Не знаю, как у других, - говорил он, - полагаю, впрочем, что также, как и у меня, достаточно часто случаются звонки, в которых мои друзья, родственники и знакомые просят за кого-то. Особенно часто, в последнее время, за детей, которые уже заканчивают свои университеты и которым надо куда-нибудь пристроиться на хорошее местечко. Как правил, сначала идет подробное описание про то, какой хороший да пригожий, да умный да ответственный, да добрый и сердечный этот человечек, а потом – сакраментальное: «У тебя, наверное, в твоей компании найдется для него какое-нибудь дело? Чтобы по специальности ему поработать, в хорошем месте?»

Я поначалу, говорил руководитель, от этих звонков терялся. Дорога ведь ложка к обеду. А тут у меня то ли штат совсем заполнен по этой специальности, то ли у компании трудные времена, и новых сотрудников онбордить совсем не время, то ли еще какие обстоятельства.  Но и отказывать тоже неловко. Ведь с каждым из этих звонящих своя история, свои отношения, свои добрые воспоминания. Откажешь – обидишь. Согласишься – ярмо на себя повесишь, которое потом не понимаешь, как снимать.

Выход нашелся интуитивно, в одном из телефонных разговоров, когда милая женщина, сильно помогавшая в свое время моей семье, позвонила с просьбой о сыне, который заканчивал Финансовую академию. В принципе, такой специалист мог быть, с одной стороны, весьма кстати для компании, чтобы решить одну из назревших в то время задач. С другой стороны, было понятно, что молодой человек с амбициями из «финашки» скорее всего в нашей  компании надолго не задержится. Осмотрится, освоится в бизнесе, попробует силы, расправит свои перышки – и захочет дальше вверх, в именитые компании, к новым должностям и окладам. И в этом тоже могут быть свои плюсы. Но риск получить парнишку с неадекватной самооценкой и невысокими навыками все же был. И очень хотелось от него подстраховаться – не испортив уж совсем отношения с доброй знакомой грубым отказом.

И тут сама собой в разговоре выскочила фраза-вопрос: «Но ты мне разрешаешь его уволить, если что-то пойдет не так или если он окажется не у дел?» ….

Было слышно, что на том конце провода собеседница ошалело сглотнула воздух… Долгая пауза… Потом, сквозь силу – «Ну да, конечно… Ты же начальник… Тебе виднее будет…. Ну я еще позвоню по этому поводу попозже, мальчику сейчас диплом получить надо, а потом я хотела на пару недель его отдохнуть отправить…».

Мы еще пару минут поговорили про общих знакомых и закончили разговор на достаточно позитивной ноте. Я был доволен. Кажется, удалось выкрутиться и вернуть ответственность в то место, где она и должна была быть. Не пыхтеть вокруг мальчика, пытаясь всеми силами обеспечить ему успех или хотя бы осмысленное пребывание на рабочем месте. А, если он придет, отнестись к нему ровно, как к любому наемному сотруднику. И мои нравственные обязательства перед его мамочкой остаются моими обязательствами к ней, а с сыном – у меня нормальный рабочий контракт. Санкционированный самой мамочкой.

Самое забавное – что мальчик так и не появился. Не понравилось ли ему, что его берут на работу без особого к нему отношения. Или, наоборот, он решил проявить характер и сам проложить себе дорогу и идти своим путем. Или попросту появился другой, более интересный вариант. Не знаю. Но, главное, мои отношения с доброй знакомой так и остались на прежнем вполне себе хорошем уровне. И впоследствии она несколько раз упоминала во вполне нейтральном контексте о карьерных успехах своего сына в совершенно другой отрасли.

Но самым важным для меня оказался рецепт разговора, не раз уже выручавший и впоследствии. Что примечательно – стоит только в разговоре упомянуть эту фразу: «Ну ты, конечно, разрешаешь мне его уволить, если что-то пойдет не так?» - как напряжение в теме «просящий -дающий/не дающий» сразу рассасывается. Кто-то мгновенно, с облегчением и пониманием, говорит: «Ну, конечно! Это и ему так будет полезно!». Кто-то просто, после паузы, говорит – «Ну да!» - и, как правило, затем уже не возвращается к этой теме. Как не появляется и тот, о ком просили. Но, главное, никто не возмущается и не обижается – по крайней мере, громко и вслух. А, в самом деле, как же здесь может быть иначе? – Разве может начальник не иметь права уволить подчиненного?

Но ведь фокус то весь не в статусах, дело не в начальнике. Дело все – в ответственности. Рекомендуешь человека – возьми на себя ответственность за последствия. И вот здесь сразу видно, что далеко не все этого хотят и к этому готовы.

А в нашей с тобой работе – собеседник грустно посмотрел тут в глаза, сам знаешь, ответственности и так выше крыши….

Вот так. Он поделился со мной непростым опытом. Грех не поделиться и с другими такими же «начальниками». Которые или не умеют отказывать. Или неловко. Или считают себя обязанными любой ценой отплатить за прошлое добро. А потом – и не знают, что с этим добрым поступком делать.  И в результате часто разрушают те самые отношения, с которых когда-то начиналась хорошая история.

Не зря ведь говорит пословица – «Нельзя быть добрым за чужой счет…»