Все записи
11:45  /  2.08.17

1128просмотров

«Точка» мирового кризиса, в которой мы находимся

+T -
Поделиться:

Официально кризис в России закончился. Неофициально мы имеем стабилизацию и успокоение потребителей, которые можно трактовать оптимистически, а можно – пессимистически. Однако важно не это. Важно реально понимать в какой «точке» кризиса мы находимся.

Во-первых, мировой экономический кризис – не только факт, но и факт не случайный. Во-вторых, кризис фиксируется вовсе не неким сокращением мирового ВВП; формально этот показатель растет. Главное, это проблемы, с которыми сталкивается глобальная и российская экономика. Невозможен устойчивый и активный рост, долги душат потребителей и государства (России это еще только предстоит). В-третьих, кризис имеет волновую структуру. И шок на рынках в 2014-2016 годах является продолжением шока 2008-2009 годов. Это две волны, а не два различных кризиса.

Четвертое. Подобные нашему кризисы случаются в мировой экономике каждые 25-35 лет. Их правильно называть большими, поскольку они имеют черты обычных торгово-промышленных кризисов, но являются более глубокими, острыми, разрушительными и продолжительными. В 1970-е годы мировой капитализм переживал подобный кризис. Он дал миру информационные технологии и вывоз капитала из экономик центра в периферийные и полупериферийные страны, что и создало море разных экономических «чудес»: Азиатское, Бразильское, Китайское и множество более мелких.

Пятое. Развитие глобального капитализма носит вполне логичный характер и по этой логике мы из него со временем (не без политических потрясений) выйдем, вернее – преодолеем его. В итоге начнется новый бурный экономический подъем. Однако пока кризисный процесс не завершен. Кризис вообще нужен для выработки новых решений, чего всеми силами стараются избегнуть как у нас, так и в других странах. Мешает это определить нашу «точку» в кризисе? Нет, особенно если не забывать: процесс имеет начало, и будет иметь определенный финал, о чем я много раз писал.

Нефть недавно выросла до максимума за два месяца. Понижательную тенденцию удалось переломить за счет блокады Катар (экспорт газа) арабскими государствами и угроза Вашингтона ввести санкции против Венесуэлы. Но предотвращает снижение цен на углеводороды и нечто иное – подпитка финансового сектора, организованная странами с полупериферийным и периферийным типом экономики.

Вспомним 1970-е. Тогда богатые страны одолжили бедным немало денег (избыточных, и притекавших зачастую от стран-поставщиков сырья, особенно нефти), и это обеспечило стабилизацию. Спрос бедных государств вырос. Они расширяли свою промышленность, развивали социальную систему, закупали вооружение, создавали инфраструктуру. Сейчас сходный момент. Периферия и полупериферия привлекают деньги от экономик центра. Вот только делается это не столько ради внутренних реальных проектов, сколько ради самого процесса, а точнее ради поддержания стабильности на рынках.

Потому рано или поздно мировая хозяйственная система должна обрушиваться из-за периферии, которая неминуемо надорвется и не сможет одновременно сдержать внутренне снижение спроса. Частью этого процесса, на пути к которому мы находимся, явится падение курса валют стран периферии и полупериферии. Деструктивные процессы в этой зоне вовсе не повлекут выздоровление экономик Запада как в 1980е. Напротив, они ощутят обострение кризиса. Это может ускорить отказ от неолиберализма и возврат к социальному государству, концентрацию ресурсов в руках государства, а также внедрение новых технологий в индустрии и сервисе.

Робототехника все более применяется в производстве, но революция в энергетике пока не дала плодов. Они же необычайно важны. Без радикального удешевления энергии внедрение роботов не может стать повсеместным, включая торговлю, транспорт и быт. А главное – не будет достигнуто увеличивающееся год от года удешевление производимых товаров. Однако это перспектива, отчасти описанная мною и коллегами по Институту глобализации и социальных движений в докладе «Кризис глобальной экономики и Россия» (июнь 2008 года). Мы же сейчас не в зоне развертывания подъема, а в «точке» стабилизации кризиса после его Второй волны.

Сказать когда и как начнется обрушение сложно (ошибиться легко), но пока периферия может платить по облигациям даже Третья волна кризиса, возможно, не будет финалом. Но давайте рассуждать об этом спокойно, так как мы в спокойной «точке» кризиса, которую нельзя путать с «тихой гаванью» или началом подъема.