В любом из нас заложен мощный инстинкт подчинения. Так устроен социум: общество сильно только в случае, когда интересы каждого подчинены единой воле. Каждый из нас готов подчиняться. Подчинение — основа структуры социальной жизни человека. Без системы управления, подчинения и субординации ни одна система не выживет.

Мы привыкаем к приказам с детства. Удивительно, но язык приказов понятен всем, даже животным, которые не могут говорить: «место», «фу», «нельзя», «стоять», «лежать», «фас».

Бóльшая часть человечества веками подчиняется авторитетным людям. И это повиновение авторитетам может быть действительно опасным, потому что иногда идет вразрез со здравым смыслом и даже общечеловеческими ценностями.

Опасность повиновения

Один из самых известных и легендарных экспериментов, который показал, насколько велика опасность повиновения, это эксперимент Стэнли Милгрэма, которого интересовал один вопрос: как нацисты во время Второй мировой войны так безропотно выполняли жестокие приказы своих руководителей, строили газовые камеры и лагеря смерти и убивали миллионы невинных людей.

Задайте себе вопрос: согласились бы вы наносить поражение электрическим током мощностью 400 вольт абсолютно незнакомому человеку, который ничего плохого вам не сделал? Конечно, нет — ответит большинство. Но эксперимент продемонстрировал другие результаты. Представьте: участников эксперимента (40 мужчин в возрасте от 20 до 50 лет разных профессий, которых набрали по газетным объявлениям) просили наносить другому человеку удары электрическим током в случае, если тот давал неправильные ответы на вопросы, якобы для изучения влияния наказания на человеческую память. В роли жертвы выступал актер, специально подготовленный человек. Удары током, естественно, имитировались, однако испытуемые об этом не знали. Генератор тока выглядел пугающе правдоподобно. Напряжение можно было выбрать от 30 до 450 вольт, каждый режим тока был подписан: «Слабый удар», «Умеренный удар», «Опасно: труднопереносимый удар», а два последних переключателя были помечены знаком «ХХХ».

Изображение из книги Никиты Непряхина «Анатомия заблуждений. Большая книга по критическому мышлению»

С каждым разом испытуемого просили наносить удары все большей и большей силы. Подставные «ученики» молили о пощаде, жаловались на больное сердце, кричали от боли. Но подопытные участники продолжали бить током, каждый раз увеличивая его силу. Они выполняли все, что им говорили организаторы эксперимента: «Пожалуйста, продолжайте», «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили», «У вас нет другого выхода, продолжайте». Даже когда актеры симулировали обморочное состояние, удары током продолжались.

А теперь ужаснитесь

65% участников (26 человек из 40) подавали максимальное напряжение и доводили эксперимент до конца, несмотря на то что видели страдания и мучения своих «учеников». Никого не смущал и не пугал тот факт, что вполне вероятен летальный исход. Откуда такая жестокость? Неужели только факт приказа некого авторитета имеет такое значение? Неужели в нас так велика сила подчинения? К сожалению, все так. Позже многие ученые повторяли эксперимент Милгрэма, и результаты везде были аналогичными.

Слепое подчинение авторитету

Этот социально-психологический эксперимент, исследующий психологию влияния, не единственный. Хочу рассказать вам про другой эксперимент, не менее впечатляющий, но менее известный. Он был поставлен в США в одной из крупных больниц. Участники эксперимента — медсестры из отделений педиатрии и хирургии. Представьте: медсестре звонят, некто представляется врачом больницы и требует, чтобы она ввела энное количество миллиграммов медикамента больному. Исследователи хотели изучить вопрос подчинения и выполнения регламентов. По идее, медсестры, конечно же, не должны были следовать указаниям незнакомого человека, так как регламент американских больниц не допускает выполнения указаний, переданных по телефону. Кроме того, медикаменты не хранятся у медсестер. Ну и самое главное — предписанная доза слишком велика и опасна для пациента, и медсестры прекрасно об этом знали. Я уже не говорю про тот факт, что они первый раз слышали голос, который им давал указания по телефону.

Каков же результат? В 95% случаев после звонка неизвестного человека медсестра идет в центральную аптеку больницы, берет нужную дозу препарата и направляется к палате пациента. Конечно же, там ее ждут организаторы эксперимента, которые объясняют, что произошло и в чем заключались нарушения внутреннего регламента.

В этом эксперименте меня волнует прежде всего слепое подчинение авторитету. Или даже символу авторитета, то есть формальной субординации. Это происходит неосознанно, на уровне подкорки. Мы сами не отдаем себе отчет в том, что испытываем это влияние.

История обезглавленных мышей

Не так широко известен еще один психологический эксперимент, который провел в 1924 г. Карини Лэндис. Он хотел выяснить, вызывают ли эмоции четкую мимику лица. Лэндис считал, что в процессе эксперимента будут обнаружены общие закономерности функционирования групп лицевых мышц — единая мимика для страха, отвращения, удивления, смущения. К своему эксперименту он привлекал студентов и подвергал их воздействию внешних раздражителей. То порнографические картинки им показывал, то их руки в баки с червями засовывал, то заставлял вдыхать аммиак. Лэндис фотографировал лица и внимательно изучал схожесть мимики у разных людей.

Но апогеем его эксперимента было финальное испытание: участникам предлагалось отрезать голову белым мышам. Да, именно так. Горе-экспериментатор принес в лабораторию живых белых мышей и предлагал их обезглавить перед объективом фотокамеры. Вы бы согласились провести такой «научный» эксперимент? Удивительны результаты. Действительно, одна треть отказалась отрезать собственными руками голову невинному животному, зато они наблюдали, как это делает Лэндис. Две трети после первого шока и недолгих уговоров проделывали жестокую процедуру самостоятельно. Так как в реальной жизни они бы и мухи не обидели, им было толком не ясно, как выполнить указ экспериментатора, поэтому обезглавливание животных превращалось в долгую и мучительную пытку.

Лэндис искренне хотел обнаружить единые мимические черты для каждой эмоции. Однако этот эксперимент вошел в историю как демонстрация того, насколько большинство готово безапелляционно подчиняться авторитету и совершать столь жестокие и абсурдные поступки, которые в реальной жизни они никогда бы не сделали.

Обложка: кадр из фильма «Стенфордский тюремный эксперимент» (2015)