Все записи
22:48  /  6.06.20

2855просмотров

В самое сердце

+T -
Поделиться:

«Сначала я решил, что проведу здесь пару недель. Но прошло уже восемь. А я по-прежнему один в этом огромном отеле», - рассказывает газете The New York Times испанский инженер-сантехник Даниэль Ордоньес. 

С 17 марта сотрудник роскошного, похожего на парус, 27-этажного отеля W на набережной Барселоны живет один на 24 этаже в номере с захватывающим видом на горы и пляж. Он является единственным постояльцем. 

Как рассказывает газета, инженер Ордоньес следит за техническим состоянием помещений и системой водоснабжения в огромном здании. Один раз в пять дней сотрудник обязан спускать воду в 1400 кранах в номерах. Это занимает у него целый рабочий день. 

«Возможно, это самая скучная часть моей работы, но она необходима», - говорит он. «Несложная, но важная процедура необходима для того, чтобы в воде не размножались бактерии. Они живут в застойной воде при температуре выше 35°C. Если вдохнуть воздух с легионеллой, можно серьезно заболеть».

В небоскрёбе нет другого персонала. 37-летний испанец, по его словам, совсем не похож на какого-нибудь кинематографического героя из фильма об апокалипсисе: он не гуляет по пустым коридорам, не ужинает за столом в одиночку, не пользуется люксами ради разнообразия. Инженеру приходится самостоятельно готовить себе еду на кухне. И стирать одежду в прачечной: «Поначалу было весьма странно наблюдать, как несколько пар моих носков и нижнего белья вертятся в огромном барабане стиральной машины в гигантской прачечной. Но прошло уже много времени и я привык», - смеется он.

Газета рассказывает, что до самоизоляции в отеле инженер жил в небольшой студии на окраине города. За проживание в W Ордоньес ничего не платит. Хотя в обычное время номера в люксовом W стоят от тысячи до тринадцати тысяч евро в сутки. Чтобы немного развлечься и выразить благодарность врачам за работу во время пандемии Даниэль Ордоньес отрегулировал свет и шторы в номерах таким образом, что на стеклянном фасаде небоскрёба появилось огромное светящееся сердце, которое видно из любой точки в центре Барселоны.

По словам Ордоньеса, ещё до начала пандемии он много времени проводил в отеле и считает его своим вторым домом, поэтому будет оставаться в нём столько, сколько потребуется: инженер знает каждый уголок здания — от вентиляционных шахт до подвальных помещений.

Как и гостиница W, одно из зданий моего отеля «Гельвеция» в разгар пандемии тоже пустовало - было закрыто на консервацию. Инженеры отключили в нем электричество, газоснабжение, систему вентиляции и кондиционирования. Но теплоснабжение оставили - в нашем суровом климате отключать отопление в холодное время категорически нельзя.

Как и в испанском отеле, техник «Гельвеции» дважды в неделю обходил все пустующие номера. И так же, как и его коллега, выпускал воду не только в кранах, но и в унитазах. Но не столько из-за опасений появления легионеллы в теплой воде, сколько по другой, весьма прозаичной причине - пересыхающие фановые трубы в пустующих помещениях источают стойкий неприятный запах, выветрить который потом весьма непросто. 

И вот, наконец, мы решили этот корпус открыть. Следуя санитарным требованиям инженерная служба «Гельвеции» организовала тщательную промывку систем кондиционирования воздуха в номерах отеля - как раз для профилактики той самой легионеллы. Ведь известно, что бактерия чувствует себя весьма комфортно во влажных и теплых трубах системы кондиционирования воздуха. 

«В середине апреля во дворике «Гельвеции» мы обязательно запустим наш символ - любимый всеми фонтан. Несмотря ни на что», - мечтали мы во время пандемии на одном из заседаний оперативного штаба отеля. В центре дворика уже почти двадцать лет в теплое время года в чаше фонтана вращается большой каменный шар. Ведь даже в пустующем отеле должна жить традиция. Стоять его символ. И биться его сердце.