Все записи
06:39  /  8.05.18

1763просмотра

Это только мы видали с вами...

+T -
Поделиться:

Неотвратимо уходят последние участники и современники Второй Мировой войны. Да и мы — те, которые общались с ними и слушали их рассказы, уже здорово немолоды.

Когда мы уйдём, эти рассказы уйдут вместе с нами. Что-то есть особенное, когда с тобой делится участник событий — не для славы, не для печати, а просто так, потому что пришлось к слову.

Вот пара воспоминаний.

Папа. Военврач

"Нас выпустили из мединститута после третьего курса, дали диплом  и сразу на фронт.  Называлось это зауряд-врачи.  Я попал в медсанбат. Поступало, говорят, человек по триста раненых одновременно. Я не считал. Представь себе огромную палатку, просто зал. Ряды коек , конца не видно, на  них раненые. Крик, вой, мат. Возле каждой  койки— врач, такой как я. Ничего не знает и ничего, из того что нужно в этот момент, не умеет. И среди этого — один хирург. Он ходит между столами и инструктирует вчерашних студентов: Вот здесь режь. Следующему :  Вот здесь — шей. Да не трясись ты, как баба, мать твою. И дальше, к следующему раненому.  На соседней койке — парень только коснулся скальпелем бедра  — а оттуда фонтан крови под потолок — наверное в артерию попал. Хирург бежит, снова крик, вой, мат. Никогда этого не забуду".

Мама. Медсестра. Медсанбат.

"Ты знаешь, выдался тихий денёк, я голову решила помыть. Это большое дело, чистая голова. У меня был маленький тазик, воды нагрела, голову наклонила, намыливаю. И вдруг обстрел, немецкие самолёты, прямо по медсанбату. Каски под рукой не было, я тазик на голову надела и бегом. Вода течёт, я в мыле. Потом все очень смеялись".

Или вот ещё, мама рассказывала:

"Раненые письма домой писали, всегда торопились, чтобы мне отдать. Я их в почтовый ящик  относила. Я им говорила — не торопитесь, я подожду. Но они все равно торопились, чтобы письмо скорее ушло. А потом я узнала, что письма из этого ящика никуда не отправляли , а просто выбрасывали".