«Видел, что на выборах творится?», - внезапно на весь зал ресторана разнесся низкий мужской голос. Гость оторвал взгляд от ленты новостей в телефоне и уставился на своего коллегу напротив. Гости и персонал оглянулись. 

Дело было в прошлое воскресенье - в ночь после выборов. 

Двое постоянных гостей моего отеля «Гельвеция» сидели за столиком в ресторане. Мужчины приехали на две ночи в Петербург по делам.  

Пару минут назад коллеги мирно  общались - пили пиво, ели рульку. Но внезапно разгорелся спор. 

«Выборы меня никак не волнуют», - спокойно ответил второй. «Бардак везде. И в Европе тоже. Плевать на политику. Одна грязь!», - вполголоса продолжал приятель. 

«Мы в Питер приехали делами заниматься, а не о политике спорить. Завтра важная встреча, готовится нужно. Допивай пиво и пошли спать».

 «Трое Вишневских на одном участке, слышишь? И с одинаковыми именами. Трое!», - еще громче кричал коллега. Официант замер на месте. «Двойники. Двоим имена и фамилии даже в паспортах изменили, оставили лишь разные отчества. Бороды наклеили, внешность сделали похожей»,- еще громче кричал первый. «Это же цирк!»

«Да хоть пять Вишневских! Мне плевать!» - коллега, теряя самообладание кричал. И бросил на стол мобильный телефон. «Уймись уже! У меня нет настроения эти темы мусолить!», - бросил гость.

«Я уже про другие фальсификации не говорю», - возмущался приятель, упорно продолжая тему спора. 

«Ну всё! С меня хватит!», - на весь зал крикнул коллега. И жестом показал, что просит счет. 

Через десять минут приятели рассчитались. И разошлись по номерам. 

«Бутылку белуги. И рыбную тарелку», - через полчаса в ресторане раздался телефонный звонок. Звонил один из коллег-спорщиков.

«Сегодня будут жертвы. Напьются и в спорах наверняка прибьют друг друга», - промелькнуло в голове бармена. Сотрудник оформил заказ и отправил официанта в номер. 

«Продолжают пить и спорить», - докладывал вернувшийся из номера официант. 

«Это правда, что у вас в городе сразу трое Вишневских?», - бармен поднял глаза. И опешил. Перед ним стоял один из приятелей - тот, который был против политики. 

Сотрудник кивнул головой. 

«У вас в Питере всех одной мазью мажут? Мазью Вишневского?», - на весь зал возмущался нетрезвый гость. «Не понимаю, как такое возможно?», - пробурчал мужчина. И шаткой походкой направился в центр зала. 

«Не хватало, чтобы настоящий Вишневский как обычно к нам зашел. Вот трешняк начнется»,- бармен делился с официантом. 

Гость, тем временем, бормоча что-то невнятное, пошел бродить по залу, общаться с другими гостями, жарко обсуждая нарушения на выборах. И вскоре исчез из виду.

«Ушёл ваш «Вишневский»?»,- бармен интересовался у официанта. «Завтра будет горничных политикой донимать». 

«Я не могу найти моего коллегу. Он исчез», - внезапный утренний звонок из номера ошарашил портье. «Мой приятель спустился ночью в ресторан. И больше в свой номер не возвращался. С утра я пытаюсь до него дозвониться. Но безрезультатно. В номере никого нет. А нам скоро на встречу».

Администратор немедленно набрал номер старшего секьюрити. 

Через пару минут менеджер в сопровождении начальника службы приема и размещения направились на этаж, где проживал второй гость. Коллеги подошли к двери, трижды постучали. И, открыв дверь мастер-ключом, вошли в комнату. 

В номере были разбросаны вещи, валялись пустые бутылки из мини-бара. Но постояльца в комнате не было. 

«Ушел в город - искать настоящего Вишневского», - то ли в шутку, то ли всерьез предположили коллеги. 

Секьюрити тем временем направился в серверную - проверить записи с камер видеонаблюдения. Но безрезультатно. Гость за территорию отеля не выходил. 

«Это я во всем виноват»,- нервничал другой постоялец. «Навязал приятелю ненавистную ему тему политики. Сбил с толку, споил его. Сам мирно уснул, выспался. А мой коллега исчез». 

Персонал тем временем кинулся искать по отелю пропавшего постояльца. Искали везде - в коридорах «Гельвеции», ресторанах, в лифте, во дворике. И даже в офисах. Но его нигде не было. 

«Нашла «Вишневского»!», - внезапно раздался звонок горничной. Сотрудница торопилась сообщить радостную новость. «Жив-здоров. Спит на унитазе в туалете конференц-зала. И в руках зачем-то держит ершик».

Гостя благополучно эвакуировали из туалета в номер, помогли раздеться. И уложили в кровать