Все записи
17:43  /  11.01.20

26171просмотр

Одна на всех

+T -
Поделиться:

«Я хочу вас заранее предупредить - будет большой скандал», - гид-переводчик с итальянского языка буквально взорвалась на пороге ресторана, узнав, что один из столов в ресторане моего отеля «Гельвеция» будет сервирован для посторонних гостей.

«Иностранцы поставили мне жесткое условие - во всем ресторане должны быть только они, никого постороннего. Никого. Их много - почти пятьдесят человек. Туристы согласились отметить заключительный ужин своего тура в ресторане вашего отеля лишь на этих условиях. Предоплата внесена, меню утверждено - ничего изменить уже нельзя. Теперь это ваша проблема», - сухо заключила дама. И удалилась.

Группа туристов из итальянской части Швейцарии и вправду забронировала в тот вечер весь ресторан. Гид-переводчик внесла предоплату.

«Откуда взялась посторонняя резервация?» - негодовала управляющая ресторана.

«По ошибке», - призналась администратор. «Официантка случайно приняла двойное бронирование. И теперь у нас проблема - некуда деть стол именинника. Гости собираются отмечать юбилей деда, уже внесли предоплату. Уверена, они также будут не рады оказаться на чужом празднике».

Но выхода не оставалось - отменить бронирования было невозможно. Успокаивало лишь одно: гости должны были пересечься в ресторане всего на час. Туристы планировали прибыть к 17.00 и закончить не позже 20.00 - далее их ожидало другое мероприятие. А именинник бронировал стол на 19.00.

«Мы не будем накрывать стол юбиляра до 18.30 - оставим его как сервировочный, чтобы не раздражать иностранцев сразу по прибытии», - сообщила гиду управляющая ресторана.

«Прекрасное решение», - внезапно успокоилась гид-переводчик. И удалилась.

Туристы прибыли вовремя и заняли весь ресторан. Единственный стол, закамуфлированный под сервировочный, как одинокий остров, красовался в самом центре ресторана и выглядел весьма странно. Но иностранцы не придали этому никакого значения. Швейцарцы оказались весьма вежливыми, веселыми и позитивными гостями, что вселяло надежду на благоприятный исход опасной затеи.

К 18.30 гости вовсю гуляли - ели горячее, пили вино, говорили длинные тосты, шутили, весело общались друг с другом. И хвастались многочисленными фотографиями, не замечая ничего вокруг.

Официанты довольно быстро сервировали праздничный стол юбиляра и вынесли заказанные закуски. Туристы, занятые общением, никак не реагировали на происходящее. Через полчаса стол был готов к визиту юбиляра.

Ровно в 19.00 на пороге ресторана появилась небольшая компания празднично одетых гостей - три поколения детей, внуков и правнуков пришли поздравить любимого деда с юбилеем.

К удивлению, никто из иностранцев, сидевших за соседними столами, не обращал никакого внимания на посторонних, продолжая весело общаться.

Внезапно на пороге ресторана появился сам виновник торжества. Глубоко пожилой статный мужчина с тростью в руке был одет в черный костюм. Его грудь украшали ордена и медали. В сопровождении пожилой супруги, родных и персонала ресторана компания медленно направилась к столу в центре ресторана - в самую гущу итальянского веселья.

Иностранцы продолжали весело общаться, не обращая никакого внимания на посторонних.

Наконец один из пожилых швейцарцев, заметив за главным столом целую компанию и мужчину в орденах и медалях - с цветами и подарками - внезапно перестал болтать с соседями, замолчал. И встал во весь рост, громко крикнув что-то по-итальянски.

«Сейчас начнется», - с ужасом промелькнуло в голове администратора.

Внезапно за пожилым швейцарцем начали подниматься и остальные иностранцы. Через пару минут на глазах изумленного персонала и семьи стоял весь зал - пожилые и молодые, мужчины и женщины. Все без исключения. В зале воцарилась полная тишина.

«Разрешите поинтересоваться, господин, у вас семейное торжество?» - через гида-переводчика уточнил турист.

«Мне сегодня девяносто лет», - с заметной дрожью в голосе произнес растерянный пожилой мужчина. «Я - ветеран Великой Отечественной войны. А это - мои дети и внуки. И даже один правнук», - именинник встал, за ним встала вся семья. Теперь уже стоял весь ресторан.

«Мы бы очень хотели поздравить вас с юбилеем. Для нас - огромная честь и счастье оказаться с вами в одном зале в этот день. Она одна на всех - Победа», - произнес все тот же пожилой иностранец. И вся группа красиво и весьма трогательно запела по-итальянски. Подпевать начали и остальные. Через пару секунд на глазах у опешившего персонала все иностранцы стояли и хором пели Bella Ciao. Юбилей небольшой семьи перерос в большой общий праздник.

Пианист, сидевший в углу ресторана, не растерялся и начал подыгрывать.  Иностранцы принялись петь еще активнее - песню за песней. Katyusha, внезапно громко бросил тот же пожилой швейцарец. И все иностранцы запели, как могли. Молодые больше молчали, пожилые пели. Пианист принялся громко играть.

Растерянная семья продолжала стоять Все без исключения плакали, обнимали и целовали деда. Мужчина, держась ладонями за край стола, тоже плакал - громко, буквально навзрыд. Особенно под "Катюшу". Слезы катились и у его жены. Сотрудники ресторана зашмыгали носами.

Швейцарцы продолжали петь "Катюшу". У те, кто постарше, на глазах были слезы.

Один из иностранцев заказал у официанта дополнительные бутылки шампанского и вина. И попросил угостить юбиляра, его семью и всех остальных.

«Мы бы хотели подарить вам на память небольшие сувениры, то что у нас при себе», - после небольшой паузы в сопровождении гида-переводчика подошел к юбиляру один из швейцарцев и протянул небольшой пакет. «Мы собирали всей группой - то, что оказалось у нас с собой. Примите это как наш общий подарок. Победа - одна на всех».

Юбиляр не проронил за вечер ни слова. Мужчина лишь растерянно стоял и плакал. Весь вечер. Его близкие произносили за него ответные тосты и слова благодарности.

К концу ужина, перед самым уходом из ресторана, швейцарцы вновь встали. Пожилой иностранец в сопровождении гида-переводчика подошел к пианисту, о чем-то с ним долго перешептывался. Вдруг заиграла веселая музыка. Около десяти швейцарцев окружили стол именинника и начали танцевать. Семья стояла и хлопала. А юбиляр молчал и снова плакал.

Перед уходом все до единого подошли к виновнику торжества, обнимали его и фотографировались. Все происходящее снимала на камеру и семья героя войны.

«Это был лучший вечер за все путешествие! Мы запомним его навсегда», - благодарил через гида-переводчика турлидер. Иностранец не скупился на слова благодарности персоналу ресторана и оставил щедрые чаевые.

Иностранцы уехали. Семья осталась в ресторане в одиночестве. То ли от волнения, то ли усталости все молчали. И пили чай в полной тишине. Юбиляр не проронил ни слова. Мужчина лишь изредка протирал салфеткой глаза. «Спасибо большое. Такое не забыть», - последнее, что смог выдавить из себя счастливый виновник торжества на выходе из ресторана.

Эта история произошла в 2009 году. Я о ней вскоре забыл. 

«Вы меня, конечно, не знаете. Мы встречаемся впервые», - сотрудники ресторана пригласили меня пообщаться с пожилой дамой невысокого роста. Она пришла в ресторан заказать столик на семейное мероприятие. «Я знаю вы - владелец этого заведения. Ваш ресторан стал для нашей семьи особым местом, местом памяти. Здесь наш отец был в последний раз по-настоящему счастлив».

Гостья в деталях напомнила мне историю того давнего вечера. «Папа вскоре после юбилея умер. Он часто вспоминал этот невероятный ужин, рассматривал многочисленные фотографии. В его жизни было совсем немного праздников. А этот стал для него особенным. И, к сожалению, последним».

Дочь рассказала мне, что вскоре за отцом ушла и его супруга. «А мы вот собираемся вновь отметить его юбилей. Но без него», - на глазах дамы навернулись слезы «Ему на днях исполнилось бы сто лет. И он конечно пришел бы только сюда».