Все записи
22:14  /  26.09.17

442просмотра

Трамп показал себя слабее собственной программы

+T -
Поделиться:

Что за возможности упустили Трамп и его команда? Ведет ли к успеху их нынешняя внешнеполитическая тактика?

Едва узнав о своем избрании президентом, Дональд Трамп обратился к Республиканской партии с удивительно миролюбивыми словами. Он сказал, что будет рад поддержке однопартийцев, среди которых лишь «несколько человек» выступали против него на выборах. Конечно, Трамп не мог не знать: на стороне Хиллари Клинтон находились многие, очень многие представители Республиканской партии. Трамп был для них чуждым. И было их не несколько человек, а очень много. Они не верили в возможность его победы и не симпатизировали ему, и это поддерживало их в нежелании помогать неправильному кандидату-республиканцу.

Трампу нужна была поддержка в Конгрессе. Он сформировал команду, куда вошел и бывший мэр Нью-йорка Рудольф Джулиани. Таких людей как Джулиани в старой республиканской партии не очень любили. Их не выдвигали далеко, чтобы они не вышли за границы дозволенных в рамках неолиберального порядка мер. Однако, привлекая таких людей, новый президент должен был понимать, как действовать на внутреннем политическом поле, а от каких «легких побед» стоит воздержаться во внешней политике. Он этого не понял.

В первый момент команде Трампа, похоже, не было вполне понятно, как поведут себя конгрессмены-республиканцы. Примечательно было, что Берни Сандерс — человек, реально имевший шанс победить Трампа — уже предложил новому президенту сотрудничество. Он оставил в стороне своих негодующих коллег из либерально-левого крыла Демократической партии и с огромным запозданием предложил наладить диалог с Трампом. Фундамент для диалога имелся: оба они противники «свободной торговли», что для кризисной Америки принципиально, пусть даже это сознают далеко не все на побережье. Увы, Трамп показал себя не последовательным политиком. Увидев сопротивление в Конгрессе, ощутив перевес противника, он начал маневрировать и маневрирует поныне. Правда его уже вытеснили во внешнюю политику, где он лишь старается играть свою игру, но вынужден играть чужую.

В начале 2017 года на Западном и Восточном побережье шумели уличные протесты. На этом фоне слышны были голоса политологов, предупреждавших: конгрессмены от Республиканской партии объявят Трампу импичмент. Повод для этого он якобы предоставит сам и притом быстро. Положение было непростое; оценки эти были моральным давлением. Республиканское парламентское большинство быстро показало, что будет жестко себя вести с новым президентом. Этим он фактически был отсечен от внутренних американских дел.

Трампу нужна была поддержка, которой у него не было. Без нее первые 100 дней он не провел никаких законов. Впрочем, он к этому, возможно, был готов. Не готов он оказался бороться за те глубокие перемены (главная из которых — протекционизм в духе старых республиканцев, таких как легендарный президент Авраам Линкольн), кои сам ранее провозгласил. Он должен был сознавать: сопротивление будет сильным. Так и вышло. Но без перемен США в лучшем случае обречены на застой; худший сценарий – новое ослабление индустрии.

Понимали ли рабовладельцы Юга в 1861 году, что США нуждаются в переменах? Готовы ли они были их принять? Сопротивление, причем упорное — вот на что они оказались готовы. Линкольн не хотел войны, но она началась: страна разделилась и запылала. Когда дело шло к концу, территория Конфедерации была рассечена и почти вся оккупирована, южный генерал Роберт Ли все равно не желал капитулировать. Он маневрировал, дрался и отступал. Командующий северян и будущий президент США Улисс Грант негодовал, что опять приходиться идти в сражение, терять еще десятки тысяч убитых и раненых, когда уже всем ясно, что Юг проиграл и должен капитулировать. Наконец Ли сдался. Он пожалел своих людей, которым более не было смысла воевать.

Трамп произнес накануне выборов речь в Геттисберге, где произошло самое кровопролитное сражение той гражданской войны, и где в 1863 году речь произнес Линкольн. Трамп говорил о расколе общества. Этот раскол реально существует. Об этом говорит непрекращающаяся в американской прессе травля новоизбранного президента. Звучат вздохи «экспертов» на предмет того, что «прогрессивные силы» были недостаточно мобилизованы на прошлых выборов. В реальности Хиллари Клинтон проиграла только из-за того, что ее лагерь не смог или не решился организовать подтасовку должного масштаба. О том, в каких штатах и как подыгрывали Клинтон на выборах, мы, возможно, еще услышим. Теперь же Трамп старается несколько сгладить конфликт и укрепить свои позиции в Конгрессе.

Получается очень странно. Трамп не столько собирает друзей, сколько получает политические пощечины. Администрация Трампа как был, так и остается рыхлой, противоречивой и, похоже, лишенной стержневого сильного политика. Трамп не Линкольн. Он это показал.

Самое главное, что можно было сделать – мобилизовать сторонников, а вовсе не безуспешно пытаться построить коалицию политиков. Ранее в США было только движение недовольных консервативных рабочих и рабочих ориентированных на социальное государство (электорат Сандерса). Выдвинувшись кандидатом в президенты и победив на выборах, Трамп создал новый центр американской политики. К неудовольствию многих представителей политического класса своей партии, он ее фактически взял на абордаж. Но сопротивление старой команды этим не было закончено. Трамп же, похоже, боится своих сторонников. Он не призывает их на борьбу против нынешнего состава Конгресса, не организует и не направляет. И не понятно, на что полагается в будущем Белый Дом.

В разгар Великой депрессии президент-демократ Франклин Рузвельт опирался на обновленную в последние годы партию. В ней верх взяли прогрессисты, к которым он принадлежал. Трамп в ином положении. Он вроде бы должен согласно логике политического процесса произвести революцию в своей партии. Однако вместо этого он занят играми во внешней политике. Понятно, что он хотел бы подвести дело к торговой войне с Китаем и втянуть в дело своих противников. Выходит же нечто иное. Выходит подчинение Трампа политике своих недругов во власти, а опоры у президента как не было, так и нет.

2017 год – время упущенных командой Трампа возможностей и несбывшихся надежд избирателей. Они будут делать выводы. Некоторые известны заранее: необходимо обновление политического класса, реформа структур и перемены в партиях как отправной пункт. Вот только все это нужно не деловым верхам США, даже на Трампа надежды остается совсем мало. Конечно, у него еще есть время. Но есть ли у него решения? Готов ли он действовать на внутреннем политическом фронте. Пока этого не видно.