Все записи
16:33  /  6.02.17

177556просмотров

Александр Хаминский:
Фёдор "Неуловимый Джо" Бондарчук

+T -
Поделиться:

Может ли новость о банкротстве банка средней руки стать темой первых полос уважаемых изданий? Да, если замешан известный человек. Даже если его имя почему-то не упоминается.

Банк «Пушкино» был признан банкротом ещё 3 декабря 2013 года и поступил под внешнее управление Агентства по страхованию вкладов (АСВ) для подготовки к ликвидации. Помимо вопросов о взыскании задолженностей с должников банка и возмещении потерь вкладчикам, специалисты разбирались с вопросом, что же послужило причиной того, что банк пришёл в столь плачевное состояние. Внутренние проверки выявили признаки преднамеренного банкротства, после чего в отношении Алексея Алякина, основного акционера банка, было возбуждено уголовное дело. Изначально озвученная «цена вопроса» в 24 миллиарда рублей сейчас снизилась до 14,8 миллиардов. Впрочем, Алякин поторопился расстаться с проблемным активом, продав акции за бесценок «зиц-председателям», и подался в бега.

Но если мошеннические схемы г-на Алякина и его уголовное преследование никаких вопросов ни у юристов, ни у широкой общественности не вызывает, то информация о том, что разделить с ним ответственность за банкротство АБ «Пушкино», по мнению АСВ, должен и Эдуард Пичугин – генеральный директор «Киностудии Ленфильм», известный также как партнер по бизнесу режиссёра Фёдора Бондарчука, – крайне интересна.

На сегодняшний день производство по иску АСВ в отношении Пичугина приостановлено. До окончания расчётов с кредиторами банка из наличествующих активов. Но сам факт того, что федеральное агентство инициирует возбуждение подобного дела вызывает несколько нескромных, в высшей степени волнующих и абсолютно беспрецедентных вопросов у озадаченных юристов.

Но давайте обо всём по порядку.

В сентябре 2010 года Бондарчук и Пичугин приобрели по 15% акций АБ «Финанс», заплатив за свои доли по 150 миллионов рублей. Прессе они прокомментировали эту сделку необходимостью иметь собственный банк для инвестирования в совместные проекты, крупнейшим из которых является сеть развлекательных центров «КиноСити».

В декабре 2011 года АБ «Пушкино» поглотил АБ «Финанс». Так Фёдор и Эдуард стали акционерами «Пушкино». Банк выделил им по 7,8% своих акций, которые позднее (вероятно, в связи с технической переоценкой) превратились в 7,77% на брата. Однако кризис скорректировал планы друзей-предпринимателей. После громких закрытий ряда российских банков, активы которых более чем на половину состояли из кредитов акционерам, ЦБ выпустил новую инструкцию, согласно которой подобные кредиты следует считать рискованными. АБ «Пушкино» со своими 62% активов в форме ссудной задолженности попал в зону риска. В июне 2012 года Фёдор и Эдуард продали свои доли Алексею Алякину. Точная сумма сделки неизвестна, но назывались цифры около 400 миллионов рублей. Деньги Пичугин и Бондарчук вложили в киноцентр «Великан» в Санкт-Петербурге.

История с поглощением банком «Пушкино» банка «Финанс» не так чиста, как кажется на первый взгляд. Надо полагать, этот шаг продумывался изначально: в интервью Бондарчук и Пичугин охотно рассказывали о том, что их цель – вырастить из маленького кредитно-финансового учреждения «взрослый» банк. Не думаю, что погрешу против истины, предположив: Алякин осознавал, что представляет собой его приобретение. Ему вообще свойственно практиковать покупку «мусорных» банков. Правда, в случае с «Финансом» речь шла не о покупке, а о слиянии, однако принципиального значения это не имеет.

Знатные же деятели кинопроизводства и кинопроката не могли не знать, что ввязываются в большую и довольно-таки грязную игру. Однако и их это не смутило. Они от души попользовались банком и деньгами клиентов и вкладчиков для финансирования своей бизнес-империи «Киносити», а затем благополучно избавились от акций «Пушкино». Также не без выгоды.

Есть в этой последней сделке по продаже 15 с небольшим процентов акций «Пушкино» любопытный момент. Покупателем был объявлен сам г-н Алякин, который известен как человек, берущий деньги, но никак не вкладывающий. Неужели он заплатил личные миллионы за акции банка, который уже на тот момент представлял собой сплошную долговую яму? Подозреваю, что это был выкуп акций самим банком, просто сделано это было через Алякина. Косвенно на это указывает тот факт, что в апреле 2013 года долю Алякина в «Пушкино» выкупил адвокат Александр Добровинский, заплатив за 19,1% … внимание! – 300 долларов. Вот это уже похоже на реальную цену. Последним серьёзным куском от щедрот банка поживились Пичугин и Бондарчук. Видимо, пресловутые 400 миллионов рублей в вышеописанной сделке являли собой остатки реальных «живых» денег «Пушкино».

Теперь вопросы. Их два.

Во-первых, раз это реальное дело, которое будет, в итоге, принято к рассмотрению, то речь идёт об очень важном прецеденте. Впервые Агентство по страхованию вкладов решило привлечь к субсидиарной ответственности человека, который держал сравнительной небольшой пакет акций и при этом не был ни членом правления, ни управляющим и с чисто формальной точки зрения вообще никак не мог влиять на политику банка, которая, в конечном итоге, привела к его банкротству. Для российского законодательства это нонсенс. Хотя никаких юридических коллизий тут нет. Просто никогда прежде так не делалось. Почему именно сейчас? Разве речь идёт о самом масштабном в финансовом эквиваленте крахе в истории российской банковской системы?

И во-вторых. Неужели один я был удивлён, не увидев среди фигурантов дела о банкротстве «Пушкино» нашего старого знакомого – Фёдора Бондарчука? Изучив открытые источники, я прихожу к следующему выводу: если есть два человека, владевшие 7,77% акций банка-банкрота каждый, а «дело шьют» только одному из них, не потому ли это, что г-н Пичугин широкой общественности не особенно интересен, а возможный процесс с участием Фёдора Бондарчука обещает быть настоящей «бомбой» для СМИ? Иначе с каких таких пор он стал неуловим и невидим для органов правосудия?

Крайне важный вопрос: как это удаётся Фёдору? Как он, прошедший уже не одну сделку неоднозначного характера, в очередной раз выходит сухим из воды? Возможно, речь идёт о неком распределении ролей: Бондарчук, как технически безупречный боксёр, одним своим именем и фамилией повергающий противников на ковёр, "поднимал" инвестиции, большая часть которых осела затем в "КиноСити" и развлекательном центре "Великан", а после – ювелирно и элегантно выходил из бизнеса, оставив на хозяйстве Пичугина? Согласен, в таком случае предъявлять Фёдору претензии, вроде как, не комильфо. Можно только крикнуть: "Стоп! Снято!" и аплодировать.

P.S. Личное мнение автора в данном материале – ни человеческое, ни юридическое – не отражено. Я просто оцениваю и анализирую информацию из открытых источников за последние несколько лет. Сделанные выводы продиктованы логикой, знанием законодательства и юридическим опытом.

Читайте также

Новости наших партнеров