Все записи
19:34  /  7.12.16

3455просмотров

Почему мы любим красивые вещи

+T -
Поделиться:

Отличный дизайн, как однажды сказал эксперт по управлению Гэри Хэмел, - это как знаменитое определение порнографии, данное в 1964 году Поттером Стюартом: ты узнаешь его, когда увидишь его. Исчерпывающе, не правда ли?

Исследования мозга выявили, что созерцание привлекательных вещей влияет на ту область мозжечка, которая регулирует двигательные процессы верхних конечностей. Мы инстинктивно тянемся к красивым вещам, красота в буквальном смысле двигает нас.

Но, как отмечает тот же мистер Хэмел, когда мы тянемся к красивым вещам, мы не вполне понимаем, почему. Последнее время эта ситуация непонимания начинает меняться. Революция в науке, имеющей отношение к красоте вообще и красивым предметам в частности, уже происходит (хотя большинство людей, включая самих дизайнеров, даже пока не осознаёт этого).

Возьмем цвет. В 2012 году немецкие исследователи установили, что даже мимолетный взгляд на зеленый усиливает творческие способности и повышает мотивацию. Несложно догадаться почему: мы ассоциируем зеленую гамму с едой-растительностью. Оттенки зеленого обещают питание - в том числе и "питание" мышления.

Вот почему виды на ландшафты, согласно исследованиям, могут ускорить восстановление пациентов больниц, помочь обучению школьников и активизировать продуктивностью на рабочем месте. В колл-центрах, например, те работники, которые могли видеть природу, выполняли задачи на 6-7% лучше тех, которые не видели. В некоторых случаях такой же эффект могли произвести фотографии или даже цветные фотообои, которые воспроизводили виды гор или лесов. Корпорации хотят понимать, что стимулирует сотрудников (помимо зарплаты, конечно). Немного цвета и фотообои могут быть такой хитростью.

Удивительно, но простая геометрия может стать источником неочевидных открытий. Уже в течение более чем 2 000 лет философы, математики и хкдожники восхищаются "золотым" прямоугольником - фигурой, которая обладает уникальной особенностью: если из него вычесть квадрат, сторона которого равна меньшей стороне прямоугольника, то получится другой прямоугольник с аналогичными пропорциями (из которого также можно вычесть квадрат - и так далее, и так далее - бесконечно).

Эти так называемые "магические пропорции" (примерно 5 к 8) являются общими для совершенно разных вещей - от книг до телевизоров, от планшетов до кредитных карт. Они же являются базовой формой для нескольких самых знаменитых объектов в истории: фасадов греческого Пантеона и парижского Нотр-Дама, лиц Джоконды Леонардо да Винчи и Венеры Ботичелли, скрипки Страдивари и даже iPod.

Эксперименты, начавшиеся ещё в 19 веке, неоднократно показывали, что люди неизменно предпочитают предметы в этих пропорциях. В 2009 году профессор Университета Дьюка доказал, что наш глаз может распознать любую картинку быстрее, если её форма - это "золотой" прямоугольник. Это, например, идеальный макет параграфа текста, самый продуктивный для чтения и запоминания. 

Некоторые структуры имеют универсальную привлекательность. Например, природные фракталы - объекты, в точности или приближённо совпадающий с частью себя самого (то есть когда целое имеет ту же форму, что и одна или более частей). Они встречаются практически везде в природе: это береговые линии и горные хребты, снежинки и листья растений, даже наше легкие и бронхи.

Морозные узоры на окнах и горные хребты как примеры фрактальных структур

Физики установили, что человек предпочитает некоторую концентрацию фракталов - не слишком плотную и не слишком редкую. Согласно одной из теорий, узор именно такой плотности встречается на листьях акаций, растущих в африканской саванне - месте, которое считается колыбелью человеческой цивилизации. Перефразировав одного биолога, можно сказать: красота - в генах смотрящего, а дом - там, где геном.

В 1949 году журнал Life Magazine назвал Джексона Полока "величайшим из живущих художников США", когда он создал полотна, которые, как сейчас известно, соответствуют оптимальной для восприятия фрактальной плотности (около 1,3 по шкале от 1 до 2). Может быть, поздние работы Поллока - это результат его продолжавшихся всю жизнь усилий докопаться до образа, спрятанного в мозгу каждого из нас?

Джексон Поллок и его картина "Номер 1", 1949 г.

Не будет сюрпризом то, что хорошо сделанные, красивые вещи - часто очень тонким и незаметным способом - могут иметь значительное позитивное воздействие на психику человека. Даже находясь просто в поле нашего зрения, они могут снизить уровень стресса на 60 процентов (еще цифры: американцы тратят около 300 миллиардов долларов в год на борьбу с заболеваниями, вызванными стрессами). Неудачный же дизайн "работает" в другом направлении: плохо сделанная клавиатура может травмировать запястья, неудобные стулья напрягают спину, а чрезмерно яркое освещение и свет компьютерных экранов утомляют глаза. 

Мы причисляем хорошие вещи к искусству, не к науке, считаем красоту мистическим даром высших сил, а не тем, что имеет в своей основе четкий научный подход. А зря. Если бы каждый дизайнер больше знал о "математике" привлекательности, "механике" симпатии, то все продукты творчества - от домов до телефонов, от офисных пространств до автомобилей — могли бы хорошо выглядеть и быть нам в радость.

Перевод статьи Why We Love Beautiful Things by Gray Matter