Все записи
15:17  /  15.11.19

8447просмотров

Питерский «Наполеон» Соколов – это ещё не диагноз!

+T -
Поделиться:

Как это ни цинично звучит, в убийстве юной Насти Ещенко экс-доцентом СПбГУ к.и.н. Олегом Соколовым ничего выдающегося не было...

Причиной смерти умницы, отличницы, образованной и просто миловидной девушки не стали ни «особая жестокость», ни «состояние аффекта» находящегося сейчас под следствием историка.

В эту пятницу на телеканале РЕН ТВ выйдет большой репортаж о «доценте-расчленителе», но я готов уже сейчас рассказать вам об основных причинах трагедии, в очередной раз всколыхнувшей всю страну.

От меня репортёры ожидали двуполярной оценки: как от юриста и как от руководителя НДЦ клинической психиатрии, зная, что на основе аудио- и видео-материалов с публичных выступлений Соколова мы провели заочную психолого-психиатрическую экспертизу личности убийцы.

Так что описываю ситуацию с двух разных ракурсов.

Первый. Юридический.

В данном случае речь идёт о безусловно резонансном, но, тем не менее, самом банальном «бытовом» убийстве, ответственность за которое в диапазоне 6-15 лет лишения свободы предусмотрена ч. 1 ст. 105 УК РФ. И нет, расчленение тела и сброс его частей в Мойку не подпадает под квалификацию п. «д» ч. 2 вышеуказанной статьи. В своём Постановлении от 27 января 1999 г. № 1 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершённого с особой жестокостью.

Этот вопрос снимаем.

Теперь про аффект, на который адвокаты Соколова, безусловно, попытаются свернуть, демонстрируя будущим клиентам, что не только «засветились» на столь резонансном деле, но и действительно сделали для своего подзащитного всё.

В соответствующей ч. 1 ст. 107 УК указано, что такое преступление наказывается «всего лишь» исправительными работами на срок до 2 лет, либо ограничением свободы на срок до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Любые возможные комментарии Анастасии относительно взрослых детей Соколова или, допустим, его чисто мужских качеств, пусть даже высказанные эмоционально, не являются ни насилием, ни издевательством, ни тем более тяжким, непереносимым оскорблением. А состояние аффекта, согласно УК РФ, бывает спровоцировано именно ими и ни чем иным.

Безусловно, именно на незнании этих формулировок и основываются опасения общественности, что дело «сольют», а престарелый герой-любовник отправится играть в Бородино в специализированную клинику вместо получения реального срока.

Не бойтесь, не отправится.

Теперь посмотрим со второго ракурса, психолого-психиатрического.

Как показала проведённая экспертиза, Олег Соколов – самый обычный, заурядный психопат. Нет, не в том бытовом смысле, в котором это слово превращается в ругательство. И, кстати, заодно уж и не в том, который бы позволил откосить от тюрьмы «по состоянию здоровья».

В данном конкретном случае личность психопата и за пределами исторических реконструкций продолжает существовать в своём собственном мире.

Анастасия же, отказавшись в определённый момент следовать единственно логичному с позиции Соколова сценарию подчинения приказам, грубо нарушила обеспечивающие жизнеспособность этого мира «незыблемые правила».

За что и получила адекватную (в его психопатическом представлении!) ответную реакцию: уничтожение.

К счастью, суд, выносящий решения именем Российской Федерации, основывается на законодательных нормах, а не на чьей-то убеждённости в собственной «правоте» и «праве».

Так что придётся таки «сиру» на старости лет сменить фарфоровую тарелку на алюминиевую миску, придётся.