили махнуть в Петербург». 

Дело было зимой 2008 года. Мать с дочерью в тот год впервые приехали в мой отель «Гельвеция», остановились на неделю. 

«Больше похоже на внучку с бабушкой», — промелькнуло в голове у сотрудницы службы приёма и размещения, когда она впервые увидела взрослую даму с маленькой девочкой. 

«Долго было не до замужества. Учеба в университете, кандидатская, карьера. Семью приходилось все время откладывать», — однажды гостья делилась с горничной, с которой подружилась в первый день пребывания в «Гельвеции». «Да и где найти достойного мужика? На филфаке одни бабы. Рожала для себя. Отец дочери, кстати, из Питера», — продолжала откровенничать постоялица. «Пока в этом городе, попробую ему позвонить. Может, заинтересуется дочерью».

«Уберите, пожалуйста, в нашем номере», — ранним утром на ресепшн раздался телефонный звонок. В трубке звучал тревожный женский голос. «У нас проблема, срочно нужна уборка».

Горничная тут же направилась на четвёртый этаж, где проживали мать с дочерью. Сотрудница подошла к номеру. И, как положено по стандартам отеля, трижды постучав в дверь, открыла ее своим ключом. 

В комнате были разбросаны вещи. Женщина в растерянности металась по комнате, собирая таблетки, разбросанные по полу. На кровати в слезах лежала бледная дочь.

«Простите за беспорядок», — дама заметно нервничала. «Не могу найти себе места. Волнуюсь. У дочери только что случился приступ», — женщина на пару секунд запнулась. И вдруг продолжила: «Девочка давно болеет. Тяжело. Сегодня ей стало хуже. Я виновата — затаскала ее по музеям и театрам. Хотела от болячек отвлечь. Мы же в Питер - на лечение. Не хотела говорить, не люблю, когда жалеют», — слезы катились по лицу гостьи. «Утром нам в больницу — на очередной курс. Молюсь и надеюсь. Ведь она  — это всё, что у меня есть». 

С тех пор мама с дочерью регулярно приезжали в Петербург на лечение. И всегда останавливались в «Гельвеции». 

Весь персонал отеля вскоре полюбил эту прекрасную семью. Особенно горничная. Для сотрудницы мама с дочерью вскоре стали близкими людьми. Они нередко встречались - ходили вместе на прогулки, сотрудница приглашала семью к себе в гости. А мать с девочкой  привозили горничной угощения и подарки, нередко разговаривали с ней по телефону. 

А потом вдруг пропали - перестали приезжать в Петербург, общаться с персоналом. И даже с любимой горничной - не отвечали на ее звонки, номер был недоступен.

«Волнуюсь за девочку и за ее мать. Часто их вспоминаю и молюсь. Надеюсь, лечение помогло и девочка в порядке», - признавалась горничная.  

Прошло несколько лет.

«Я хотела поинтересоваться, работает ли еще горничная N?», - портье поднял глаза. Перед ним стояла молодая женщина с ребёнком на руках. Дело было в конце 2020 года. «Я хотела передать ей письмо и небольшой подарок».

Портье сообщил посетительнице, что не знает такую горничную. И в отеле она скорее всего не работает. Но пригласил начальника службы приема и размещения.

«К сожалению, N у нас давно не работает. Могу ли я вам чем-то помочь?», - спрашивала менеджер у посетительницы. 

«Вы меня не узнаете. Прошло много лет. А я вас сразу узнала», - девушка улыбнулась и погладила ребенка по руке. «Я та самая девочка, которая жила у вас с мамой, когда лечилась в Петербурге в 2008 году»,- посетительница ошарашила менеджера. 

Начальник службы приема и размещения предложила гостье пройти в кабинет. И угостила чашкой кофе.   

«Мама вытащила меня с того света. Но вскоре ушла сама - не выдержало сердце. Обменяла свою жизнь на мою»,- на глазах девушки навернулись слезы. «Всю жизнь мечтала о внуках. Но врачи советовали не ждать чудес. А она надеялась, но так и не дождалась», - девушка вытерла слезы и продолжила: «Я выжила. Но после смерти мамы, подростком,  осталась одна. Почти пять лет жила с тетей. И, к счастью, в двадцать лет встретила петербуржца, полюбила, вышла за него замуж. И переехала в этот прекрасный город. Год назад у нас родился сын», - девушка улыбнулась, обняла ребенка. И, поблагодарив менеджера за общение, направилась к двери. 

На пороге она обернулась: «Для меня в Питере - выжить. И жить».