Все записи
14:08  /  18.11.17

4288просмотров

Банкир

+T -
Поделиться:

«Немцы совсем офигели»,- жаловался в начале двухтысячных один мой приятель-банкир. «Однажды я перебрал с алкоголем. И голым прокатился в стеклянном лифте - в своем собственном доме в Баден-Бадене. Лифт - мой, дом - тоже мой. А соседи - не мои. Поэтому - злые и завистливые. Сразу вызвали полицию - ведь они ненавидят иностранцев»,- продолжал возмущаться банкир. «Полицаи приехали мгновенно. Ну шум-гам, допрос. И «административка». А в Германии это - нехорошо. И главное опасно - особенно для иностранцев.»

С банкиром мы подружились еще в середине девяностых. В тот период мы с командой только начали расселять жилой дом на улице Марата, 11 в Санкт-Петербурге - под будущий отель «Гельвеция». Совместные бизнес-интересы вмиг сблизили меня с предпринимателем. Через свои зарубежные - в основном офшорные - компании банкир предоставлял нам процентные займы, абсолютно «в белую» - переводами на наш расчетный счет в банке. Причем под вполне разумные - по тем временам - «четырнадцать процентов годовых - в валюте». И регулярно получал от нас ежеквартальные проценты - на те же расчетные счета его финансовых компаний.

Предприниматель всегда требовал полной формализации отношений - официальные договора займов с поручительством. И с последующей регистрацией договоров ипотеки. К своим рискам он всегда относился очень трепетно и ответственно. «Рубль - не валюта, в нем - только официальные расчеты. Все займы фиксируем в валюте. Твои активы как залог - мой спокойный сон. А тебе - низкие ставки по кредитам. По-другому - никак»,- частенько поговаривал банкир. «У «фруктовиков» (оптовые импортеры фруктов) - все наоборот. Недвижимых активов нет, «оборотка» и кредиты - огромные. А никакого обеспечения - кроме голой задницы -  у них нет. Вот идет их корабль с бананами, а сомалийские пираты срывают сроки поставки. И получаю я вместо денег - целый корабль гнилых бананов. И буду жрать их в одиночку. Поэтому и ставки по кредитам для них огромные. А деньги всегда «короткие»

Банкир был профессиональным финансистом - прекрасно образованным, мудрым и воспитанным человеком, эстетом и гурманом, много читал, прекрасно разбирался в живописи, винах, сигарах и женщинах. Бизнес он вел вместе со своим партнером - другом детства. Его партнер отвечал за всю операционную деятельность компании, нанимал штат, сидел в городе, никогда никуда не выезжал. И вел тихую семейную жизнь. Одним словом был идеальным «операционистом» и доверенным лицом. 

Своего огромного по тем временам состояния банкир добился собственными талантами - смекалкой, интеллектом, юмором, хитростью. И огромными связями. Их он заводил легко и очень умело. Предприниматель имел талант нравится и влюблять в себя всех вокруг - от официанток в ресторанах до кондукторов в швейцарских поездах. «Прилетаю в Цюрих, прыгаю в поезд в первый класс - без билета. Идет навстречу кондуктор. Достаю «таракана» (купюру в тысячу швейцарских франков с изображением огромного насекомого) и протягиваю ему. У усатого кондуктора сразу глаза на выкате - от удивления. Мужик-то сроду не держал в руках купюру в тысячу франков (почти тысяча долларов США). Сдачи у него, конечно, нет. Достаю следом другую купюру - в сто франков, покупаю билет. Смех и разговоры обеспечены - на все полчаса дороги»

Банкир был истинным сибаритом - любил красивую жизнь, дорогую одежду, кругосветные путешествия, музеи, выставки и различные фестивали. Обожал маму. И свою единственную дочь. В официальном браке - не состоял. Но охотно содержал и помогал всем вокруг. Ему льстила зависимость окружающих, их обожание и благодарность. 

Однажды предприниматель с большой компанией западных друзей-бизнесменов отправился на яхте в кругосветное путешествие. «Пили и гуляли каждый день по-черному»,- вспоминал он. «Наконец причалили к одному из необитаемых островов - во французской Полинезии. Наш европейский гид-проводник к тому времени уже спился. И третий день валялся трупом. Те из нас, кто еще был в состоянии передвигать ногами, решили окультурится, осмотреть местные достопримечательности. И быстро их нашли. Едва они выставили ноги на берег - как увидели перед собой дикое племя туземцев - голые, драные, с копьями и шампурами. Шашлыки для них из Европы приплыли. Оказалось, мы по пьяни заблудились. И причалили не туда - остров был диким и людоедским. Еле ноги унесли. А наш гид «ожил» только в благополучном Таити». 

Как-то я поинтересовался у приятеля - почему он нигде давно не работал. И несмотря на уговоры коллег, легко уволился с высокой должности - заместителя председателя правления одного частного банка. Банкир улыбнулся и дал исчерпывающе прямолинейный ответ: «Стимула никакого нет - работать на чужой банк. Вставать каждый день рано утром на работу, сонным куда-то переться после ночных встреч, пьянок и тусовок, пропускать интересные мировые выставки и фестивали. И просиживать свои дорогие костюмы на их обшарпанных стульях»,- рассуждал банкир. «Да и как тут возможна рабочая субординация? Я из Франкфурта с утра. И в банк на работу - на Феррари. А мой босс - председатель правления банка - из детского сада на Тойоте».

Однажды мне потребовалось подписать какие-то бумаги по займу. Я созвонился с его партнером - «операционистом». И впервые отправился в офис к банкиру. Я приехал с помощником по указанному адресу к зданию в самом центре Петербурга. И с удивлением обнаружил гордо развивающийся иностранный флаг на роскошном здании одного из иностранных диппредставительств. 

«Неужели он засел прямо в консульстве?»,- подумалось мне. Я не мог никак в это поверить. И кинулся перезванивать «операционисту». «Соседнее здание, маленькая дверь»,- прозвучал короткий ответ. 

Неприметная дверь с надписью «Туристическое агенство» - оказалась тем самым офисом банкира. 

Мы неуверенно вошли и встали на пороге. Кругом стояли стеллажи, столы. А на них - яркие и пестрые книги, журналы, брошюры, зазывавшие в романтические туры в Египет, Турцию и Тайланд. А в конце зала сидела небольшая группа людей - с сумками, баулами и пакетами. 

К нам подошла милая девушка, предложила чай. И, посмотрев в упор, коротко спросила: «Вам в банк?». «Скорее - в банк, чем в турагенство»,- не договариваясь, хором ответили мы. Нас тут же попросили занять очередь за дядьками с сумками. И подождать. 

Подошла наша очередь. И девушка предложила нам проследовать за ней - в одну из наглухо закрытых железных дверей. Она открыла дверь. И мы оказались в длинном коридоре. Сотрудница внезапно остановилась, наклонилась. И оттянула на себя тяжеленный люк в полу, предложив спуститься «в банк». 

Мы послушно спустились по винтовой лестнице. И оказались в огромном подземном помещении. Кругом носились какие-то люди, виднелось множество различных комнат, окошки с администраторами, машинки для пересчета денег, кабинеты. И даже денежное хранилище, набитое мешками с купюрами - рублями и долларами. Мы оторопели. Перед нами был настоящий подпольный банк. 

«Ну и местечко»,- испуганно прошептал мой помощник. «Прямо «порохом набитая» турфирмочка. Пойдемте отсюда скорее, пока не взлетели» 

Мы получили какие-то бумаги от партнера. И спешно удалились. 

Конец «девяностых» - был временем бурного расцвета «обналички». Банкир оказался не банальным богатым приятелем-рантье, живущим на проценты, а крупным финансовым воротилой с целым финансовым учреждением - подпольным банком. 

«Давать займы напрямую больше не буду»- однажды в начале двухтысячных коротко ответил на мою просьбу банкир. «Времена изменились. Вот тебе знакомый банк. Там тебе помогут»

Мы собрали кучу бухгалтерских бумаг, отчетов, написали бизнес-план. Долго и тщательно готовились. И пришли в назначенный день на заседание кредитного комитета. 

Перед нами в большом кабинете сидела внушительная комиссия из нескольких человек. Мы сели напротив. «Они - от нашего папы»,- громким шепотом сообщил соседу один из заседателей. Не задав ни единого вопроса, нам вмиг одобрили кредит, попросив оставить все папки с документами на столе. 

Так началась для нас эпоха банковских кредитов. 

Контору приятеля правоохранительные органы накрыли в середине двухтысячных. Банкир ударился в бега. И исчез. Общие знакомые рассказывали мне, что партнер-операционист по ошибке подсел на обслуживание бандитских денежных потоков. Контора серьезно засветилась. За это партнеры сурово поплатились. 

«Турфирма, набитая порохом» рванула. За конторой установили круглосуточное наблюдение, напичкали скрытыми видеокамерами и прослушками, пасли полгода. И изъяли все деньги, возбудили уголовные дела. Стравили и перессорили между собой банкира и его партнера. И легко получили весь необходимый компромат.. Оба партнера, потеряв все деньги, сначала ударились в бега. Но со временем уладили проблемы, остались на свободе. Но полностью лишились своего «дела». И всех денег.

«Могу я зайти к тебе - поговорить?» - однажды в середине двухтысячных услышал я в телефоне знакомый голос банкира.

Я вышел во дворик «Гельвеции». За зелеными туями в лучах теплого июльского солнца на скамейке у фонтана скромно сидел худощавый, бледный, неопрятно одетый мужчина. Узнать в нем некогда лощеного красавца было невозможно.

«Кинули и отвернулись все - кроме тебя»,- робко начал он свой печальный рассказ. «Продал всё, даже недвижимость за границей - чтобы уладить все вопросы, остаться в живых. И на свободе»,- продолжал приятель. 

«Я нужен дочери сейчас - как никогда. Впереди у нее - поступление в ВУЗ. Нужны преподаватели. А помочь материально я уже никак не могу». 

Это говорил он - некогда большой и очень важный для меня человек. Приятель просил некоторую сумму - в долг. Я понимал, что это наверняка навсегда. Не в «долг». Но отказать я никак не мог.