Все записи
09:11  /  10.11.16

194957просмотров

Бей своих, чтобы чужие боялись: истоки бытового антисемитизма в современной России

+T -
Поделиться:

Евреи – странные люди. Могут бесстрашно бороться с терроризмом, изобретать совершенное оружие, спасать человеческие жизни в практически безысходных ситуациях, и при этом мелко пакостить своим же соплеменникам. Мелко – потому что цель таких действий неочевидна, неразумна и бессмысленна. И если что-то они и вызывают, так это обиду у своих и оправдание бытового антисемитизма у чужих. В многонациональном обществе эта тема весьма щекотлива, и, возможно, я бы так незаметно и толерантно прошел мимо, но будучи евреем, все-таки имею об этом кое-что сказать.

В течение последней недели еврейскую общину Москвы буквально порвало. Взрослые, образованные, во многих смыслах достойные люди бились ни на жизнь, а насмерть в социально-сетевых комментариях по поводу шаржа, размещённого на сайте журнала «Москва – Ерушалаим» и опубликованного редактором Ильей Иткиным в печатной версии журнала.

Удивительно! Для евреев, как мне всегда казалось, нет деления на «правильных и неправильных», как и для Б-га, который ждёт евреев в Израиле, нет между ними никакой разницы. Поэтому у меня много друзей и на Горке, и на Бронной, и в Марьиной Роще с Жуковкой. Однако произведение г-на Иткина поколебало мою убеждённость.

Источник: http://www.moscow-jerusalem.ru/sharzhi/

Возмутительной по содержанию карикатуре, каждая деталь которой направлена на то, чтобы уязвить и оскорбить достойных уважения людей, воспоследовала вялая отповедь редакции, в общем и целом сводящаяся к тому, что «шарж, действительно, получился на сей раз очень плохой и крайне неудачный», пояснения к деталям и резюме «кто не понял юмора – сам дурак».

Ну, так теперь детали поясню я.

У каждого рисунка, фотографии или картины существует композиция, подразделяющаяся на планы, расположение героев, размеры, цвета и т.д. В данном конкретном случае мы видим условное деление на «ближний-дальний» и «левый-правый». При анализе изображения с психологической точки зрения они приобретают значения «возвышаемый-унижаемый» и «чужой-свой» соответственно (главный и крупный в кресле руководителя и второстепенный и маленький, стоящий в кулисах сцены). И г-н Иткин – отличный фотограф – не знать об этом не мог. И вот тут-то начинаются настоящие вопросы.

Почему персонаж, похожий на рава Александра Бороду, изображён в роли продюсера-режиссёра то ли театра, то ли цирка, на поклон к которому, как распределителю бюджета, униженно идут отечественные и иностранные «селебритис»? Не умно.

И почему персонаж, имеющий портретное сходство с равом Шимоном Левиным, изображён у бокового входа, которым пользуются в театре статисты, а в цирке – ковёрные клоуны? Да ещё и с репликой, навевающей невольное сравнение с ренегатом-эллинистом, приводящим свинью в Храм? Гадко.

Возможно, задачи противопоставить таким образом две крупнейшие в России еврейские организации – ФЕОР и КЕРООР – у г-на Иткина не было. Возможно, задача имелась у кукловода. Наверное, это «недоразумение» быстро забудется. Но осадочек-то, как говорится, останется.

И как еврею, как издателю и просто культурному и воспитанному человеку, с уважением относящемуся к людям, безосновательно «протянутым» в карикатуре, мне горько видеть, что ответственный за распространение информации не только СРЕДИ евреев, но и О евреях человек не понимает, что заигрался, скатываясь до публичного осмеяния единоверцев. То, что это люди «свои» и осмеяны публично – горько вдвойне.

К чему поддерживать и без того достаточно агрессивные антисемитские настроения, подпитывая их неприемлемым контентом? Для чего демонстративно заявлять, что подобные «шутки» – не только приемлемы в иудаизме, но и являются чем-то будничным и повседневным?

Этот вопрос я адресую и г-ну Иткину, и издателю журнала – "Столичной прессе", и г-ну Соскину, который, вероятно, не вполне в курсе, каким именно образом и на что растрачиваются средства, отпущенные им на создание ежемесячного журнала московских евреев.

А чтобы каждый, кто не в курсе внутриобщинных интриг, мог понять, чего во всей этой истории больше – смелости, глупости, наглости или откровенного хамства, нужно ответить на один простой вопрос:

Почему автор карикатуры приписал оскорбительные для каждого еврея слова уважаемому и порядочному раввину, но не осмелился вместо него нарисовать, к примеру, президента России, главу Чечни, патриарха, муфтия или человека, спонсирующего издание журнала? Ну, или хотя бы вашего покорного слугу Александра Хаминского? Ведь гротеск и противопоставление как раз являются основными признаками сатирического жанра.

Пнуть своего безопаснее, чем любого из пяти выше перечисленных. И трусы суше.