Все записи
10:44  /  7.11.17

744просмотра

Революция 1917 года ждет не примирения или торжеств, а финала в виде революции-реставрации

+T -
Поделиться:

Великие события 1917 года вывели страну на новый этап развития, быстрого и непростого. Вывели решительным образом. Однако за революцией последовал термидор 1920-х годов, а за ним сталинский бонапартистский этап процесса. Был ли он закономерным? Вне всякого сомнения: бюрократия под контролем диктатора, действовавшего от лица рабочего класса, планово создала современную индустрию и эффективное сельское хозяйство. Формы организации промышленности были монополистическими, и реставрация капитализма напрашивалась уже в 1950-е годы. Общий плановый характер экономики не мог стать для этого помехой, тем более, что массы были устранены от власти.

Молотов вспоминал, как Берия говорил: «При мне СССР будет шикарной страной». Это могло означать план реставрации, но без бывших купцов и аристократов, и конечно без проходимцев с монархическими кровями. Без них, кстати, обошлась реставрация 1990-х годов. Она, казалось бы, поставила точку в истории революции. Но, это не вполне так, поскольку Борис Ельцин и Владимир Путин первых двух сроков оказались похожи на Людовика XVIII или Карла II – осмотрительных реставраторов после французской и английской революций. Настал мировой кризис и в моду вошла «жесткая экономия». Слом же социального государства означает завершение реставрации, которое в России может обойтись без «романовых» и разного рода хранителей старых бумаг на собственность в России, которую им никто не отдаст (Надо было вовремя делать партийную, комсомольскую и административную карьеру в СССР или вступать в мафию 1990-х годов).

Вот только по-настоящему завершить реставрацию, можно лишь покончив с ней как политикой определенного типа и вернув многие завоевания революции – не только ее октябрьского, но и февральского этапов. Говоря иначе, финалом реставрации может стать лишь крах реставрационного проекта.

Если реставрационный процесс завершится по плану неоконсерваторов, к чему мы движемся, то экономика отнюдь не получит ускорения, сколь бы об этом не грезили чиновники. Им напрасно кажется, что чем меньше будет пенсионеров, чем больше народ будет должен платить за образование и медицинскую помощь, тем лучше будет для большого бизнеса. Будет хуже и для него, поскольку плановое ослабление внутреннего спроса не более содействует выходу из кризиса, чем стихийное – порожденное падением цен на нефть, спадом активности на рынке жилья и девальвацией рубля. Такая политика только усиливает кризис. Впрочем, в отличии от ситуации 2012-2013 годов, власти могут выбрать другой путь. Только он предполагает уступки обществу и изменение экономической стратегии куда больше, чем это имело место под влиянием «войны санкций».

Если будет выбран неоконсервативный путь (будут отброшены экономические предупреждения об опасности), то политический порядок потеряет почву под ногами. Страна выйдет тогда на финальную фазу процесса запущенного в далеком 1917 году – в повестку дня станет революция-реставрация, должная дать на некое промежуточное состояние между идеалом социализма и текущими капитализмом. Так уже было во время Английской и Французской революций. Сверху они много раз были объявлены законченными, пока не решили в последнем революционном порыве свои модернизационные задачи. Речь о Славной революции 1688 года в Англии и революционных событиях начала 1870-х годов во Франции. Разрыв времени между ними и самими революциями был велик, как велик разрыв между нашей эпохой и кажущимся далеким 1917 годом.

Революция-реставрация выглядит как компромисс между экономической элитой и обществом. Только часть реставрационной элиты при этом приносится в жертву, по вине собственной глупости и упрямства. Компромисс этот может произойти без большого вмешательство низов, на основе осознания правящими кругами необходимости в этом (скандинавские революции сверху). Это скорее исключение, нежели правило, что вовсе не отменяет возможности такого исключения на основе огромного опыта истории, внешнего давления и опасения потрясений.

Пока же в России 100-летний юбилей Великой русской революции 1917 года отмечается в условиях продолжения реставрации. Причем она приобретает наиболее архаичные культурные формы. Воспет страстотерпец. Мироточат его бюсты и иконы. Все это указывает на угрозу новых жестких мер в отношении социальной сферы, которые конечно не обязательно последуют. Но если будет решено, что оживление в экономике вовсе не нуждается в поддержке внутреннего спроса, то Третью волну кризиса страна будет переживать весьма и весьма болезненно. А это может поставить точку в истории реставрационной эпохи.

Новости наших партнеров