В истории, как известно, всему есть примеры. Приведем лишь два из них: один очень давний, другой — недавний, с исторической точки зрения почти современный. Но обе картины впечатляюще похожи…

«Начал меняться весь мир… В Европе… поднялся уровень моря, а в районе Северного моря разразилась эпидемия малярии. В Азии в начале I V века резко понизилось содержание соли в Аральском море, практически сменилась растительность степи… а движение льдов на Тянь-Шане привело к глобальным климатическим изменениям»1.

Замер Шелковый путь. В письме согдийского купца начала IV века, найденного на западе Китая, торговец поведал коллегам: «Не стоит даже и пытаться здесь торговать. Здесь вам негде извлечь прибыль». Продовольствия, писал автор, крайне мало, наступил голод, в результате торговцы понесли большой урон, который сложно описать словами. «Император поджег дворец и сбежал из столицы, в то время как согдийские торговые общины вымерли в основном от голода… Города подвергались разграблению один за другим.

Ситуация все больше напоминала конец света…»А затем на это место пришли степняки-варвары — хунну. Цивилизация в регионе была окончательно разрушена и мучительно воссоздавалась несколько веков. Это самое начало нашей эры. А вот пример куда как более нам знакомый…

«Бежит матрос, бежит солдат, стреляя на ходу…»

В захваченном Зимнем дворце портьеры используются победителями вместо туалетной бумаги. Императора «сливают» его ближайшие подданные, и в перспективе его ждет расстрел.

Начинается Гражданская война. Разграблены и сожжены барские усадьбы. Промышленность остановлена, станки и оборудование разукомплектованы, все ценное растащено работниками. Финансовая система разрушена. Инфляция обесценивает деньги к вечеру в день их выпуска.

Продовольствия нет. Повсеместный голод, доходящий местами до каннибализма. Расцвет «черного рынка» и натурального обмена. Торговля замещена перемещением «мешочников», которых отлавливает и потрошит Чека. И слово всему этому подходящее — «разруха». 

Затем на глазах происходит маленькое чудо. Бизнесу вновь разрешено вернуться на арену — в стране объявлен НЭП, «новая экономическая политика». Хотя «новой» эта политика является только относительно предшествовавшего ей «военного коммунизма», доминирующей идеей которого было «отнять и разделить»…

Ну, разумеется, «по справедливости»… По сути же, НЭП представлял собой простое разрешение предпринимательской деятельности с минимизацией государственного вмешательства в эту сферу.

Итог — очень быстрое восстановление товарообмена. Продовольствие и товары первой необходимости становятся доступны для населения, которое стало находить работу и зарабатывать.

Расцветает частная торговля, мелкое кустарное производство, ресторации, театры, сфера услуг, восстанавливается транспорт. В страну снова начинают приходить иностранные инвестиции, инвесторам выдаются концессии, в том числе и для развития серьезной промышленности.

Рубль становится работающей денежной единицей и превращается в свободно конвертируемую валюту. Но вожди революции исходно определили цели этого периода лишь как «передышку». И как успокоил главный большевик своих коллег по партии: «Величайшая ошибка думать, что НЭП положил конец террору.

Мы еще вернемся к террору, в том числе и к террору экономическому»… Именно это и случилось через 6 лет «эксплуатации капитализма». «Раскулачивание», «коллективизация», «индустриализация» — начался длинный, 70-летний эксперимент по созданию нового социального общества, на обломках которого мы продолжаем жить и сегодня.

В истории можно найти еще немало картинок из серии «когда кончается бизнес». Но если не сгущать дальше краски, то картина везде выглядит однозначно. Нет бизнеса — есть большие проблемы.

Не сам бизнес причина этих проблем, но отсутствие бизнеса — очень характерный симптом, который, подобно температуре у больного, свидетельствует о серьезной болезни общества. Нет бизнеса — нет торговли. Нет нормального обмена товаров, нет продовольствия. Деньги перестают работать.

Расцветают грабежи и мародерство. Люди с риском для жизни вынуждены заниматься натуральным обменом. Возможны ли другие сценарии при разрушении бизнессистемы? — Разумеется. Но такой сценарий только один, хорошо нам знакомый. Это государственная распределительная система, которая на короткие отрезки времени вводится всеми странами в эпохи лишений и нехватки основных жизненных ресурсов.

На короткие отрезки времени, до восстановления нормальной торговли и бизнеса — это, как правило, в классических западных экономиках. Но искушение централизованного управления, «распределения по справедливости» вместо бизнеса может быть велико. И это искушение само может стать «центром композиции», системообразующим элементом организации общества или государства.

Таковы многие религиозные секты и объединения. Таковы кибуцы в Израиле. И таковыми были и есть социалистические/коммунистические государства: Советский Союз, Северная Корея, Венесуэла и им подобные.

И все мы помним, что ассоциировано с этими обществами. Благие намерения о «справедливости» всегда приводили к одному и тому же результату. Бедность подавляющего большинства людей, граничащая с нищетой.

Регулярный голод или нехватка продовольствия. Постоянный дефицит, регулярно пропадающие то одни, то другие товары. Очереди и скандалы в магазинах. В случае Венесуэлы — армия, введенная для управления торговыми точками. Расцветает искусство «доставания» предметов потребления через связи и отношения, создающее цепочки фактически бартерного обмена.

Одновременно с этим с течением времени все более отчетливо формируется каста «распределяющих». Развивается полуофициальная система «заказов» и «пакетов» для подкармливания «стоящих» людей. Система социальных лифтов заменяется «блатом», «кумовством» или, попросту говоря, — непотизмом.

Бизнес, впрочем, умудряется существовать и здесь — но он действует вне закона («мешочники», «спекулянты», «фарцовщики», «цеховики»). На людей, которые вовлечены в эту деятельность, науськивается все «здоровое» общество.

Тех, кто осмеливается заниматься таким «предпринимательством», активно преследуют силовые структуры — ОБХСС, КГБ. Обычная судьба предпринимателя в этой системе — тюрьма и зона…

Именно на этом фоне и возникает мысль — может, все-таки лучше бизнес в нашей многострадальной стране попытаться сохранить? Хотя, как известно, история никогда никого ничему не учила…