Все записи
02:11  /  9.02.21

209просмотров

Аукцион по-«ШАГовски»

+T -
Поделиться:

Жалко, конечно, что Нобелевскую премию за одно и то же дважды не выдают. Опередили нас в 2020 году Р.Уилсон с П.Милгром, получив «нобелевку» за теорию аукционов. А мы, т.е. ШАГ Консалтинг, как обычно, поленились связываться с бюрократическими задачками описаний да оформлений…. Ну, чего уж там, расскажем просто так все, как есть. Откроем всем за просто так наши нобелевские секреты…

Ведь в чем дело? – По этой самой замечательной теории есть  три типа аукционов. Английский тип – самый стандартный, работающий по принципу «снизу вверх», или – «а кто даст больше?». Голландский тип – обратный, «сверху вниз», когда от заоблачной цены, выдвинутой аукционистом, начинается спуск к первой приемлемой покупателем цене. И, наконец, третий тип – аукционы закрытые, где аукционист собирает предложения участников в запечатанных конвертах и уже потом, в тиши кабинета, делает из них лучший выбор.

Но что если взять и перемешать сильные стороны всех этих видов аукционов? Примерно так, как в детстве мы делали кашку-малашку, смешивая в одной посудине все, что только попадалось под руку.

А зачем? – спросите вы. А вот зачем. Потому что возникают ситуации, в которых именно такая смесь и подходит участникам больше всего. Рассказываем…

Решили как-то одни предприниматели построить заводик. Все придумали, нашли – но денег на покупку не хватает. По сусекам поскребли - и нашли партнеров на это мероприятие. Скинулись с ними 50 на 50, и заводик таки построили.

А дальше начались проблемы. Поставили первые партнеры своего управляющего на завод – а тот все никак на прибыльность не выйдет. Технологии не отлаживаются, брак да брак идет. Скрипели зубами вторые партнеры – а потом ультиматум выставили. Мол, ставим теперь нашего, крутого управляющего, он тут разом все исправит…

Первым партнерам деваться некуда – уступили. Еще годик все помучились – чуда нет. Заводик ощутимо убыточен. Технологии не отлаживаются. И хоть есть какие-то просветы, но сроки окупаемости проекта все дальше и дальше отодвигаются. Уходят уже совсем в туманную даль.

А, главное, где выход? – Партнерам уже понятно, что друг другу они только мешают. Как только кто ставит своего управляющего – начинаются претензии да наезды с другой стороны. А уж как стоит чужой – все понятно, что ни делает… управляющий… все он делает не так.

А в то же время, каждый из участников и готов бы был исправить ситуацию, но - сам. Без раздражающей второй стороны. Однако, в принципе - готов и продать свою долю. Надоело уже возиться да шишки набивать. И гарантии нет, что ситуация исправится.

Но первый шаг никто сделать не хочет. Как только цену назовешь – проиграешь. То ли продешевишь, задешево отдав. То ли втридорога купишь то, что партнер был бы готов отдать за треть цены. То есть, как мы понимаем, открытости и доверия между партнерами было уже маловато, да и коммуникации приподнарушены.  Но ребята все – классные предприниматели, торговаться умеют еще как.

Вот с этой ситуацией они и пришли в ШАГ Консалтинг, который когда-то им помог с партнерским соглашением. Здесь подумали-подумали – и придумали. Тот самый аукцион смешанного типа. То есть – «аукцион по-Шаговски».

Процедура состояла в следующем. Пришлось потрудиться исходно и заготовить много листков бумаги. И на каждом листке написать всего по два слова. По одной цифре. И место для подписи.

Слова были – прямо так, в строчку: «Покупаю» и «Продаю».

А с цифрой история следующая. Прямо противоположная голландской модели.

На первый листок мы поставили ликвидационную стоимость предприятия. Сумму, надо откровенно сказать, плевую, которая еле дотягивала до трети реальной рыночной стоимости вполне надо сказать современно оборудованного завода.

Дальше мы сделали то, что в аукционах обычно не делается. Мы договорились с партнерами про удовлетворяющий их шаг изменения цены. Такой, чтобы и не слишком большой был, и не слишком маленький, чтобы не затягивать историю до бесконечности. Допустим, договорились они, что сто рублей – для них цифра неинтересная, а сто тысяч – минимально ощутимая. Вот с этим интервалом и шли все последующие листочки.

А дальше – уже все совсем просто. Собрали мы партнеров в одной комнате. Они, конечно, как вежливые люди поздоровались. Но дальше никакой такой необходимости им разговаривать между собой даже и не было. Посадили их в разные концы комнаты. «Аукционист», который из Шага, называет нижнюю цифру стоимости. Два его помощника тут же дают каждому партнеру листок с этой цифрой. Они обводят кружком слово «покупаю» и ставят внизу свою подпись. Помощники собирают листочки с подписями, передают Аукционисту. Тот произносит: «Оба участника готовы купить за сумму ХХ!». Раздается следующий листок, где та же цифра плюс сто тысяч. Те же подписи. И так далее. Пока один из участников, на исходе примерно шестой-седьмой минуты процедуры, на листочке с примерно утроенной исходной суммой, не обвел кружком слово «продаю» и не поставил свою подпись. А второй участник – к удовольствию всех присутствующих - в то же самое время подписался под словом «покупаю».

Стороны улыбнулись. Пожали друг другу руки. Попросили по бокалу шампанского. Чокнулись и поблагодарили друг друга за историю сотрудничества. И – разошлись весьма довольные результатом.

Ну, еще бы не улыбаться. Не было безумного меряния пипирками, как на английских аукционах. Не было классического «проклятия победителя» от ощущения, что переплатил, чтобы втемную переиграть соперника, как в «голландке» или в закрытом аукционе. Каждый получил, что хотел. Если продать – то по удовлетворяющей цене. Если купить – то не дороже той цены, которую готов был заплатить соперник.

А «Шагу», вот и в голову не пришло, что за эту историю можно получить Нобелевскую премию.

Хотелось бы, конечно, сказать: «Ну, ничего. Впредь будут умнее». Но – это, конечно, вряд ли.