Все записи
15:05  /  11.05.17

1700просмотров

Борьба с кризисом в 2008-2017 годах, вот что гарантирует нам его Третью волну

+T -
Поделиться:

Меня часто спрашивают, почему глобальный экономический кризис не закончился в 2009-2010 годах? Почему возникла Вторая волна кризиса, а теперь мы с коллегами по Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова считаем, что подготовляется Третья волна? Сколько еще будет волн этого кризиса, который многим кажется уже бесконечным?

Кризис реально очень затянулся. В Докладе ИГСО «Кризис глобальной экономики и Россия» (вышел в начале июня 2008 года), мы полагали, что все закончится раньше. Пять лет было бы достаточно для развития кризиса, но он будет продолжаться не менее десяти лет, начиная отсчет с 2008 года. Почему? Все из-за неолиберального подхода в борьбе с проблемами, а также из-за того, как понималась природа кризиса. Не поставив диагноз правильно, болезнь с самого начала лечили не так как нужно, а как было выгодно «докторам» от экономики.

Корень всех неолиберальных объяснений кризиса, это сведение его проявлений к некой сути. Кризис называют финансовым, банковский, торговым или долговым.

Кризис рассматривается как плод ошибок в государственной политике, например «чрезмерных социальных расходов» или создании плохих условий для инвестирования капиталов. В пику этому, школа экономического регулирования и социального государства видит, что причина кризиса состоит в разрыве между расширением производства и ограниченностью потребительского спроса. Стимулы для него в виде кредитов не смогли остановить приход кризиса, начавшегося с долговых проблем рядовых американцев. Назрела потребность в новой промышленной революции, что обеспечит снижение себестоимости товаров.

Кризис показал негодность старых методов регулирования экономики и потребность в новом подходе. Однако неолиберальные министры-экономисты во всех странах боролись с кризисом именно этими методами. Они обеспечивали стабилизацию экономики, но не создавали условий для устойчивого подъема. Зато всякий раз была гарантирована новая волна кризиса. Гарантирована она и сейчас.

Дешевые деньги для банков, снижение ставки рефинансирования – таковы были меры в ответ на Первую волну кризиса. Субсидии выделялись банкам в любом размере. Вместе с тем происходила национализация их долгов и убытков, но не самих банков. Допускались и девальвации, каковую мы пережили в России. А ведь падения курсов национальных валют можно было избежать, если бы общий курс был бы иным. Но он был благоприятным для большого бизнеса. Нацеливался он на то, чтобы ничего не менять, и именно так попытаться выйти из кризиса.

В арсенале неоконсервативных борцов с кризисом было: сокращение социальных расходов бюджетов («жесткая экономия» в ЕС) и увольнения в госсекторе, сокращение социально-трудовых прав и повышение налогов на трудящихся – конечных потребителей в экономике. Зато для бизнеса нередко предлагалось снижение налогов. Для рабочего класса они только возрастают, притом, что он несет основную тяжесть кризиса на себе. Девальвация (способ сократить расходы бизнеса на заработную плату) бьет по нему напрямую. Косвенные налоги забирают из его кошелька деньги тайком, прямые налоги, такие как налог на жилье, – явным образом. Все это помогает правительствам платить проценты по облигациям, которые для того и выпускаются, чтобы в кризис помочь банкам.

Отказ от протекционизма либо робкое и частичное его применение – таков еще один из источников продолжения кризиса. Так китайским товарам отданы рынки многих стран. И напрасно считается, что противопоставлять этому следует предельное упрощение правил ведения бизнеса, сокращая до нуля уровень его правовой и социальной ответственности. Коррупция и бюрократизм – это беды, с которыми следует бороться, но нельзя отдавать общество под власть капитала.

Каковы же итоги применения этих мер? «Количественное смягчение» в США, так и не остановило кризис в экономике, породило бюджетно-долговой и социальный кризисы в США. Другие итоги: рост долговой нагрузки на бюджет, усиление проблем в реальной экономике (особенно на юге еврозоны, включая Грецию); сокращение потребительского спроса, рост задолженности населения по кредитам и общее его обнищание. Последнее мы неплохо видим в России. Сокращение внутреннего рынка усиливает проблемы в экономике. Сокращение доходов казны с последующим падением уровня жизни ведет к сохранению проблем с прибылью у компаний реального сектора экономики. Они адаптируются, но никак не могут закончить этот процесс. Каждая волна кризиса становится для них шоком.

Распространенные явления – это разорение и сокращение местных производств и поддержка иностранных фирм. Это тоже результат неолиберальной политики. И даже если в России власти время от времени прибегают к протекционистским мерам, это не меняет положения качественно. Без политики стимулирования спроса в связке с национальным производством это вполне работать не может.

Потому кризис сохраняется, несмотря на восемь лет борьбы с ним. Потому за Второй волной последует третья, что еще более усугубит положение. И так будет до тех пор, пока борьба с кризисом не будет вестись по другим принципам.