Все записи
00:16  /  10.02.16

628просмотров

Экологи в борьбе с природой и экономикой

+T -
Поделиться:

Было время, когда люди по всему СССР забыли об экономике. Это был конец советской эпохи. Тогда развернулись экологические движения, в основе которых была общая неудовлетворенность народа. Они говорили о качестве воды и воздуха, держа в мыслях партийных и государственных начальников. Но индустриальное развитие страны шло и в правду не без вреда для окружающей среды, как, впрочем, и в странах капитализма.

Ущерб здоровью людей и среде обитания властям приходилось замечать. Они свертывали планы строительства заводов и электростанций, и никто в те далекие 1980-е годы не думал, чем это торжество дикой природы кончится. А кончилось все катастрофой 1990-х годов: гибель индустрии привела к упадку экологических движений. Теперь экологов граждане стали встречать с кулаками и матерками, хотя во многих местах природа стала оживать. Оборотной стороной этой «победы» стала социальная и экономическая катастрофа, на которую фактически сработали экологи.

В 1990-е годы выяснилось, что немало протестов было неверно направленно, а угрозы раздуты. Так в Ленинграде нервно обсуждалось строительство дамбы на Неве, что должна была избавить город от риска наводнений. Но когда ее закончили, Санкт-Петербург уже мог не бояться наводнений. Экологическая же катастрофа не случилась. Подобные события и хаос в экономике заставили экологов адаптироваться к рынку. Они стали зависеть от грантов, проектов бизнеса и властей, а заодно превратились в орудие не слишком чистой конкурентной борьбы.

Сила защитников окружающей среды в том, что всякая индустриальная инициатива хоть в чем-то уязвима для критики. Этим, кстати, пользуются не только у нас. В Европе и Северной Америке одни экологи критикуют других за беспринципность. Однако и за рубежом и у нас, не поднимают вопрос о выработке оптимальной стратегии экономического развития, так, чтобы получить равновесие в промышленном и аграрном развитии с социальными задачами и экологией. И когда в России критика экологов обрушивается на новые предприятия, встает вопрос о том, почему она обходит старые заводы, каковых немало на Урале.

Экологический вред от старых предприятий бесспорен. Но что будет с людьми, если такие заводы закрыть? Поймут ли они пользу для природы? Экономика России в самом сложном с 1990-х годов положении, и создать новые рабочие места без реиндустриализации и импортозамещения на деле едва ли возможно. Безработица же растет, причем сокращаются и рабочие места в сфере услуг. В кризисе региональные бюджеты. Они никак не могут обойтись без налогов от промышленных гигантов.

Это не снимает ни одной экологической проблемы, включая создаваемые избытком автомобилей у офисного среднего класса. В нынешней ситуации России нужно строить больше новых фабрик, где могут быть применены новые технологии, не столь вредные для экологии. Примеры здесь, это уже функционирующий Михеевский и строящийся Томинский горно-обогатительные комбинаты в Челябинской области. Подобные заводы и должны заменить старые комплексы, выработавшие ресурс с советских времен. Однако новые заводы — сильные конкуренты.

Потому, именно против них ведется атака странных постсоветских экологов, для которых любая промышленность есть беда для природы. Для борьбы с Томинским ГОК создано особое движение СТОП-ГОК. И агитация ведется эффективно: 30% опрошенных недовольны заводом, не замечая, что старые предприятия приносят экологии больший ущерб. Все здесь логично. Граждане сами трудятся на старых заводах, и понимают какое время пришло, и как трудно становится с рабочими местами. А не созданные еще рабочие места на новом предприятии в расчет не берутся.

У Томинского ГОК есть близнец. Это действующий Михеевский ГОК. Он недовольства не вызывает. Получается, что как и в 1980-е годы: новые производства превращаются в мишень для недовольства. Рационально ли оно? Примечательно, что более всего негодует офисно-торговый средний класс. Совсем иначе реагируют люди в депрессивных районах страны. Они рассчитывают на рабочие места с хорошей зарплатой.

Экологи, таким образом, выступают выразителями позиции средних слоев. Рабочий класс, в точности как во многих странах Запада, имеет иное мнение. Здесь надо добавить, что профсоюзы и левые партии там признают значимость экологических вопросов. Но они стараются найти баланс, так, чтобы рабочих мест становилось больше, а индустрия была современной, и менее вредной для работников и окружающей среды. Но, узкоцелевые экологи из движения СТОП-ГОК и его аналогов так не рассуждают. Они борются с новыми предприятиями, не замечая старых. Это способствует консервации экологических проблем и вредит экономике, мешая модернизации индустрии.

Враждебность производственным технологиям и предприятием в принципе, как стихийно плодящемуся злу, делает позицию таких экологов анти-экологической. Можно сказать, что и реакционной. Причем, некоторые из них реально верят в постиндустриальную реальность, не понимая, что только новые технологии производства освободят человека от рутинной деятельности по созданию материальных благ.

Если говорить о международных экологических движениях, то нужно признать их антиэкономичность. Лозунг зеленой экономики является спекулятивным, пока экологи борются против «грязных предприятий» в Европе, после закрытия которых открываются еще более грязные — в Китае. Между тем перед всеми странами глобального Севера стоит задача реиндустриализации. Она должна решаться за счет выхода производства на новый уровень технологий, введения экологических стандартов внутри стран, а также эко-требований к импорту.

Деградация природной среды может быть остановлена только развитием того самого «индустриального уклада», что породил массу проблем, но удовлетворил столько потребностей человека и общества. Но для развитие этого нужен рациональный экологический подход. Отказ от технологий и индустрии только кажется удобным и возможным, на деле он невозможен, как невозможны без индустрии офисные средние слои и профессиональные консервативные экологи.