Все записи
МОЙ ВЫБОР 19:00  /  18.05.17

1162просмотра

Паника на бирже и фактор китайской валюты

+T -
Поделиться:

18 мая на фондовом рынке произошло серьезное падение. Возможно, оно вскоре будет всеми рассматриваться как признак начала Третьей волны кризиса. Но, все может быть иначе, если рынки стабилизируются и стабилизация продолжится еще какое-то время. В любом случае важно, что не попытка импичмента Дональда Трампа виновна в биржевой панике, а все ровно наоборот – финансисты хотят свалить президента США, поскольку им нужен в Белом доме друг, а не враг. Но это не все. Есть еще китайский фактор кризиса, который может включиться.

За 2016 год юань немало ослабел к доллару и продолжит двигаться в том же направлении. Позиции рубля выглядели в начале 2017 года намного сильнее позиций юаня. В то время как российская валюта укрепилась к американскому доллару, ее китайский собрат вел себя иначе. Доллар начал 2016 год с 6,5 юаней, укрепившись к его концу почти до 7 юаней. Затем произошло укрепление китайской валюты. Курс доллара в настоящее время колеблется в районе 6,9 юаней. Примечательно, что все эти изменения произошли на фоне повышения мировых цен на сырье, то есть на фоне восстановления спроса на китайские товары.

Спрос на китайские фабричные продукты обвалился в начале 2016 года, наверное, с небывалой силой. В Пекине не могли не понимать: без повышения цен на нефть этот процесс будет иметь катастрофические последствия для экономики страны. Не получая прежней выручки от продажи сырья, многие страны оказывались вынуждены допустить ослабление своих волют. В конечном итоге, это уменьшало потребление ими китайской продукции. Если бы цены на нефть задержались на пониженном уровне, это привело бы к катастрофическим последствиям для юаня или, при отказе его девальвировать, для всего китайского вывоза.

Не случайно в начале 2016 года американскими финансовыми спекулянтами была произведена атака на юань. Китайские власти отбили ее, и дождались роста цен на углеводороды и другие сырьевые товары. Джордж Сорос и Ко вынуждены были «отойти на заранее подготовленные позиции». Китайский вопрос стал более важным в американской предвыборной дискуссии, а Китай заявил: обесценивания юаня не последует, потребители из Поднебесной не уменьшать в результате свое потребление. Но, слова словами, а дела делами. Юань пришлось ослаблять.

Однако ослабление китайской валюты в 2016 году носило управляемый характер. Оно должно было немного удешевить китайские товары, но не обваливать спрос китайской экономики на иностранные продукты. При этом власти не забывали о колоссальной язве на теле китайской экономики – о фондовом рынке. Его обвал в 2015 году показал всему миру, что замедление роста китайской экономики вовсе не является, как заявляли экономисты Поднебесной, переходом к нормальным темпам роста. Она уходит от ускоренных, создающих промышленный базис темпов. Все обстояло иначе. Страна просто входила в кризис.

В 2015 году Шанхайская биржа об этом кризисе прозвонила. Но власти перевели стрелки назад. Они влили немало средств в поддержание фондового рынка, и пошли на выпуск большого количества облигаций, номинированных в юанях. Это дало международным спекулянтам новую игрушку. От игры против юаня они перешли к его неосознанной поддержке, продавая доллары и покупая за юани правительственные долговые бумаги. Увы, власти Поднебесной не могли забыть об индустрии. Для ее поддержания в условиях ослабленного мирового спроса нужен был более слабый юань. К тому же, после обвала фондового рынка, было дорого удерживать курс национальной валюты на прежнем уровне.

Ослабление китайской валюты напрашивалось само собой. Власти лишь избрали управляемый способ. Они не могут отказаться от дальнейшего ослабления своей валюты. Но они не хотят обвала ее курса, на что так рассчитывали год назад спекулянты. Потому стоит ожидать постепенного укрепления доллара к юаню. Не стоит удивляться, если по итогам 2017 года, за один американский доллар будут давать около 7,5-8 юаней. Согласно публичному прогнозу аналитиков Bloomberg, доллар выростет в текущем году до 7,05 юаней. Причем, в мае ослабление его может возобновиться. Небольшое укрепление останется в прошлом.

Существует сценарий форсированного ослабления китайской валюты. Мой коллега и глава Лаборатории международной политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Дзарасов полагает, что если с фондового рынка и из экономики Китая вообще усилится вывод капиталов, то власти вновь окажутся перед выбором. Подобно ситуации начала 2016 года они должны будут активно тратить валютные резервы или позволить юаню уйти вниз до каких-то пределов. По опыту китайских действий можно судить, что даже освобождение курса будет неполным. На каком-то уровне власти займут оборону. Они отлично знают, что если экономика Поднебесной уменьшит потребление импорта, это активизирует Вторую волну кризиса во многих странах и станет проблемой для многих правительств. Они допустят снижение курса своих валют, а это ударит по КНР. Потому китайское начальство будет держаться прежней стратегии.

Народный банк Китая привлек международных спекулянтов к решению вставших перед ним задач. Но он не будет обслуживать их интересы. Более того, очевидно, что в США сохраняется прежний курс на укрепление доллара и правительства других стран вовсе не стремятся к девальвации. Это создает благоприятные условия для новой волны ослабления китайской валюты. Стабилизация мировой торговли, валютных курсов и фондового рынка, вовсе не означает стабильности китайской экономики. Китайский промышленный капитал нуждается в снижении цены рабочей силы, что поможет перераспределить потребление на внутреннем рынке в пользу местных товаров. Одновременно снизится себестоимость товаров, которые Поднебесная реализует на внешних рынках.

Не стремясь к резкой и сильной девальвации юаня, китайский власти имеют интерес в медленном (лишь периодически ускоряемом) снижении курса юаня. И чем стабильней кажется общемировая ситуация, тем большим является интерес Китая к реализации этой стратегии – в сущности назревшего и перезревшего ослабления юаня. Но и в стрессовый 2015 год доллар вырос с 6,2 до 6,5 юаней.

История ослабления юаня только начинается. Все происходит медленно, как и положено в Китае. Но процесс имеет четкую направленность. В конечном итоге он понизит уровень жизни в Китае. Индустриальный пузырь должен будет сдуваться, пусть и в форме адаптации КНР к ситуации на мировом рынке при борьбе с внутренним долговым кризисом компаний и домашних хозяйств. Это гарантирует дальнейшее и притом существенное ослабление китайской валюты. Однако, если на рынках продолжится падение, юань может быть ослаблен гораздо сильнее и это само по себе усилит кризис, так как Китай откажется брать на себя его издержки и попытается поддержать своих производителей.

Каков же итог? Ослабление юаня как проявление кризиса в экономике КНР может оказать огромное влияние на мировой рынок в 2017 году. Этот факт еще не был включен, но если падение на рынках продолжится, и нефть серьезно подешевеет, китайское руководство может допустить ослабление юаня и тогда ситуация в реальной экономике большинства стран еще больше ухудшится. Но даже если Третья волна кризиса не развернется в ближайшее время, мы должны помнить: на ряду с пузырями на фондовых рынках Северной Америки и Европы есть еще китайский индустриальный пузырь и переоцененный юань. Вообще же есть потенциал кризиса, и это самое важное.