Все записи
18:59  /  18.07.20

8248просмотров

Мажор

+T -
Поделиться:

«Сыну через неделю после заселения в ваш отель исполняется восемнадцать. Он станет совершеннолетним и сможет формально жить в номере один. Моя мечта, чтобы он наконец оторвался от маминой юбки, стал самостоятельным. Мужиком, в конце концов. И научился отвечать за свои поступки», - объяснял менеджеру приема и размещения голос в телефоне. 

Звонивший был явно раздражен настойчивым желанием начальника службы разобраться в резервации. Ведь номер был забронирован на несовершеннолетнего гостя - без сопровождения взрослых.

«Отправляю его на днях частным бортом в Россию. С нами в Италии ему больше делать нечего», - продолжал отец. «Сначала прилетит в Петербург - посидит у вас на двухнедельном карантине. Потом поживет еще месяц в «Гельвеции» один - наконец почувствует себя взрослым. А на все лето уедет дальше, к бабушке с дедом в Архангельск. Не ограничивайте парня - пусть делает все, что захочет. Главное, пусть научится планировать собственные траты. Когда-нибудь всем родителям приходится перерезать пуповину и отпускать детей на свободу. Решайте, пожалуйста, все вопросы с ним напрямую, без меня», - резюмировал звонивший и бросил трубку. 

«Не волнуйтесь, это решение отца мальчика - моего шефа», - вежливо продолжила разговор звонившая следом помощница. «Мой шеф и его жена решили выпустить единственного сына во взрослую жизнь. Родители считают, что ребенок слишком долго жил под их пристальным вниманием. Ему давно пора повзрослеть. Мы подготовим и передадим в отель требуемый документ - нотариальное согласие обоих родителей на размещение в отеле несовершеннолетнего, оплатим вперед весь срок его проживания - сорок пять суток», - заверяла помощница отца.

«Парня поселим точно - выбора нет. Выручка нужна как никогда - бронирование аж на сорок пять суток. И по хорошей цене», - объяснял я начальнику службы приема и размещения в конце мая, когда «Гельвеция» в разгар пандемии стояла почти пустой. «Нотариальное согласие родителей получим. И превратимся во временных родителей. Прошу вас контролировать каждый шаг парня. И докладывать на утренних планерках». 

«Какой милый мальчик приехал», - восхищалась менеджер службы приема и размещения на утренней планерке на следующий день после приезда молодого человека в «Гельвецию». «Домашний, воспитанный, скромный и обаятельный парень. Без вредных привычек. Никогда не думала, что у богачей бывают такие положительные дети. Не то что мой сын», - с грустью заключила она. 

«Простите, мне пришло такое вот сообщение. Что делать?» - молодой гость стоял перед портье и смотрел испуганными глазами. Приложение, установленное на границе в его смартфоне сообщало, что парень нарушил карантин - покинул место постоянного пребывания, свой номер. И к нему могут быть применены административные меры.  

«Вы находитесь на двухнедельном карантине. И ни в коем случае не можете покидать комнату в этот период. Навигация в телефоне фиксирует все ваши передвижения и сообщает контролирующим органам. Вас могут увезти из отеля в обсерватор», - объяснял портье. 

Гость вежливо поблагодарил портье и удалился. 

«Наш мальчик только что покинул территорию отеля», - бросил на ходу начальник секьюрити и помчался за парнем на улицу. Через пять минут гость стоял перед портье на стойке ресепшен.

«Не волнуйтесь, все в порядке! Я специально оставил телефон в номере - не буду носить его с собой. Теперь никакой фиксации передвижений», - парень в ответ лишь мило улыбался. 

Гостя повторно предупредили о последствиях нарушения карантина. И отпустили. Но посовещавшись между собой, решили все же сообщить  о случившемся отцу. 

«Не останавливайте его. Пусть загремит в обсерватор и сам разбирается. Это его проблемы. А я еще и деньги за отель с него назад потребую», - вполне серьезно просил отец.

«Мажор забил на карантин и разгуливает по городу с другим телефоном», -  рассказывал беллбой, встретив молодого гостя на Невском проспекте в компании друзей.

«Наш парень начал курить», - встревоженным голосом докладывал начальник секьюрити на утренней планерке. «Гость живет в отеле почти две недели. Ни разу не видели его с сигаретой. И в номере никакого запаха табака не было. А вчера трижды за день встретил его во дворике с сигаретой».

«Да и хрен с ним! Пусть курит», - услышала менеджер в трубке знакомый голос отца. Сотрудница  решила все же побеспокоить родителя и сообщить ему неприятную новость. «Теперь это его жизнь. И его ответственность». 

«Кажется, наш мальчик начал пить. По крайней мере, в счете гостя я впервые за месяц обнаружила пиво и алкогольные коктейли», - утром докладывала начальнику ночной портье. «А вчера, говорят, во дворике отеля он распивал с друзьями целую бутылку вина». 

«И зачем вы мне все это докладываете?" - резко отреагировал отец на звонок встревоженного менеджера службы приема и размещения. «Мой сын курит. Теперь еще и пьет. Радости конечно мало, но это его жизнь. Он уже совершеннолетний - пусть разбирается сам. Не нужно мне с этим названивать», - на полуслова мужчина оборвал разговор и бросил трубку.

«Вот чудеса-то», - причитала на днях супервайзер в разговоре с начальником службы приема и размещения «Два месяца назад к нам приехал прелестный воспитанный домашний мальчик. Настоящий ангел - со всеми здоровался, все время звонил родителям, скучал по ним. В номере была идеальная чистота и порядок. А почти за два месяца он превратился в тертого мажора - не здоровается, курит как паровоз, пьет. А на днях еще и презервативы обнаружили - по всему номеру разбросаны. И шалава из его номера сегодня утром мне на встречу выпорхнула», - вполне серьезно докладывала горничная.

«Вот теперь у него точно взрослая жизнь», - смеялся секьюрити. «Но оставим эту деталь в тайне от отца».