Все записи
11:50  /  1.03.20

282просмотра

Есть ли "истинные" намерения?

+T -
Поделиться:

Теория объективной коммуникации. (Теория! Не истина )))

Зачем и о чем мы говорим? Нейрофизиология слов.

Когда живые существа взаимодействуют друг с другом и с окружающей средой , они об’мениваются информацией, сигналами. Передавать данные можно разными способами, например химическим и физическими. Растение,  взаимодействуя с солнечным светом, улавливает сигнал в виде ультрафиолета и ,в ответ, начинает превращать одни вещества в другие и синтезировать сахар. Животные обмениваются звуками, запахами и жестами. А у нас, людей,  есть уникальная возможность преобразовывать сигналы от реального мира в абстрактные понятия и сводить эти понятия к “единицам”, то есть к словам. Мы получаем набор сенсорных сигналов по всем каналам восприятия и можем кодировать совокупность этих сигналов в слово - «смысловую единицу», которую храним в памяти и можем передать другому человеку в виде визуально-звукового кода, который расшифруется (разархивируется) нервной системой другого человека. Сенсоров у нас относительно  немного (обоняние, вкус, зрение, слух, тактильные, температурные и болевые), но на основе данных от них мы можем создавать модель «реальности» в своём мозге (и в мозгУ) и взаимодействовать с миром. 

Если бы у нас были дополнительные сенсоры (инфракрасное или ультрафиолетовое зрение, датчики электричества или хотя бы встроенный в глаз микроскоп) весь мир был бы казался нам совершенно иным и правила и законы были бы тоже другими. Если бы мы видели в ультрафиолетовом спектре, то вес не играл бы никакой роли - надо было бы делать пластику костей для “красоты” ) А в инфра красном спектре мы бы видели пресловутые ауры, о которых так много говорят.  Возможно, эти датчики действительно у кого то и есть. Электрическая рыба “видит” все как набор электрических разрядов , у неё своя электрическая модель «реальности». Кто знает, может вокруг нас кто то все время летает, ползает или разговаривает, но наши датчики просто не воспринимают эти частоты.

Тем не менее, в рамках своих возможностей мы (а точнее, наша нервная система) моделирует нашу разнообразную и противоречивую “реальность”. 

Как мы кодируем слова? Каждый датчик (рецептор) воспринимает свою частоту и переводит любой стимул, который достиг определенного порога, в электрохимических код, который понятен мозгу, по принципу «есть сигнал/нет сигнала». 

Когда мы в детсве “видим” яблоко, то датчики зрения кодируют отражённый свет от яблока, вкус яблока - химические датчики кодируют вкус - горькое, сладкое, кислое. Когда мы трогаем яблоко тактильный датчики кодируют текстуру. Мозг распознает эти стимулы и сравнивает с уже имеющимися в памяти. Вся эта информация суммируется и дальше другие люди (родители, учителя, опекуны) передают нам звуковой эквивалент этому набору  наших ощущений, то есть в этом слове  закодирован цвет, форма, запах, вкус, текстура. Постепенно мы постигаем “историю” про “яблоко”, мы узнаем как они растут, сорта и тд – мы содаем послойный сенсорный концепт ассоциаций с этим словом, своеобразный архив, которым можно пользоваться и при необходимости “распаковывать” и “воспроизводить” (вспоминать) и передавать. Абстрактные понятия позволяют нам переводить наше чувственное восприятие в “единицы реальности”, измерять и оцифровывать мир.  Высшей формой абстракции является математика.

Нервной системе любого животного необходимо поставить на входящую информацию определенный лейбл - «опасно для выживания», «полезно», «нейтрально». Эту информацию мы получим от бессознательного эмоционального ответа на конкретный стимул при первом с ним контакте и эта связь (если стимул значимый) надолго (иногда навсегда) сохранится в памяти. 

Например, визуально яблоко может быть красивым и привлекательным, а на вкус может быть кислое или сладкое. Мозг сохранит разный набор и каждый раз при виде нового яблока, мы будем гадать «кислое» или «сладкое». Но любое яблоко мы узнаем и отличим от груши. Мозг свёл все множество существующих яблок и их индивидуальных свойств  к единому понятию «яблоко», о котором внегласно договорились носители конкретного языка. Иностранец не сможет среагировать на этот код, если не знает русского, соответственно в каждом языке будет свой код. Негативные стимулы сильной интенсивности запоминаются с одного раза, это необходимо для выживания – например, огонь не воспринимается ребенком как опасный стимул, пока он не дотронется до него и тут же не отдернется. Реакция отдергивания произойдет быстрее, чем болевые сигналы достигнут сознания (коры). Поэтому мы часто видим, что ребенок упал – потом небольшая пауза, а потом уже дикий ор – сигнал достиг коры и вызвал ответную парасимпатическую реакцию – вокализацию и слезы.

У тех, у кого на яблоко была аллергия, будут лейблы «яблоко - опасно», кто когда то отравился яблоками - будет лейбл “опасно” и всегда при виде яблока будет включаться автоматическая эмоциональная реакция (отвращения), которая и определит будет человек есть этот об’ект или нет, то есть сам по себе код (слово) может вызвать физическую внутреннюю реакцию, которая и определит дальнейшее поведение и выбор человека. Реакция на стимул будет автоматической и контролировать ее сознательно мы не можем в большинстве случаев. 

Таких ассоциаций за жизнь у нас образуется огромное количество, образование ассоциаций и реакция на стимулы происхоит бессознательно. Сознательно мы анализируем уже только последствия. Если одно из свойств объекта вызвало негативные ассоциации, то весь объект может считаться опасным. Например химический состав яблока может вызвать аллергию, и именно канал вкуса будет ассоциирован с негативной реакцией, которая распространится на другие датчики – вид яблока уже будет ассоциирован с опасностью. Еще пример лимон – его вид вызывает активное слюноотделение. Нам даже не обязательно иметь собственный опыт, однажды увидев негативную реакцию другого человека на какой то стимул, мы можем непроизвольно скопировать и инстинктивно выучить ответ.

Любое живое существо будет стремиться уходить (преодолевать, избегать) от негативных стимулов и искать позитивные. Набор ассоциаций у всех людей уникален и индивидуален, хотя есть стимулы, реакция на которые запрограмирована генетически – например мы боимся змей или высоты.

Кодировать наборы сигналов очень удобно для узнавания об’ектов, которые реально существуют, мы можем передавать информацию друг другу практически без искажений. Важной особенностью является смысловая связь между словами, которая позволяет передать информацию (набор полезых инструкций) другим – например, где растет яблоко, как его добыть и что с ним делать, какие опасности могут подстерегать охотника в лесу, какие растения ядовиты. 

Сложности и искажения начинают возникать, когда нам надо кодировать «то, что не существует», а именно абстрактные понятия - такие как «дружба», «честность», «ложь», «независимость», «любовь», «доверие» и даже такие местоимения как “Я”. Это не об’екты, которые можно потрогать, это сложная кодировка атрибутов социального взаимодействия, которая необходима для передачи текушего психоэмоционального состояния отдельного члена сообщества другим его членами и регулирования социальных взаимодействий.

В физиологии есть понятие «гомеостаз», что есть поддержание определённого постоянства внутренней среды , то есть есть диапазон допустимого давления, рн, состава крови, температуры и тд. Выход за рамки этого допустимого диапазона означает необратимые последствия для жизни человека. Например температура выше 43 С приведет к смерти, также как и температура 30 градусов. Изменение рН критично в минимальном диапазоне и кислотность должна быть в районе 7,35-7,45. Ниже 7,35 ведет к ацидозу (закислению).

Точно также у каждого человека есть некий диапазон так называемого “социального  (психологического) гомеостаза” – это адаптация человека в обществе других, способность, координирующая различные реакции и процессы в организме (нервные, эндокринные и иммунные) , позволяющая сохранять психическое равновесие и, соответственно, направлять действия и определять поведение.

Адаптация будет проявляться в ответ на стресс различного происхождения, в котором человек должен сохранить баланс. Задача любого организма – выжить, размножиться и иметь свое место в группе себе подобных. Внутренная интероцептивная модель “себя” (сигналы поступающие от всех наших внутренних органов)  формируется с рождения и находясь в тесном контакте с реальностью должна постоянно прогнозировать “на секунду вперед” и сравнивать свою модель в входящим потоком сигналов от реального мира в каждый момент времени. За счет такого кибернетического устройства нервная система имеет возможность реагировать на новизну и выявлять значимые и незначимые стимулы. Мы привыкли к своему дому, нас редко там что то удивляет, это означает что проноз сходится с афферентным синтезом и ошибка минимальна. Если в нашем доме вдруг появится новая мебель – нервная система моментально даст сигнал о новизне и включит поисковую реакцию – найти откуда это новое взялось и что с ним делать. 

Социальный (Психологический) гомеостаз основан на базовых биологических инстинктах каждого человека, нам надо выживать (иметь ресурсы, размножаться, иметь место в социальной иерархии), все это есть и у животных и они запрограммированы на конкретное поведение и выполнение своих биологических программ.  

Любое отклонение от социального гомеостаза будет сопровождаться негативными эмоциями (то есть физиологическими реакциями, “ощущением внутри”) , говорящими человеку о том, что он “не выживает” (нет денег, мало денег, нет ресурсов, навыков, и тд), не привлекает ( нет друзей, мало общения, все чужие, никто не восхищается), не размножается (нет пары, потомства), не находится на желаемом месте в иерархии (власть, деньги, успех, признание) и необходимо изменить свою модель поведения, чтобы найти баланс и способ более оптимального выживания. 

В отличие от животных, список требований социального гомеостаза Человека входит огромное количество условных параметров, обусловленных культурой, в которой человек находится - например вес тела, “красота”, “цвет кожи”, наличие образования, принадлежность к какой-то фамилии и тд. Несмотря на существование и пропагандирование в обществах таких понятий как  “альтруизм”, “безусловная любовь” и “всеобщее принятие”, “гуманность”, “толерантность” и прочих абстракций (это абстракции имеют очень и очень мутный смысл для многих людей), внутри нами правят базовые животные инстинкты, они эволюционно встроены и их подавление ведет к сложному психологическому конфликту – биологических потребностей и социальных требований отдельно взятого общества. 

Каким образом кодируются абстрактные понятия? 

Тут и возникает главная проблема – если люди смогли договориться по поводу названий реальных объектов типа “яблоки”, “груши”, “андронный коллайдер”, то по поводу абстракций они явно не договорились и мутное содержание этих понятий передается из поколения в поколение в искаженном наборе рандомных субъекивных ассоциаций. Для каждого человека слово “любовь” (по аналогии с яблоком) будет означать нечто свое и иметь свой уникальный набор ассоциаций, при этом вывести четкое определение понятия человек как правило затрудняется – “я это чувствую”, “словами не передать”.  

Для романтиков “любовь” это возвышенное мироощущение, для эзотериков это неведомые космические силы, а для нейрофизиологов это это набор стимулов, приводящий к рефлекторной реакции с выбросом конкретных химических веществ – нейромедиаторов и гормонов. Суть абстрактных понятий завязана на все те же зоосоциальные базовые инстинкты и их выражение, но в человеческом обществе  это превратилось в сложнейшие многоуровневые нарративы - истории. А основе мутных обстракций лежит наша необходимость постоянно выяснять отношения и транслировать наши инстинктивные ощущения во вне. Слово “любовь” некоторые из нас с легкостью кодируют в трехтомник.

Как ребенок узнает про абстракции. 

Например “уважение”. Взрослые особи не могут объяснить что именно ребенок обязан сделать, чтобы соответсвовать их модели “уважать бабушку”, но тем не менее они требуют от ребенка ее “уважать”, ставя его нервную систему в позицию “угадай что они хотят методом проб и ошибок” и давая его нервной системе возможность создавать совершенно произвольные ассоциации. 

Нервная система реьенка запоминает стимулы (звуковой код “бабушку надо уважать”), из которого он четко понимает, что есть объект “бабушка”, есть он сам и есть какая то неведомая связь между его действиями и бабушкиной реакцией и что опекуны приказывают эту связь угадать и демонстрировать. Вот отсюда, похоже, начинается эта социальная игра “ты должен меня понять”, если не понял, то ты плохой”.

Для какого то ребенка “уважение” будет три раза сделать “ку”, а для какого то будет необходимо прекратить все действия – замолчать и не двигаться. Модель “уважения” у взрослого, который требует определенного поведения от ребенка также не осознана, но он этого не понимает!

Какой подтекст (смысл) родиться у ребенка на слово “уважать” непредсказуемо, но в большинстве случаев сообщение будет носить угрожающий характер и нервная система поставит знак равенства между “бояться” и “уважать”. И если яблоко имело четкий набор стимулов по всем каналам восприятия, то абстракция “уважение” будет иметь сугубо индивидуальный набор ассоциаций, скорее всего основным стимулом будет сам звук голоса требующего (звуковой канал), приказывающий “уважать”. В таком случае нервная система может сложить неверную ассоциацию “бабушка – опасно” или “говорить – опасно” или любое иное сочетание, но пусковым стимулом будет звук голоса с сигналом “уважать”. 

 

 

Само по себе слово “уважать” произошло от слова “ведать”, то есть “знать”. Переводом будет фраза “знай бабушку”, а дальше можно вписать любую историю, поясняющая необходимость конкретного набора действий – например “что эта особь старшая в роду и есть иерархия, ты должен подчиняться старшим, признавать силу и власть бабушки и все ее заслуги”. Но детям же так не говорят. Фразой “ты должен уважать бабушку” взрослый пытается буквально изнасиловать мозг ребенка. Со всеми остальными абстрактными понятиями происходит ровно такая же история. Не удивительно, что потом все носятся пол жизни в поисках “вечной любви” ). По образу и подобию все астрактные слова образуют “мутное болото” в наших “сапиенс” головах, что приводит к противоречиям, конфликтам, манипуляциям и прочим извращениям. Для примера можно самостоятельно разобрать значение слова “доверие”, это понятие очень важно , мы от всех хотим “доверия”. Как распаковать это слово? 

Кто то может возразить, ну а как же романтика, ведь именно неосознавание этих понятий дает нам такие сильные эмоции. 

Есть ли это понимание у нас? Нет, мы произносим эти звуки как попугаи, оснащая их мутным набором ассоциаций, сформулировать которые сознательно и внятно не можем. Мы передаем искажения , а для выживания они невыгодны и для палео людей это могло стоить жизни, не дай бог растение перепутать ядовитое. Если мы передаем искажения детям в раннем возрасте, навык “ясно мыслить” у них будет сформирован тоже искаженно и они не смогут идентифицировать свои собственные ощущения, перцепция будет нарушена и сформируется то, что мы называем “подсознанием”, вот это тайное е неведомое. Оно не тайное – это миллионы неосознанных ассоциаций, с автоматическими запрограммированными эндокринными, иммуными, нейрофизиологическими, моторными и поведенческими паттернами. 

В итоге все ищут “счастье”, “любовь”, “уважение”, “доверие” - но это по логике найти невозможно, потому что нельзя найти то, что не знаю. Ментально лингвистическим невежеством большинства отлично пользуются те, кто зарабатывает деньги и продает “реальные продукты”, которые всенепременно приведут к “счастью”, “успеху”, “свободе”, “независимости” и к прочим мутным несуществующим абстракциям. Тот, кто придумал “туманить” слова был гением! Но нервной системе все равно, она закодирует, как обычно,  стимулы и создаст базовые ассоциации по собственному бессознательному выбору низшего порядка. А потом мы идем к психологам и они начинают искать “в детстве” – верно, именно там и создается большинство неосознанных эмоциональных ассоциаций и автоматических реакций на стимулы из мира взрослых. 

Мозг не видит и не слышит, он получает электрические разряды и на основе них строит карты “реальности”. При передачи пакета “уважение” мозг другого человека распакует с теми ассоциациями, которые есть только у него. То есть получается, что наше общение на эти темы это искажение и испорченный телефон. Но мы же как то друг друга понимаем? И да и нет. Мы понимаем исключительно свои собственные ассоциации, связанные с абстрактными словами, но мы физически не способны разобрать муть (расплавчатые неосознанные ассоциации) другого человека. Поэтому говорим мы, как правило, сами с собой. Иногда ассоциативный ряд может совпадать и тогда “я встретил родственную душу”, “понимаю тебя с полуслова”. Нет. Просто случайным образом совпали ассоциации.

Социальная наша жизнь основана на постоянных разговорах про эти абстракии, обсуждениях и сплетнях (что есть истории). Когда то истории были необходимы , чтобы передать своей группе информацию об опасностях, тактиках выживания, какие растения с’едобные, какие нет, чтобы координировать действия и обеспечить выживание группы. Что мы передаем друг другу сегодня?

“Своя история” – это всегда очень “важно и ценно” для рассказчика, подтекстом большинства историй о себе служит описание реализации (нереализации) своих базовых инстинктов, например:

Фраза “Я родился в семье ученых” – может показывать принадлежность к определенному статусу, моментально вызывает у слушателей “положительный стимул”, потому что работает подсознательная связь “ученый это кто-то умный, доверие”. У человека, которому говорится эта фраза будет распаковываться стереотипный архив, который заложен в детстве. 

“Ходил в физ мат школу” – снова демонстрация достижения, подтекст “я умный и одаренный”

“Моя бабушка была известным врачом” – мой род занимает достойное место в иерархии.

Свою историю, как правило, мы рассказываем (сознательно или нет) в расчете на ту или иную реакцию зрителей и слушателей, чтобы сразу им показать где мы во внегласном списке “форбса” и вызвать “доверие”, “уважение”, “принятие” и тд. У животных проще – они по запахам распознают друг друга.

Наша история может быть трагической, показывающей как мы страдали, она вызовет сочувствие зрителя, основанное на абстракциях “добро”, “жалость”, “понимание”. “Моя мать била меня в детстве” – сразу же у зрителя распаковывается образ маленького невинного ребенка (а у нас встроена как у всех животных защита маленьких особей), которого мучает злобный взрослый, автоматически мы хотим защитить этого ребенка и испытываем к нему сочувствие, хотя перед нами уже далеко не ребенок и его никто не бьет. Но у нервной системы нет понятия времени, есть код образа и автоматический ответ. 

Когда появились первые абстрактные слова и когда палео люди впервые задумались о понятии «дружба» не ясно, но иногда можно найти ответы в самих словах. Например, слова «дружба» означает «другой», просто другой человек и больше оно не означает ничего. Откуда же берётся такая важность этого слова? Ведь “без друзей меня чуть чуть”. “У тебя нет друзей?” Перевод - «у тебя нет других»?

Жанр своей истории мы подсознательно выбираем так, чтобы получить максимальное расположение других. Зачем? Это выгодно. Как и “яблоко”, стимулы от другого человека могут быть полезными или вредными для жизни. У А.В. Курпатова есть отличное определение “возьмут ли другие нас в стаю, поделятся ли ресурсами, будут ли защищать и включат ли нас в свои планы на будущее. Это список тех стимулов, которые мы хотим получить от других и постоянно проверяем что именно они могут нам дать из этого списка. И если могут, то они будут “друзья”, “наставники”, “менторы”, “учителя”, “свои”, если нет – “эгоисты”, “выскочки”, “самовлюбленные”, “жестокие”, “несправедливые” и тд. Понятие дружбы можно сформулировать как взаимовыгодное реципрокное сотрудничество благоприятное для всех участников и помогающее им выживать, размножаться и доминировать. “Дружба” помогает разделить ответственность за свою индивидуальную жизнь.

По сути это обмен положительными стимулами. Если в таком союзе от одного члена будет исходить много отрицательных стимулов, “дружба” закончится. Если один из участников дружба резко повысит свой статус, “дружба” тоже скорее всего закончится – разные сферы интересов и возможностей и слабее связь.

У животных для определения иерархического статуса существуте понятие “груминг”, субдоминанты вычесывают доминанту, омега ложится на спину перед альфой. Цель и нас и уживотных одна – больше ресурсов, больше безопасности, выше иерархический рост. Основное наше поведение построено по такому принципу. Когда в чате мы хотим принадлежать к чьей то группе, то пишем восторженные комменты “вы- супер!”, “какой вы молодец”, “желаю вам всего лучшего” – это вербальный груминг, с целью привлечения внимания и сигналу “я свой”.

Родственники когда то были основой племен, самые близкие аналоги мусульмане, имеющие гарем – с точки зрения биологических законов их тактика выживания и размножения наиболее верная – гарем это клан и один самец передает гены большому количеству потомства, тем самым укрепляя род. Трава живет по таким же законам – надо размножиться и захватить мир. Биологическая задача любого вида – передача собственной генетической информации и доминирование на планете. Хотя у человека уже получается это изменять.

Почему мы гордимся знакомством с богатыми и известными людьми - они дают нам ощущение безопасность и «если что» к ним можно обратиться, они дают нам иерархическую принадлежность - все хотят дружить с Цукербергом, но мало кто хочет дружить с алкоголиком, который невменяем. В первом случае мы будем на мировом текущем Олимпе (больше власти, больше ресурсов), во втором – в самых невыгодных низах (нет ресурсов и нет ничего). Даже те, кто ищет “духовного “ развития соревнуются в иерархии (они познали тайну, что ничего нет и они “святая пустота”).

Так о чем же мы говорим друг с другом абстракциями? Что мы имеем в виду когда спрашиваем «как дела»? Подтекстом мы спрашиваем «как твоё выживание, размножение и место в иерархии»? Мы обязаны находясь в стае знать о том, что в ней происходит - от этого зависит наше собственное выживание, на уровне семьи, друзей, работы, страны и города. Мы должны знать что именно происходит и кто ключевые фигуры, которые подвинулись во власть, нам нужны “надежные контакты”, “свой стоматолог”, “свои в жеке”, “друг в полиции” и тд.  Мы постоянно отслеживаем любые возможные пертурбации и следим где мы и кто с нами. Нам важен опыт тех, кто чем то выше, лучше нас – мы хотим подражать их стратегиям. Когда нам рассказывают как дела, то внутренний датчик моментально сортирует информацию – “у него лучше, удачнее, везет”, “хорошо что у меня не так плохо”, мы все время проверяем и сравниваем собственный статус – осознанно или нет. Когда мы получаем явное по сравнению с другими преимущество, то начинаем либо демонстрировать свой высокий статус, либо использовать для комплексных тактик дальнейшего роста и захвата мира. В социальных сетях существуют  тактики как “нагнать пользователей”, которые создадут трафик и принесут владельцу в итоге ресурсы.

Тоже самое происходит и в группах – люди собираются в группу, так как статус группы и принадлежность к нему определяет и собственное место. Работать в гугле, болеть за реал мадрид, быть рокером, группа “независимых” и тд. Между группами и внутри каждой группы всегда формируются иерархические отношения – повсюду повторяется одна и таже схема взаимоотношений. Бактерии соревнуются точно также. Птицы поют не для развлечения слушателей – они воюют за терииторию и право на жизнь и орут об этом во весь голос. 

Иногда в контексте конкретной группы мы говорим о конктерных задачах, стратегиях и тактиках – обучение навыкам это передача конкретных данных о механизмах и свойствах объеков. Относительно небольшое количество людей изобретают что то реально полезное, остальные живут в общем то паразитами, ищущими сиюминутных удовольствий.

Есть ли разница между нами и животными в коммуникации? Есть. Они не говорят подтекстами. Животные и дети открыто выражают свои намерения и показывают настроения, мы же скрываем по сути все тоже самое под удивительными нарративами – мы пишем стихи, рисуем картины, лепим и танцуем. 

Можно ли говорить что то о “ясном мышлении” в таком контексте? Сомневаюсь. Можно говорить о способах рефлексии и делить людей на “типы” по этом принципу. Можно ли говорить об уникальности каждого человека – безусловно, набор ассоциаций уникален. Должно ли быть в ментальной жизни все также ясно как и с “яблоком” – это сознательный выбор каждого, это ответственность каждого , что он транслирует в мир и в каком качестве. Одно ясно, что для выбора надо понимать как это все работает и это второй важный вопрос.

Где же брать объективную информацию? Что есть «объективность» - этот вопрос задавали себе все философы разных времен. Фактом является ограниченность наших датчиков – мы это приемник, работающий на определенных частотах, говорить о том, что мы видим все в мире ошибка. В данных нам природой рамках мы (люди) договорились о совместном познании мира, разделили свойства мира на отдельные дисциплины и назвали это «наукой». Весь этот текст основан на данных огромного количества людей – биологов, нейрофизиологов, этологов, психологов, писателей. В основе этого текста лежит стремление к объективизму и он имеет право на существование пока не появятся данные, которые поставят суть текста под сомнение или не опровергнут его. Такая тактика используется в современной науке. Текст написан в утвердительной форме, но на самом деле это всего лишь теория. Есть набор фактов и наблюдений, позволяющих проводить аналогии и делать выводы. 

 Слово «нейрофизиология» - наука о функциях нервной системы сейчас очень популярно, особенно приставка «нейро» - мозг человека, которой не знаком с этой темой распаковывает примерно такие данные – «тайна», «это мозг!», «голова профессора доуэля», «у мозга неограниченные возможности» и тд. На самом деле, хотя мы и очень продвинулись в изучении «черного ящика», приборов и техник, чтобы понять как на самом деле все работает пока крайне мало, мы не знаем как именно нервная система кодирует и декодирует информацию. Все кто пишет про мозг, основываются на данных одних и тех же научных экспериментов, которые регулярно публикуются в релевантных изданиях. Данные многих экспериментов неоднозначны и часто противоречивы и это абсолютно нормально, иначе не было бы науки. Противоречия заставляют нас находить ответы и это прекрасно ))