Все записи
12:57  /  25.04.20

1961просмотр

В осаде

+T -
Поделиться:

«С туалетной бумагой у нас скоро начнутся проблемы. На складе в остатке всего тридцать рулонов», - деловым тоном докладывала заведующая складом начальнику службы гостиничного хозяйства. «Ну и в свободных номерах - почти сто. Итого - около ста тридцати рулонов. При такой загрузке нам хватит ровно на полтора месяца»

 

«Косметических наборов тоже немного - около ста семидесяти единиц на складе. И в номерах - не более ста. Итого около двухсот семидесяти. На пару месяцев растянем», - зачитывала вслух начальник службы приема и размещения. «Вот с тапочками беда: всего сорок пар мужских и двадцать три женских. Детских уже нет. Ну и в номерах - не более ста. Продержимся месяц-полтора».

 

«Зато презервативов хоть отбавляй», - внезапно перебила начальника кладовщица. «Большие остатки. При полупустом складе мне кажется, что я в секс-шопе. Они - везде. А еще их полно в корзинах мини-баров во всех номерах. Видать, давно в нашем королевстве не занимались любовью».

 

«Так заниматься некому. Гостей почти нет»,-  начальник департамента продолжила тему. «А те, кто есть - сплошные «самоизолянты». Им не до этого. И, главное, не с кем».

 

«Можем через месяц их вместо перчаток натягивать», - хохотала кладовщица. 

 

В разгар пандемии мой отель «Гельвеция» превратился в крепость, живущую на осадном положении.  Полтора месяца назад, в середине марта, гостиница перешла на режим масштабной консервации - полностью закрыто одно из зданий отеля, во втором работают лишь два этажа. 

 

Предприятие не производит никаких закупок, не платит поставщикам, агентам по продажам, монополистам, бюджету - никому, кроме персонала. Задача одна - сохранить людей, команду отеля. «Гельвеция», как осадная крепость, живет на товарных запасах. Отель бьется за выживание. 

 

Но в нем всё еще теплится жизнь - живут единичные постояльцы, в основном "самоизолянты" и случайно застрявшие в Петербурге иногородние, выходят в нечастые смены сотрудники.

 

К счастью, накопленные в тучные времена товарные запасы, хранящиеся на основном складе отеля, позволили нам весьма легко продержаться без закупок полтора месяца. И по примерным подсчетам выстоим еще до конца июня. А дальше придется находить средства и покупать. Или не работать. 

 

К слову, номера в гостиницах также являются складами временного хранения. Различные позиции ежедневно перемещаются с основного склада отеля на временные (в номера). При использовании постояльцами позиции либо уходят в затраты (туалетная бумага, косметические принадлежности, тапочки). Либо в реализацию - продаются постояльцам с наценкой: алкоголь, закуски в минибарах, халаты. И даже презервативы.

 

Похожая ситуация и в ресторанной службе отеля. 

 

«Мясо, птицу, рыбу, консервы, яйца, сахар, муку, макаронные изделия и крупы мы полностью переместили из «Кларета» в «Мариус», - докладывала мне на днях управляющая ресторанной службой. «А все заготовки, скоропортящиеся продукты, выпечку, морепродукты и готовые десерты пришлось, к сожалению, списать. Это - десятки килограммов дорогостоящих продуктов. Наши убытки».

 

Менеджер рассказала, что за счет приличных запасов продовольствия и заготовок, хранящихся в морозильных камерах на складе отеля, у нас имеются почти все необходимые дорогостоящие ингредиенты для большого меню ресторана отеля. 

 

«Мы сократили меню всего на десять-пятнадцать процентов - убрали десерты на сливочной основе, крем-супы и прочие скоропортящиеся позиции», - объясняла управляющая. «Зелень, листья салата, йогурт на завтраки, фрукты и овощи мы покупаем крошечными объемами на рынке - пару пучков укропа, полкило помидор, литр йогурта. А больше и не надо - есть особо некому. А вот домашних пельменей, сырников на завтраки, вареников и котлет у нас в морозильных камерах много - на пару месяцев точно хватит», - голос менеджера повеселел. «Даже хлеб не покупаем. Как и прежде, выпекаем из смесей маленькими порциями каждое утро. Пару месяцев свободно продержимся».

 

После выхода распоряжения губернатора Санкт-Петербурга об остановке работы общепита на период пандемии мы полностью закрыли одно из заведений отеля - ресторан «Кларет». Персонал перевели во второй, действующий хоть и с большими ограничениями - ресторан «Мариус». В нем работает только кухня - для обслуживания гостей в номерах и питания персонала. Сотрудники выстраивавются в длинные очереди. И выходят в редкие смены, чтобы обслуживать единичных гостей  - доставлять им еду и завтраки в номера. 

 

Кухня и залы ресторана «Кларет» опечатаны и закрыты - отключены системы вентиляции и кондиционирования, газоснабжение, водоснабжение и электричество. 

 

Но с запасами спиртного гораздо сложнее. Согласно действующему законодательству,  алкогольные позиции перемещать или продавать через другие рестораны строго запрещено. Поэтому десятки бутылок с дорогостоящим спиртным замурованы в ресторане до лучших времен. А с бутылками до лучших времен «замурованы» и большие финансовые средства. 

 

Пережить пандемию и вернуться к нормальной жизни смогут далеко не все заведения общественного питания. Большинство из них - небольшие кафе, авторские ресторанчики, семейные бистро и закусочные, к сожалению, закрыли свои двери навсегда. 

 

Ведь, чтобы вернуться, им предстоит не просто открыть двери заведений и, как по волшебству, впустить гостей и начать зарабатывать. Им придется сначала вернуться к руинам своего бизнеса, оценить размер бедствия, поплакать и погоревать, оценить свои силы. И по сути заново открывать заведения - найти средства, чтобы разом закупить большой объем продуктов, договориться с арендодателями о накопленных долгах по арендной плате, попытаться снизить аренду на период кризиса, оплатить долги поставщикам за прошлые периоды, рассчитаться по долгам с персоналом. И, кстати, рассчитаться с бюджетом - заплатить налоги. Ведь их никому не списали, а лишь отсрочили. А где взять доходы - не сказали. Забыли.