Есть ли смысл добавлять что-то к хэштэгу ‪#‎Янебоюсьсказать‬, когда фэйсбук и без того превратился, как выразилась одна моя знакомая, в кровавое месиво?

У меня нет опыта сексуального насилия, хотя, как известно, эмоциональное может оставить не меньший след. Зависит от индивидуальной чувствительности и психологических особенностей. Свои травмы я прорабатывала с психологом и на тренингах не один год.

Так что первое, что скажу: у нас всех есть свои раны, которые необходимо залечивать. Озвучить и признать факт того, что было годами задвинуто на задворки сознания - смелый первый шаг. Дальше с этим материалом надо работать и, по моему опыту, лучше с помощью профессионала. Здесь нет ничего стыдного, ведь когда рана болит, горит, воспалена и кровоточит, достаточно легкомысленно полагать, что мы сможем сами провести себе операцию. Кстати, привычка принципиально справляться только своими силами - это как раз одно из последствий травмы.К профессиональным психологам и тренерам, пережившим насилие, вышесказанное относится в той же степени.

Второе. Вижу сейчас, что женщины, которых тема затронула, очень остро реагируют на обсуждения в сети. И это естественно - опять возвращаемся к теме горящей раны. Когда всплывает сильная боль, мы просто по законам биологии не можем сохранять спокойствие и адекватность.Но вот ставлю себя на место мужчин.Оправдываться за то, чего не совершал?Что совершил по юности/глупости/пьяни и даже не представлял тогдашним умом, сколько боли принес своим поступком? (я не испытываю иллюзии, что мужчины, так или иначе совершившие изнасилование, бродят где-то на другой планете, а все окружающие были, есть и будут исключительно благородны и чисты - всякое может быть)Естественная реакция, когда на тебя нападают (заслуженно, а уж тем более если нет) - бежать или защищаться. Поэтому в обсуждениях если и встречаются комментарии мужчин, то зачастую такие, которые обесценивают женские переживания на тему.Умно ли это? Нет, конечно, но мы ведь опять говорим про то, что тема представителям обоих полов попала в ту или иную травму - уровень осознанности в такой момент резко снижается. Каждый сам защищается от своей боли и просто не остается места для мыслей о том, раню я кого-то своим высказыванием или нет.

Кстати, небольшая врезка: ‪#‎Янебоюсьcказать‬ - это женские истории. Но я близко знаю мужчин, переживших сексуальное насилие. И узнавая это от них же самих через несколько лет знакомства, я сопоставляла некоторые их жесткие проявления с таким вот бэкграундом. Многое становилось понятно. Защитная реакция: стать жестким с другими, чтобы забыть о собственной уязвимости. Я сейчас никого не оправдываю, это просто чтобы напомнить: здесь по обе линии фронта ОЧЕНЬ МНОГО БОЛИ.

К сожалению, мягко преподнесенные уроки чаще всего до нас просто не доходят и жизнь оставляет на нас шрамы - такая вот данность. У близких мне женщин, переживших изнасилование, одна боль, у изнасилованных мужчин - другая, у тех, с кем насилие случалось в эмоциональном смысле - третья. А кто считает, что в его жизни никогда не было никакого насилия…ну, эти люди уже в сентябре отправятся «в первый раз в первый класс».

Итак, завершая. Суть взрослой позиции, как мне видится, в том, чтобы уметь перерабатывать свой болезненный опыт, не отрицая его, не впадая в обвинения (хотя это один из естественных этапов), не культивируя свою травму и не оправдываясь ею дальше по жизни. Выход из точки боли там, где мы научаемся прощать, видеть кроме себя других людей вокруг, принимать во внимание свои и чужие границы, и понимать, что виноватых вообще нет. Есть те, кто всегда несет свою боль с собой и те, кто работает над заживлением ран.

Я искренне верю, что, при желании, эмоциональное исцеление возможно для любого. И всем сердцем желаю этого всем нам, вне зависимости от пола и пережитой ситуации.