Все записи
19:48  /  28.04.17

1430просмотров

Почему ЕС воюет с нашим начальством

+T -
Поделиться:

Отечественные власти настаивают на своей миролюбивой позиции в отношении ЕС. И это – правда. Они не собираются разрушать Украину, страны Прибалтики и другие постсоветские государства. Российское начальство не покушает на периферию ЕС, и не видит проблемы в немецкой гегемонии в Европе. Но эта миролюбие дорого стоит и обойдется еще дороже. Оно не оставляет нам шансов восстановить близкий по масштабам с советским рынок и дающий опору всем, кто будет уходить из ЕС.

Евросоюз распадется. Эту мысль я повторяю уже много лет, начиная с первых месяцев глобального кризиса. Почему? Потому, что только равноправный союз стран с единой и жесткой протекционистской политикой может обеспечить развитие. Не «нулевая ставка» ЕЦБ, и не «жесткая экономия» по указанию Берлина и Брюсселя, а возрождение социального государства и спроса, удовлетворяемого без импорта китайского ширпотреба. Для решения этой европейской задачи Россия очень важна: мы обладаем ресурсами и потенциалом – полем для развития, территорией для приложения общих сил. Однако и старая неолиберальная элита ЕС видит в России опору, источник необходимых для стабилизации расшатанной системы ресурсов.

Отсюда и борьба Евросоюза против России и ее начальства.

Я провел в Греции 2007-2013 годы, изучая кризис и влияние политики ЕС на страну. Нет в ЕС более сурового, более жадного и разрушительного империализма, чем немецкий. Россия же неполноценная империалистическая держава. Виной тому сырьевой характер русского капитализма. Наши «ястребы» не знали зачем им брать Донбасс и Украину, поскольку «их бы пришлось кормить», а ценного сырья там нет. Зато ЕС и США более опытны и решительны, с помощью МВФ они умело грабят Украину, не переживая о том, что народ там обнищал.

Эти тонкости важны потому, что объясняют, почему Владимир Путин и Россия вообще идеальное пугало для обывателя в ЕС. Но еврократия их не боится. Она — еврократия в атакующей позиции. Российский режим защищается, как может и пытается помириться, поскольку не понимает, что европейский финансовый капитал нуждается в России и капиталах немалой части ее элиты как в добыче. Это борьба, и этот конфликт не может быть легко снят. Он касается каждого россиянина, и это поддерживает высокий рейтинг Путина, от которого люди хотят одного – не сдаваться, и не давать превратить Россию в Украину. На свою беду отечественное руководство должно подкармливать часть большого бизнеса и не желает уменьшать свои аппетиты. Это становится все более очевидным, поскольку народ беднее.

Развитие политического кризиса наше начальство могло бы отсрочить, если бы использовало украинский кризис для стабилизации экономики через ее расширение. В 2014 году был упущен шанс воссоединения Украины с Россией, когда нужно было лишь поддержать восстание на Донбассе и дать ему разлиться вширь, оказать даже прямую военную помощь. Это требовало непризнания нового киевского начальства. И на это российские власти не пошли. В итоге они потеряли Украину. Выражаясь метафорически, они уподобились грабителю, забравшему в банке не все доступные деньги, а только их десятую часть. Но с точки зрения закона разницы нет. И с точки зрения ЕС разницы тоже нет, только 9/10 добычи отошло к нему.

На Украине ЕС явно выиграл больше, чем Россия. В 2013 году это была «ничья земля». Ныне распродажа земель на Украине по рецептам ЕС и МВФ обогатит западный капитал, а российские дельцы вынуждены были срочно эвакуироваться из украинской банковской сферы. Но все это не конец, а лишь иллюстрация борьбы. Она будет продолжаться. И очень многое здесь зависит от Франции, от ее граждан и от смелости ее политиков. Вот только наше начальство будет по-прежнему искать с ЕС диалог, и проигрывать, причем уже на внутреннем политическом поле.

Только этим все не закончится. Логика кризиса требует создания другой модели экономики в Европе, другого типа интеграции, а это означает окончание истории ЕС.