Все записи
13:38  /  9.12.20

253просмотра

Смерть бизнеса - моя смерть?

+T -
Поделиться:

Бизнес терпит крах. Если первая волна изоляции и пандемии включила во многих резервные генераторы, то сегодняшняя ситуация пережгла от напряжения пробки. Сил нет, энергия на нуле.

Меня зовут Тимур Валеев. Я психоаналитический коуч, психолог. С начала кризиса провел под сотню встреч с клиентами из бизнеса. И, знаете, почти всегда мы находили выход из замкнутого круга. Внешний ужас, который казался клиентам непреодолимым, оказывался лишь ловушкой их бессознательного. Они летели в пропасть, окутанные своими фантазиями и ужасом неопределенности будущего.

Я расскажу один случай клиентки, которая впервые пришла ко мне больше года назад. Тогда она столкнулась с невозможностью развивать и масштабировать свой бизнес. В этот раз Екатерина позвонила в разгар первой волны пандемии. Сквозь слезы договорились о встрече. Ей 45 лет и у нее сеть детских садов по всей Москве.

психология бизнеса

Такой серой и безжизненной я не видел ее никогда. Взлохмаченные волосы, колкий и пустой взгляд, осунувшиеся плечи и несколько крупных морщин. 

  • Я все теряю, - сказала она. - Мне придется все закрывать, всех увольнять. 

На мой вопрос, в состоянии ли она рассказать подробнее о происходящем, она зарыдала. Даже не зарыдала, а завыла. Тоскливо так, безжизненно, будто в пустоту темной ночи. Сквозь этот вой я смог понять, что школы и детские сады ушли на карантин. Бизнес на грани разорения, аренду платить нечем, а собственники помещений не идут навстречу, долбанное государство не помогает.

Минут через тридцать, когда поток слез пошел на убыль, а цвет ее кожи стал принимать естественный цвет, я спросил:

  • Чем я могу помочь?

Она посмотрела на меня. Взгляд был все еще тусклый, но уже не злой.

  • Я хочу выжить.

  • Вы связываете собственную жизнь с выживанием бизнеса?, - уточнил я.

Она замолчала. Мы просидели в тишине минут пять. По ее утомленному лицу гуляли тени. Внутри что-то происходило. Я молчал и наблюдал.

  • Давай найдем выход.

Эта фраза была сказана с чувством более решительным. Екатерина ответила на предыдущий вопрос, но не озвучила свои размышления. От рыданий и тоски мы перешли к внутренней злости. Она хотела действий, пути, побега. Всего, что могло ее спасти или дать надежду на спасение. 

  • Как думаете, это надолго?, - уточнил я.

Она завелась не на шутку.

  • Это должно закончиться прямо сейчас. Иначе все, что я делала, умрет.

  • Давайте пофантазируем, что это надолго.

  • Нет! Это должно закончится прямо сейчас. Так не может больше продолжаться.

Я молчал. Просто смотрел на нее. Через пару минут она начала говорить.

  • Наверное, ты прав, нужно закрывать бизнес сейчас. Если тянуть, я влезу в долги и не смогу открыть что-то новое. Спасибо за инсайт. Я знаю, что делать.

  • Разве я что-то подобное говорил?

  • Да, ты только что сказал мне, что это надолго.

  • Да, я предложил пофантазировать. Но только на тему, что будет, если все это надолго. 

  • Я нашла решение, я закрою свой бизнес.

    страх будущего, выгорание, бизнес-психология PSY.one

Этот диалог про закрытие бизнеса длился несколько минут. Екатерина уже начала выдавать идеи новых проектов и планы захвата новых отраслей. Но мне было важно получить ответ на мой вопрос. И я повторил.

  • Что будет не с вами, а с людьми, с вашими клиентами, если все это надолго?

В этот момент произошел какой-то ментальный щелчок. Она затихла и начала мотать головой.

  • Все сидят дома, начали ругаться, потом начнут разводиться. Как вообще можно сидеть всей семьей дома, работать на удаленке с детьми?

  • Я читал, что дети проще переносят вирус. Есть мнение, что детские сады нужно открывать.

  • Я тоже про это читала, но даже если мы откроемся, наши клиенты начнут экономить и сидеть с детьми дома, так как на работу им ходить не нужно.

Время нашей сессии закончилось. Я попросил ее не принимать никаких решений, в том числе и о закрытии бизнеса до следующей встречи. А за эту неделю позвонить нескольким своим клиентам и просто поговорить, узнать, как они справляются с детьми дома.

На нашу встречу через неделю Екатерина опоздала на пять минут. Я слышал, как она твердо шагала по коридору и громко разговаривала по телефону. На секунду шум затих и она вошла. Новое платье, уложенные волосы, стремительный взгляд.

  • Я ничего не делала, я всю неделю разговаривала со своими клиентами. Обзвонила семей двадцать.

  • Поделитесь, что важного было в этих разговорах?

  • Они очень сильно ругались. Они устали. Просили меня найти лазейки, чтобы открыть детские сады. И, знаешь, я поняла. Мы можем открыть дежурные группы. Да, не одну дежурную группу, а несколько. У меня есть выход.

  • То есть решение закрыть бизнес уже не актуально?

  • А кто предлагал закрыть бизнес? Нет, конечно. Если это все надолго, то они по квартирам все окончательно взвоют. Я хочу открыть еще несколько детских садов. Но очень маленьких, на одну группу. Меньше детей, меньше заразы.

    Мы встречались еще несколько раз. Екатерина рассказывала о росте бизнеса, была энергична, делилась успехами и уверяла меня, что кризис - момент рывка, нужно пользоваться этим. Я не спорил, все больше слушал.

    На последней сессии она рассказала, какой она чуткий и проницательный бизнесмен, что несколько лет назад выбрала такую выгодную сферу, как детские сады. И в жизни ей везет и все получается.

    На нашей международной платформе PSY.one представлены специалисты, которые могут помочь в вашей сложной жизненной ситуации. Мы работаем с клиентами со всего мира. Вам нужен лишь компьютер или телефон и доступ в интернет.