Это далеко не первый кризис, который нам приходится переживать. И, несмотря на то, что каждый из них имеет свою специфику, есть в них и много общего. Общим всегда, например, было поведение арендодателей. Их первая реакция поначалу — дружно упираться в существующие договорные условия, которые по причине кризиса объективно не могли исполняться большинством арендаторов. А потом арендодатели, быстро или не очень, начинали расслаиваться на три основные категории — сообразительных, недалеких и «раскормленных».

«Сообразительные» оперативно начинали договариваться с арендаторами и делали все возможное, чтобы сохранить с ними отношения на перспективу. Меняли долларовую оплату на рублевые контракты. Фиксированные ставки на проценты от оборота. Давали отсрочки платежей и соглашались на короткие каникулы. Исходя при этом из позиции «мы все сидим в одной лодке».

«Раскормленные» в этих ситуациях отказывались что-либо менять и спокойно смотрели на то, как арендаторы один за одним покидают помещения. Главная причина такого спокойствия, как правило, состояла в том, что у этих арендодателей имелся другой, более мощный источник доходов, и владение недвижимостью было для них скорее страховкой «на всякий случай». Поэтому пустое помещение — ну и пусть постоит.                                                                      Карман особенно не тянет…

Кстати, «сообразительные» арендодатели, для которых именно арендный бизнес являлся основным источником доходов, про то же самое говорили между собой: «Нет ничего дороже простаивающего помещения…»

Ну и, наконец, последняя категория — арендодатели, которые по природе своей относились к тем, у кого арендный бизнес тоже был единственным источником доходов. Но которые, ощущая на себе давление собственных кредитных обязательств, расходов по содержанию зданий, налогов на имущество и зарплат сотрудников, искренне не могли понять: как это так можно опускать арендные платежи, и самому не то что не получить прибыль, а еще и в убытки попасть! Поэтому они начинали жестко давить на арендаторов, требуя сохранения статус-кво, досрочных выплат, блокировали их офисы, отключали электричество и т. п., то есть — вели себя подобно пресловутому советскому управдому из знаменитых кинокомедий. Или, иначе, на языке бизнеса — не видели ситуацию дальше своего носа. Который к тому же, как у пресловутого Гульки, не отличался особенной длиной.

Интересный побочный эффект позиции этих «недалеких» арендодателей состоит в том, что он стимулирует предпринимателей более активно вовлекаться в обычно нелюбимую ими общественную деятельность. Ассоциации предпринимателей, даже дремавшие до сих пор, начинают обращаться во все возможные инстанции с призывами воздействовать на арендодержателей. Буквально «на ровном месте» создаются новые альянсы и объединения, как, например, — новая ассоциация рестораторов, которая затребовала у своих арендодателей безусловного перехода в период кризиса на жанр «процент от оборота», договорившись между собой о том, что в случае отказа ни один из участников альянса в течение года не встает со своим бизнесом к такому арендодателю. И, много ли, мало ли, — таких участников соглашения только в Москве оказалось больше полутора сотен, и владеют они в совокупности полутора тысячами рестораций разного уровня. И к ним тут же присоединились рестораторы Питера. И другие предприниматели, глядя на эту историю, также думают — а нельзя ли использовать их опыт?

Теперь два слова об отличии кризисов. Уже понятно, что если ранний из них наносил главный удар по финансовой системе, другой — по промышленности, третий — по импортерам, то этот более всего катится по костям малого и среднего бизнеса. То есть тех, кто и составляет основную массу арендаторов.

Понятно также, что вирусная атака и «как-бы-карантин» подвигли множество предпринимателей к переносу своей деятельности в виртуальную цифровую среду, что принципиальная потребность в офисах существенно ослабла и совершенно однозначно будет реструктурирована в послекризисный период.

Это не считая того, что только неизвестной доле существующих предприятий удастся выжить. И пока малый и микробизнес народится снова, пройдет время, которое пустующему арендодателю тоже нужно пережить.

Как и обычно в кризис, главный рецепт, установленный поколениями предпринимателей во всем мире, — «кэш из э кинг», «денежный поток — во главе всего». Пусть хилый, пусть жидкий, но если он есть — есть шанс на «перемогу». Требовать от других играть по правилам мирного времени, когда кругом рвутся снаряды, — это, мягко говоря, быть слишком идеалистом.

Если выглянуть чуть дальше кончика носа, то можно увидеть одну простую и очень базовую вещь. Бизнес — это не просто люди, которые делают какое-то дело. Здесь все достаточно понятно. При всем цинизме «Сегодня эти люди, завтра — другие», «Бабы новый бизнес нарожают». Но бизнес — это не просто люди, а сложная система отношений. Большинство из которых нарабатывается годами, в которых проверяется надежность и эффективность партнерства. Именно эта система связей может быть разрушена сегодня и сильно видоизмениться завтра. Да, придут новые люди. Но они будут вырабатывать новые связи, строить новые бизнес-процессы, подходящие для новых условий. И, как кажется, арендодателям тоже придется немало покрутиться, чтобы вписаться в это новое. И тем, кто действовал гибко в кризисе, возможно, будет легче сделать это.