«Как вам номер?» - я подошел к столику гостя, известного российского шоумена. Селебрити сидел в ресторане с большой компанией друзей. Знаменитый постоялец отмечал окончание съемок известного телевизионного шоу. 

«Садись к нам, выпьем!» - артист принялся настойчиво приглашать меня. 

Я повторил свой вопрос. Но постоялец демонстративно его проигнорировал. И продолжил бурно общаться с друзьями. 

«Что-то тут не так», - с тревогой пронеслось в голове.  «Довольные гости всегда первыми охотно делятся впечатлениями». 

«Пью за тебя, дорогой!», - гость как ни в чем не бывало продолжал приглашать за стол. «Вот рассказываю друзьям, как ты смог построить этот прекрасный дом!», - нетрезвый постоялец вновь протянул мне бокал. «Садись наконец и выпей с нами».

Надо сказать, я регулярно получаю от гостей настойчивые приглашения присоединиться к столу. Но крайне редко соглашаюсь. Обычно я сам приглашаю и угощаю гостей.  

Для меня принципиально важно не переходить грань - не нарушать деловой характер наших отношений, избегать панибратства и, главное, не быть навязчивым. Ведь назойливость - главный враг гостеприимства. 

Статус владельца, как правило, даёт

неограниченные возможности: круглосуточный доступ к гостям любого уровня, оказавшимся на территории отеля. Из радушного отельера можно вмиг превратиться в надоевшего, навязчивого хозяина . Ведь гости воспринимают меня в «Гельвеции» скорее как часть ее концепции, функцию, неотъемлемый атрибут атмосферы. А не как обременяющего своим постоянным присутствием круглосуточного собеседника. 

За многие годы в индустрии гостеприимства я выработал для себя несколько важных правил. Так последние пятнадцать лет я не ем после шести вечера. Ни один, ни с гостями. А недавно с удивлением выяснил, что теперь это - модная «интервальная диета». А еще я не пью алкоголь в своем отеле - считаю неприемлемым пить на рабочем месте. К тому же доступность еды и напитков в неограниченном количестве могут быстро превратить любого хозяина в спившегося хряка.

«Садись уже наконец и выпей с нами!», - вновь на весь зал командовал селебрити.

И я сдался. 

Официанты засуетились вокруг - посадили меня за длинным столом рядом с важным гостем. К большому удивлению сотрудников я впервые за много лет взял в руки первую рюмку домашней ягодной настойки.  И понеслось - рюмка за рюмкой. Не закусывая.

«Кто же мог так накосячить? Гость точно недоволен, что-то произошло», - мысли, не давая покоя, роились в нетрезвой голове. Я попытался вспомнить события того утра.

Селебрити и его жену на входе вместе со мной встречала опытная сотрудница N - молодая, красивая девушка, которая давно работает в «Гельвеции» и прекрасно справляется со своими обязанностями. Её уважают коллеги, любят постоянные гости. 

Я вручил жене гостя букет на входе в отель. А менеджер N, как обычно, показала гостям отель и повела в люкс. Ни с кем другим из персонала постояльцы в тот день больше не общались.

«Ладно, только не отрывай ей голову! Расскажу», - гость повернулся ко мне, бросил фразу, но быстро отвернулся. И продолжил общаться с друзьями. 

«Я так и знал, это - она. Одна из самых опытных сотрудниц», - обрывки фраз носились в голове. «И дело опять в её привлекательности. Жена селебрити наверняка приревновала».   

К слову, нередко жёны обеспеченных постояльцев ревнуют своих мужей к молодым сотрудницам. Ведь в премиальных гостиницах, как правило, работают люди с привлекательной внешностью. Согласно стандартам, сотрудники обязаны встречать гостей улыбкой, быть всегда вежливыми и общительными. Но ревнивые жёны воспринимают это как флирт. И молодые сотрудницы отелей вмиг становятся «длинноногими шалавами», которым нужно срочно «вырвать косы». А отели - плохими. 

«Кстати, девка у тебя красивая, профессиональная», - заплетающимся языком рассказывал гость. «Показала наш люкс с джакузи и сауной, принесла соль для купания и ушла. А мы с женой залезли в ванну», - гость сделал небольшую паузу. И, опрокинув очередную рюмку водки, продолжил: «Вылезли из джакузи, вошли в сауну. И тут, ****(слово на букву «б»), прямо на решетке висят они - мужские трусы!», - за столом раздался дружный хохот. «Труселя, ****(слово на букву «б»), чужие!», - последнее, что я уловил затуманенным сознанием.

Я с трудом поднялся из-за стола и, пошатываясь, побрёл к себе в кабинет, где впервые в жизни, ничего не помня, рухнул на кресло и уснул.

Через пару часов я проснулся. Болела голова. Я умылся, переоделся, вышел на завтрак. И тут же вспомнил, что ушел накануне, не извинившись перед гостем.  И ничего ему не объяснил. Ведь согласно правилам отеля, уборка номера обычно проходит тройной контроль - уборка горничной, контроль супервайзера и финальная приемка люксов хаускпипером. Провинившихся сотрудников обычно ждет депремирование. А в некоторых случаях - даже увольнение.

Селебрити с женой в тот день выезжали из «Гельвеции». Я заказал для них традиционные угощения в дорогу. И принялся придумывать разумное объяснение произошедшему. 

«Я благодарен тебе за прекрасную идею!»,- я обернулся. Передо мной стоял сияющий селебрити с дорожной сумкой в руках. «Сегодня утром я проснулся и понял: ты подарил мне прекрасный сюжет. Забытые трусы в номере - идеальная развязка для моей новой короткометражки!» -  селебрити обнял меня.

Мы пожали руки, супруги поблагодарили персонал отеля. И обещали вскоре вернуться.