Фото: The New York Public Library

Напившись в facebook, я нашла там Арктику, Сектор Газа и друга бывшего парня

Пятница, вечер. Самое время для эксперимента. Моя подруга и постоянный собутыльник Наташа уехала в Мадрид, никто не пошел со мной в бар, поэтому я решила выпить в интернете. Красное сухое, батончики «Рот-фронт», то ли за стенкой, то ли над потолком играет Сектор Газа, соседи подпевают, фантики шуршат, вино булькает. Строчу на фейсбуке: «Давайте чокаться, и не удивляйтесь, если я вам напишу, посмотрим, что из этого выйдет!» Пока никто не отвечает на мой призыв, и я решаю начать первой.

Пишу Ане, у Ани белое сухое, но она занята. Пишу Рамизу, Рамиз сидит дома с дочками и у него, как и у меня, красное сухое. Расспрашиваю друга про его книгу, которая скоро выйдет. 

— [Это книга] про Арктику. Про ее образы —  чем она была в разное время.

— Ух ты! И про путешествия тоже?

— Да, в основном готические ужасы. 

— Это как? 

— Истории со счастливым концом —  дело скучное. А вот если съели кого-нибудь по пути, то совсем другое дело.

Договариваемся встретиться перед тем, как Рамиз уедет в Непал, и он уходит укладывать старшую дочку.

Пишу Дане. Он в автобусе, в пробке у Королева, открывает банку пива. Я хочу к нему в гости. 

— Собак больших и страшных не боишься?

— Обожаю их! И хочу вас всех увидеть. 

Оля лайкает мой пост. Несколько часов назад она отказалась идти со мной в бар, так как ведет здоровый образ жизни и бросила пить: 

— Поднимаю за тебя ногу, потому что делаю йогу! 

Обсуждаем с Олей наши поэтические опыты:

— Когда мне было 3 года, я написала стих «Наши бегемотики открывают ротики», с тех пор творчество прочно вошло в мою жизнь, и я не могу остановиться. 

— А я писала что-то типа «желторотый воробей» и что-то еще, почему он желторотый, до сих пор не пойму.

— Потому что птенец! Желторотый воробей, забирай меня скорей, увози за сто морей, не хочу я знать людей.[gallery list="1066551,1066555,1066556,1066557"]Постепенно беседа перетекает в музыкальное русло, и Оля знакомит меня с отечественной эстрадой: кавером «Сектора Газа» на  Red Hot Chilli Peppers и волгоградскими рэпперами Anakondaz. У интернет-вечеринки наконец появляется саундтрэк.

Еще одна Оля пишет мне из Барселоны, что ее компьютер подцепил вирус. Мы немного обсуждаем кино. Оле не понравился фильм «Девушка из Дании», но я все равно собираюсь на него сходить:

— Не знаю, что хуже, он или «Выживший».

— А вроде режиссер хороший, снял «Король говорит».

Юля, еще один человек, который не пьет, собирается на вечеринку в Powerhouse, где в тот день играет Computer Graphics. Вообще-то иногда она все же пьет, особенно в одиночку. Так что выпить в интернете было бы неплохим вариантом: «Живешь такой в Подмосковье, тут вечно плохая связь и вайфая нет, а так бы я ого-го». Я делюсь воспоминанием, как однажды напилась, и утром обнаружила у себя в фейсбуке стыдную переписку, так что надо держать себя в руках.

Но я все же не выдерживаю, увидев зелененький огонек напротив имени своего бывшего бойфренда в g-talk. Вот он точно не пьет, но я все равно пишу ему и прошу поддержать со мной беседу. К сожалению или к счастью, ответа нет, так что наутро будет не очем жалеть.

Вновь открываю facebook, внутри меня уже полбутылки дружелюбия и инициативы.

А на фейсбуке — друг моего бывшего Юра, отличный парень и жена у него хорошая, мы вместе с бойфрендом ходили к ним в гости, но когда расстались, общение не продолжилось. Пишу, что хочу дружить и получаю приглашение в гости. Ради этого стоило напиться!

«О времена, о нравы…», — пишет мне Лева. На мой призыв он отвечает, что пить в одиночестве -- первая стадия алкоголизма. Но я ведь не в одиночестве, со мной мои, пусть и не всегда пьющие, собеседники.[gallery list="1066560,1066562,1066563"]Ника — собеседник из Нью-Йорка, и у нее на часах пять дня, а у меня всего лишь час ночи. Ника в метро, и там есть wi-fi. Ежеминутно заходя в интернет, я все равно поражаюсь возможности сразу получить ответ с другого конца света. В Нью-Йорке адский холод, влажно, ветер и океан. На Нике надето все, что есть, и температуру она определяет так: «Сдохнуть».

«Алкоголь  можно  принимать  только  для  усиления  ситуационного  позитивного  момента», — пишет Лева. Ира жалуется на работу, Максим тоже. он говорит, что в людей последнее время веры все меньше, но не стоит ни о чем жалеть. Настя расспрашивает меня про психиатра и антидепрессанты. Саша говорит, что ее отпустили все демоны прошлого и рассказывает, как играла на курсах валют и чуть не поседела.

За три часа бутылка опустела на две трети, мне хорошо, и я рассматриваю фотографии крошечной дочки Аллы. А Наташа, которая уехала в Мадрид, тем самым подтолкнув меня к интернет-пьянке, так и не вышла на связь. Утром она написала, что успела все выпить и лечь спать.