2 января 2017 г. исполнилось 85 лет со дня основания Н.Н.Бурденко и В.В.Крамером Московского Института нейрохирургии. Его мировые и отечественные научные приоритеты отмечены 6-ю Государственными премиями СССР, 4-мя Государственными премиями РФ и рядом других высоких наград. Однако судьбы их творцов – крупных ученых нередко полны горечи, привнесенной внешними обстоятельствами.

Драмы и трагедии времени всегда отражаются, а часто и определяют жизнь и смерть человека. Конечно, всегда очень многое зависит от личности, качества которой обусловлены влиянием сложного сочетания генетики, воспитания, образования, среды и многих других факторов.

Такое вступление мне кажется уместным прежде чем представить жизненный и творческий путь выдающегося нейроморфолога Леонида Иосифовича Смирнова (1889-1955).

СТАНОВЛЕНИЕ

Леонид родился 8 марта (по ст. стилю) 1889 г. в г. Солигаличе Костромской губернии в многодетной семье священника. Начальное образование получил в церковно-приходской школе и духовном училище, которое окончил в 1902 г. Затем учился в Костромской духовной семинарии; из нее был исключен в 1905 г. В 1906 г. сдал экстерном экзамен на аттестат зрелости в гимназии Костромы и поступил на физико-математический факультет Петербургского Университета. Закончив его, в 1910 г. стал студентом медфака Варшавского Университета, а в 1914 г. перевелся на медфак Московского Университета (МУ). В 1916 г. получил диплом лекаря. В 1916-1920 г.г. являлся ординатором нервной клиники, которой руководили профессора МУ В.А.Муратов и Г.И.Россолимо.

В 1920 г. Леонид Иосифович переехал в Курск, где заведовал нервным отделением психиатрической больницы и был в ней же прозектором.

В 1925 г. Л.И.Смирнов перебирается в Киев, где становится доцентом мединститута и зав. гистопатологической лаборатории Института усовершенствования врачей.

С 1932 г. он в Харькове - заведует кафедрой патанатомии 2-го мединститута и одновременно является прозектором Психоневрологической академии.

ПРИГЛАШЕНИЕ  Н.Н.БУРДЕНКО

Московскому институту нейрохирургии, везло и одновременно не везло с нейроморфологами. Первым из них был профессор А.С.Чернышев, фанатически влюбленный в свое дело. В тридцатые годы его репрессировали и расстреляли. Следующим нейроморфологом Института стал профессор Б.Н.Могильницкий. Однако он мог быть лишь консультантом, т.к. заведовал кафедрой в г. Горьком. Именно это не устраивало Н.Н.Бурденко, который желал иметь своего нейроморфолога. И, выбирая достойную фигуру, он остановился на Л.И.Смирнове, уже завоевавшим высокое призвание своими трудами по исследованию мозга.

Леонид Иосифович условиями своего переезда из Харькова в Москву поставил предоставление жилплощади и персональную зарплату, выходящую за пределы обычных штатных ставок. Николай Нилович их принял и в переписке с Наркомздравом СССР сумел «выбить» согласие, мотивируя необходимость в Л.И.Смирнове как ведущем специалисте «с большим научным размахом и первоклассной методикой». И с сентября 1938 г. Леонид Иосифович заведует морфологическим сектором Центрального нейрохирургического института.

В начале 1940 г. Николай Нилович обращается в ВАК с просьбой о присуждении Л.И.Смирнову звания «доктор медицинских наук» без защиты диссертации как крупнейшему ученому в области патологической анатомии нервной системы, имеющему «многообразные научные, педагогические и производственные заслуги».

Высшая аттестационная комиссия в декабре 1940г. присудила Леониду Иосифовичу докторскую степень. А спустя два месяца утвердила его в ученом звании «профессор» по специальности морфология.

Н.Н.Бурденко, видя выдающиеся научные свершения Л.И.Смирнова, выдвигает его в мае 1946г. в действительные члены созданной в 1944г. Академии медицинских наук СССР, подчеркивая: «У нас в Союзе нет равного ему специалиста по патологической анатомии, нет равного ему исследователя патологического процесса и за рубежом».

Леонида Иосифовича избирают членом-корреспондентом АМН СССР. Затем вновь выдвигают в академики, однако вмешиваются обстоятельства, о которых расскажу позже.

В 1940г. Леонид Иосифович вступил в ряды ВКП(б). С 1944г. по 1947г. был секретарем партийной организации Института, а затем членом партбюро и членом пленума Свердловского райкома партии Москвы.

В 1945г. Николай Нилович Бурденко назначает Л.И.Смирнова своим заместителем по научно-теоретической части, вскоре АМН СССР и НКЗ СССР утверждают Леонида Иосифовича первым заместителем директора ЦНХИ.

КАК РАБОТАЛ УЧЕНЫЙ

Леонид Иосифович целиком отдавал свое время исследованиям. Единственное, что могло его отвлечь от микроскопа и письменного стола, и то в отпуск – рыбалка. Но, наверно, это было время продумывания обобщающих концепций по нейроморфологии.

Как вспоминала его ученица Елена Михайловна Довгялло, Леонид Иосифович был поклонником Малого театра, особенно пьес А.Н.Островского; дома читал классику, предпочитал Лескова. Вместе с сотрудниками любил петь народные песни.

Допоздна в кабинете Леонида Иосифовича светился огонь и был виден хозяин, склонившийся над столом.

Лаборатория Л.И.Смирнова была своеобразным центром в Институте; в ней постоянно что-то уточняли и молодые, и старые сотрудники, командированные морфологи из разных концов страны, гости из-за рубежа. Леонид Иосифович никому не отказывал в помощи и традиционно являлся руководителем морфологического раздела всех диссертаций.

И Николай Нилович Бурденко, и ведущие нейрохирурги и неврологи Института обязательно разбирали все секционные случаи с Леонидом Иосифовичем, сосредотачивались на анализе ошибок и особенностей наблюдения. Это была крайне полезная и публичная школа.

Елена Михайловна рассказывала, что Леонид Иосифович был безразличен к своему внешнему виду, прическе, бородке и крайне небрежен в одежде. Запомнился эпизод с его ватником. Он был спасителен в холодной лаборатории. Леонид Иосифович быстро привел его в ужасный вид. Правый рукав он использовал для вытирания чернил с перьев ручки. А левый рукав выполнял функцию носового платка, поскольку руки были постоянно в формалине. Спереди ватник выглядел лакированным, так как служил для вытирания рук. Не лучше смотрелись и брюки, все в пятнах разной величины и окраски. Отсюда и его кличка «Дед».

Леонид Иосифович был абсолютно лишен брезгливости: в одной авоське он возил кастрюльку с кашей и фиксированные в формалине мозги, завернутые в тряпку и газету. От искреннего приглашения разделить с ним трапезу отказывались категорически, несмотря на голодное время. Николай Нилович называл Леонида Иосифовича «ходячей смертью».

Преданность и увлеченность работой Леонида Иосифовича передавалась всем сотрудникам и объединяла их. Вместе они обогатили нейроморфологию первоклассными исследованиями.

Леонид Иосифович воспитал крупную школу своих последователей: Л.П.Липчина, В.В.Архангельский, В.В.Грехов, Е.М.Довгялло-Галачьян, Т.М.Вихерт и многие другие. Об одном из них я расскажу отдельно.

НАУЧНЫЕ СВЕРШЕНИЯ

Многолетние исследования Леонида Иосифовича, заложившие фундамент нейроморфологии, освещены в 6 основополагающих монографиях и в серии журнальных публикаций.

Л.И.Смирнов создал учение о травматической болезни головного мозга, основываясь на совокупности единств этиологии, патологической анатомии, патофизиологических механизмов развития, исходов и осложнений черепно-мозговых повреждений. При этом впервые были выделены закономерно сменяющие друг друга периоды в течении нейротравмы.

Основное, что характеризует патоморфологическую картину после краниоцеребральной травмы, - в любой период развития болезни и в каждом отдельном случае, - по Л.И.Смирнову, это: а) состояние очагов травматического размозжения, иными словами, стадии заживления первичного повреждения мозгового вещества, обусловленного непосредственным воздействием механической энергии; б) состояние циркуляторных механизмов (гемодинамика и ликвородинамика; наличие последствий их нарушений); в) отсутствие или наличие осложнений и характер последних.

Исходя из этого, Леонид Иосифович выделил в развитии патологических процессов следующие пять периодов.

1) Начальный период – период непосредственного патогенного действия механической энергии с явлениями, им непосредственно вызванными, при пассивности тканевых элементов или, точнее, рудиментарной выраженности тканевых и клеточных реакций в месте непосредственного приложения травматического агента, при максимальной выраженности функциональных расстройств, циркуляторных механизмов и при отсутствии осложнений.

2) Ранний период – период тканевых реакций, характеризуемый процессами очищения тканевого дефекта от продуктов распада мозговой ткани и крови с мобилизацией в месте повреждения элементов, представляющих в мозгу ретикуло-эндотелий, развитием реактивного, негнойного воспаления на отдалении, лабильностью циркуляторных механизмов и ранними осложнениями.

3) Промежуточный период – период развертывающегося рубцеобразования и более поздних осложнений.

4) Поздний период – период заканчивающегося рубцеобразования и полной ликвидации осложнений раннего и промежуточного (интермедиарного) периодов.

5) Резидуальное состояние – период сформированного рубца.

Длительность каждого из этих периодов в различных случаях неодинакова и определяется многими моментами. Из них на первом месте стоит обширность тканевых разрушений, зависящая от интенсивности действия травматического агента, и характер осложнений, присоединяющихся в течение болезни (бактериологический фактор). Немаловажное значение в этом отношении имеют индивидуальные особенности организма, механизм действия травматического агента, вид и кинетическая энергия ранящего снаряда в момент его приложения, топография поражения, характер повреждения костей черепа и их состояние.

Учение Л.И.Смирнова о травматической болезни головного мозга существенно повлияло на тактику лечения раненых в голову.

Применительно к опухолям центральной нервной системы вклад Л.И.Смирновым в их изучение соизмерим с вкладом таких ученых с мировым именем, как П. Бейли и Г. Кушинг, С.Геншен, Б. Остертаг, У.Пенфильд. Нейроонкологические исследования Леонида Иосифовича выделялись своей общепатологической направленностью, глубиной обобщений в сочетании с блеском морфологического анализа. Им разработана оригинальная классификация нейроэктодермальных и менингеальных опухолей с учетом, что особенно важно для новой нейронауки, клинического и нейрохирургического значения. Ученый глубоко и доказательно изучает такие опухолевые факторы, как топика, взаимодействие паренхимы и стромы, дифференцировка, катаплазия, метастазирование и др. Свои гистогенетические заключения Л.И.Смирнов подтверждает методом тканевых культур. Им разработано учение о диффузных опухолях ЦНС. Трудно переоценить заслуги ученого в развитии проблемы бластомообразования в головном и спинном мозгу.

Здесь же уместно подчеркнуть, что Леонид Иосифович обладал широкой эрудицией в морфологии и смежных науках, чему способствовало знание немецкого, французского и английского языков, в меньшей степени итальянского и испанского.

УДАР В СПИНУ

Леонид Иосифович был добрым и благородным человеком. Он добровольно поехал на войну с Финляндией в 1940г. И также добровольно в возрасте 52 лет ушел на фронт 2 августа 1941г. и в течение двух лет воевал под Сталинградом. Был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Сталинграда». В звании полковника медицинской службы демобилизован в сентябре 1943г. и возвратился на свое место в Институте нейрохирургии.

Когда к нему пришел демобилизованный из армии новый аспирант, которому негде было жить, Леонид Иосифович поселил его в своем кабинете. Поставил в нем койку, стол, шкафчик и отгородил занавеской. Здесь в кабинете шефа и была за 1,5 года сотворена кандидатская диссертация.

И упорный молодой исследователь начал писать докторскую.

Завершив её, он без благословения шефа представил в 1953г. в Ученый совет Института нейрохирургии. Когда с ней ознакомился Леонид Иосифович, его отзыв был резко отрицательным, защита не состоялась.

Леонид Иосифович предложил докторанту больше не появляться в лаборатории и уволиться из Института.  (Как мне рассказали «старые» сотрудники лаборатории нейроморфологии, несостоявшийся докторант действовал с дальним прицелом – занять место Леонида Иосифовича)

Обиженный соискатель в ответ выпустил ядовитое сильнодействующее оружие тех лет – донос. В нем ни больше – ни меньше сообщалось следующее: «Профессор Смирнов продает американцам мозги умерших советских солдат и офицеров». Вздорная клевета успешно сработала. Леонид Иосифович тяжело заболел и в конце-концов подал заявление об увольнении.

Когда я узнал эту печальную историю, меня удивило, почему крупный ученый, член-корреспондент АМН СССР, профессор, партийный деятель, фронтовик не стал бороться за свое честное имя и сразу сдался?

ПОСЛАНЕЦ АРХИЕПИСКОПА КОСТРОМСКОГО И ГАЛИЧЕСКОГО  АЛЕКСАНДРА

В 2001г. ко мне в Институт нейрохирургии явился иеромонах Харитон с просьбой от архиепископа Александра помочь с материалами о Леониде Иосифовиче Смирнове, сыне протоирея Иосифа – настоятеля Богородице-Рождественского собора в Солигаличе. И я узнал, что отец Леонида Иосифовича был расстрелян 22 февраля (по ст.ст.) 1918г. за организацию антисоветского восстания. По сути речь шла о препятствовании реквизировать церковную утварь, оклады икон и иное имущество храмов.

Вступая в 1940г. в партию, Леонид Иосифович сообщил, что он сын священника, учился в духовном училище и духовной семинарии, но, вполне понятно, скрыл, что его отец расстрелян как враг Советской власти. И когда появилась гнусная анонимка, то, несмотря на всю её очевидную нелепость и свое высокое положение, побоялся, что в ходе расследования сокрытое им вскроется с тяжелыми последствиями того времени.

Заболел, уволился. Но терять такую мировую величину Академия медицинских наук не хотела и создала специально для Леонида Иосифовича лабораторию патоморфологии нервной системы в Институте неврологии АМН СССР. Однако здоровье ученого уже было подорвано и новым планам не суждено было сбыться.

В ноябре 1955г. Леонид Иосифович скончался.

НОВОМУЧЕНИК И ИСПОВЕДНИК РОССИЙСКИЙ ИОСИФ СМИРНОВ

В 2003г. архиепископ Александр прислал мне свою небольшую книгу «Священномученик протоирей Иосиф Смирнов», в предисловии которой среди помогавших автору в написании работы упомянута и моя фамилия. Во вступительном слове Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, указано, что отмечая пастырский подвиг одного из первых новомучеников ХХ века протоирея Иосифа Смирнова, в 2000 году Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви отнес его к общецерковно почитаемым священномученикам.

В подробном иллюстрированном описании архиепископом Александром жизни отца Иосифа нашел свое место и его второй сын Леонид, добившийся наибольших успехов среди 7 детей протоирея.

МОЙ ДОЛГ

На меня выпал долг – создать музей Института нейрохирургии и написать его историю в тесной связи со временем и судьбами ученых. И я не мог уклониться от этого нужного бремени.

В летописи моего Института нейрохирургии захватила судьба Леонида Иосифовича Смирнова, как и трагедии, пережитые рядом других наших выдающихся деятелей нейрохирургии и смежных наук.

Собирая материалы о Леониде Иосифовиче, я почувствовал зов на его Родину – в Солигалич. Это 220 километров не лучшей дороги от Костромы, пролегающей в глухих местах. Зимой на машине, благодаря Кире Кашлявик, я преодолел расстояние. За Солигаличем никаких дорог дальше нет – тупик.

Город основан в 1335г. на реке Костроме. В нем много храмов. Среди них Богородице-Рождественский собор ХVII века, настоятелем которого был Иосиф Смирнов. Сохранилось здание Духовного училища, в котором учился Леонид Смирнов. От Никольского тюремного храма, построенного по инициативе отца Иосифа и где его расстреляли, осталась лишь алтарная часть. (На ней доска в память о жертвах расправы.) В райцентре, каковым является Солигалич, большой краеведческий музей (в экспозиции которого ни слова о событиях февраля 1918г.) и санаторий им. А.П.Бородина (соли галические, откуда и название города).

Все это путешествие и увиденный Солигалич произвели на меня глубокое впечатление и укрепили в желании воздать должное выдающемуся нейроморфологу Леониду Иосифовичу Смирнову и рассказать о превратностях его судьбы.

А закончу я свой очерк словами Николая Ниловича Бурденко: «Бывают моменты, когда для освещения и понимания настоящего полезно перевернуть несколько забытых страниц истории медицины, а может быть и не столько забытых, сколько для многих неизвестных».

 

Леонид Лихтерман, профессор

Заслуженный деятель науки РФ

Лауреат Государственной премии России

Институт нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко