Все записи
22:19  /  27.09.17

451просмотр

Самый медленный ЦБ и переменные обстоятельства

+T -
Поделиться:

Центробанк в последние два года проявлял неспешность, у которой были свои плюсы. Но какова была природа медленного снижения ключевой ставки и столь же сдержанного (несмотря на 100 отозванных лицензий в 2016 году) сокращения количества банков? Как произошел переход к такой политике, была ли то эволюция или имел место провал прежней стратегии регулятора и всего экономического блока? В чем отличие курса ЦБ сейчас (в условиях стабилизации) и во время Второй волны кризиса?

Экономисты стараются рассматривать политику ЦБ в измерениях пользы и вреда для отечественной экономики, особенно для: промышленности, внутреннего спроса или банковского сектора. Между тем, действия ЦБ соответствуют как цели сохранения стабильности рентабельности сырьевых экспортеров, так и связаны с переговорами Москвы и Запада. А еще Центробанк прокладывает свой курс в условиях неопределенности перспектив мирового хозяйства. Он продвигается на ощупь, зная, тем не менее, что сейчас от него требуется содействие оживлению.

Начало «войны санкций» Запада и России привело к изменению баланса мил в отечественных правящих кругах. Было официально объявлено и доказано на фактах (Минские соглашения, означавшее отказ от борьбы за Украину), что Россия это тихая не склонная ни в каком виде восстанавливать СССР держава, ориентирующаяся только на свободную торговлю, внешний рынок и либеральные ценности. В глубоком кризисе оказались интеграционные инициативы Москвы. Их проповедником был ранее Сергей Глазьев. Теперь особого смысла рассуждать на тему евразийской интеграции нет. Нет успехов интеграции, значит, нет темы.

Сейчас экономика России стабилизировалась, но в 2013-2016 (до весны) годах она пережила Вторую волну кризиса. Признаки ее были видны уже в 2011-2012 годах, но чиновники экономических ведомств видели лишь «паузу роста». ЦБ же на протяжении 2014 года дважды отражал в своей политике по отношению к национальной валюте, колебания «генеральной линии». Весной-летом он стабилизировал рубль по команде из Кремля, и это отвечало ощущениям части элиты, что за присоединением Крыма вскоре могут последовать новые области, что станет шагом на пути России из периферии в группу стран цента. А такие страны не имеют слабой, неустойчивой к колебаниям сырьевых цен валюты и опираются на сильный внутренний рынок. Однако взлет «русского империализма» оказался кратким, а судьба рубля во второй половине года – печальной.

Обвал рубля во второй половине 2014 года отразил победу выглядящей ортодоксальной неолиберальной партии во власти. Президент оформил в августе-сентябре новый компромисс, суть которого в следующих пунктах:

а) мировая торговля – это главное для России. Интеграционные проекты и внутренний рынок вторичны, а «разворот на Восток» также является подтверждением этой формулы.

б) «Война санкций» наносит урон интересам крупнейших отечественных игроков на мировом рынке, и ее необходимо закончить как можно скорее. Для этого нужно начать переговоры с США и ЕС, одновременно дав им понять, что Россия отказывается (готова отказаться вообще) от политических амбиций и планов самостоятельного экономического развития.

в) Необходимо не только защитить интересы экспортеров политически, но и дать им дополнительные стимулы в виде снижения рублевых затрат. Этому способствовало и само снижение мировых цен на нефть.

г) Чтобы не показывать Западу в условиях напряженных отношений, что Россия «скатывается к изоляционизму» и «закрывается от цивилизации» необходимо удержать без изменений либеральный курс в экономике, не стимулировать внутреннее потребление, не форсировать замещение импорта, не реализовывать крупных и амбициозных инвестиционных программ (широкое, а не чисто добывающее освоение Востока).

Вторая волна кризиса не оставила камня на камень от этой стратегии. Но прежде ЦБ оказался важным инструментом политического поворота в России, поскольку его действия позволили властям подать на Запад сигналы о том, что Россия не сошла с либерально-рыночного пути на путь развитого регулирования, протекционизма и развития внутреннего рынка. Дорогой кредит был сохранен, а развитие спада в экономике (вызвавшее обвал рубля) не встретило государственного сопротивления. Но, по словам доцента кафедры Политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Светланы Мудровой настал момент, когда от Центробанка потребовалась другая политика. Произошла коррекция его роли.

Выглядит так, что ЦБ как бы реализует одну осторожную стратегию. Просто в силу улучшения экономической ситуации стало возможно удешевление кредита. Согласно оценке руководителя Лаборатории международной политической РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслана Дзарасова все же имел место разворот в политике ЦБ, связанный  с необходимостью удешевить кредит. Лишь первоначально снижение ставки ЦБ выглядело как нормализация политики после кризиса. Но когда стало очевидно, что на рынке жилья (особенно в столице) спад принял серьезные масштабы, а граждане не могут далее занимать в силу падения доходов (при измерении, как в рублях, так и в долларах) при росте или сохранении высокой цены кредита ЦБ смягчил политику. Правительство уже объявило нам, что ипотека под 6-7% не за горами.

Однако ЦБ не мог быстро снижать ставку как минимум из-за того, что это ударило бы по банкам. Большинство из них не умеют работать со средней прибылью. Если бы общее удешевление кредита в экономике оказалось резким, это ударило бы по ним, и ЦБ пришлось бы отзывать еще больше лицензий. Потому он предпочел не торопиться. В итоге роль его стала более выгодной для экономики: нынешняя ключевая ставка в 8,5% лучше для активизации кредитования, чем более высокая ставка прежних лет. А удешевление кредита отныне становится необходимым условием поддержания спроса на жилье, столь важного для экономики страны.

Недавно США ввели против России новые санкции. В ФРГ только что прошли выборы, и как только Ангела Меркель сформирует коалиционный кабинет, она сможет продолжить политику осторожного давления на Россию. Отечественное руководство может быть уверено: мира с Западом не будет, как не будет и нового роста мировых цен на нефть. 50-55 долларов за баррель «черного золота» это не самый плохой вариант. Из новой ситуации есть только один вывод – больше сырья перерабатывать самим, строя новые комбинаты и компенсируя падение рентабельности от чистого сырьевого вывоза. Потому ЦБ будет и далее снижать ставку, если только из Китая или с западных фондовых рынков не явится Третья волна мирового кризиса и политику придется срочно корректировать.

Нынешняя неторопливая практика ЦБ и стабилизацию находятся в единстве, поддерживая друг друга. Это единство просуществует, видимо, еще не менее 8-12 месяцев. Быть может, оно задержится и на дольше. Но нельзя исключать и того, что внешние шоки нарушат его еще до того, как существующий курс ЦБ исчерпает свои возможности.

Комментировать Всего 1 комментарий

Как то так мимоходом одним предложением сказано "Недавно США ввели против России новые санкции".

Я бы развернул бы его до "Новые санкции США для России убийственны".