На одном из заседаний одного из Совета директоров остро дискутировался вопрос: как часто надо собираться? Раз в год? Раз в квартал? Раз в месяц? А экстремисты и вообще заявляли — если реже, чем раз в неделю, то и совершенно бесполезный получается орган.

Правильный ответ, конечно, есть. И он живет в мировой практике. Но этот блог — только размышление на тему — а откуда берутся неправильные версии?

Все очень просто. Те, кто стремятся собирать Совет директоров как можно чаще, просто пытаются подменить этим органом оперативное управление — заменить собой работу Генерального директора и его совещаний с топ-менеджерами Компании, как бы они не назывались — Правление, Штаб, Комитет, Board и прочая. Это и есть одна и скал, предположим — Сцилла, — в которую норовит врезаться корабль Совета директоров. Характерный признак работы таких Советов — практически полное совпадение повестки дня с оперативными совещаниями менеджеров Компании.

Другие говорят, что по-настоящему Совет директоров должен собираться раз в год. Эти рулят прямым курсом на другую скалу, назовем ее — Харибда. Потому что таким образом они полностью отождествляют Совет директоров с Собранием акционеров. И повестки дня у них тоже практически совпадают. Слегка упростив, можно сказать, что это — всего-навсего ответ на пару вопросов: «А как там у нас сработал вложенный капитал?» — это первый из них. И — «Что там у нас получается с дивидендами» — это второй. 

По мировой же практике Совет директоров собирается обычно ежемесячно. И у всех его членов хватает работы, потому что Собрание акционеров именно для того и нанимает Совет директоров, чтобы он работал. Эта работа по определению отличается от того, что делает Управляющий (Генеральный директор и его команда), потому что — чего же ради акционерам надо дважды тратить деньги на одно и то же? И точно также она должна отличаться от «безделья» акционеров, которые справедливо полагают, что должны работать вложенные ими деньги. А вот на стыке одной и другой позиции и есть масса специальной работы для Совета Директоров. И это уже — тема отдельного разговора.