Все записи
15:20  /  21.05.20

818просмотров

Почему левые травят левого историка

+T -
Поделиться:

У российских левых максималистов всегда кого-то травят. На этот раз травить принялись историка левых взглядов Олега Двуреченского. Историка вполне серьезного, известного, знающего и много лет занимающегося раскопками на Куликовом поле. К чему придираются, это не важно, а вот почему — интересно.

Есть у меня грех, отрываясь от экономического анализа (https://www.if24.ru/v-w-ili-l-kakim-budet-krizis/?fbclid=IwAR098vXCrduYmwXJceF9JqsoRKZC2x27ExNAJyx6AFQwBzVMhecAI0GyYGA ), иногда посматриваю, что делается у левых максималистов. Товарищи порой присылают ссылки на любопытные инциденты. Бывают очень забавные, так как публика там злая, эгоцентричная, наивная и малограмотная одновременно. Чудят. Несут чушь или говорят банальности, выдавая их за марксизм. Любят пересказывать с умным видом советские учебники. Могут даже перечислить законы диалектики, под которыми как известно черту подвел лично Иосиф Сталин. Есть даже анекдот, где вождь спрашивает: «Ещё предложения законов будут? Нет? Тогда принято, будет три». Все это выдается за откровения поболее, чем были у библейских пророков. Скучно. Зато скандалы меж собой эти «диалектики» делают лютые.

Впрочем, травля историка и коммуниста Двуреченского не выглядит забавной. Причем вся «вина» этого зрелого ученого и опытного человека в том, что он посмел в обход молодых лидеров мнений из интернета, профессиональных блогеров, вывесить видео с «апрельскими тезисами» (собственными, не пересказ Владимира Ленина). Сколько же яду вылито на него! Сколько записано роликов, где молодые учат «старого дурака» (https://vk.com/@superedboy-v-zaschitu-ponyatiya-kritiki )! На деле глумятся и всё. Похожи они на свору собак, кидающихся в лесу на раненного медведя. Никакой консолидации призыв Двуреченского к выстраиванию классической красной программы минимум, не вызвал и вызвать не мог. Возможно, он позднее поймет почему.

Прогресс не ходит одними и теми же дорогами, а капитализм совсем не в том и не то, что думают некоторые. Совсем небольшая вероятность есть, что поймут особенности эпохи те немногие, что возмутились травлей историка. Они правы: злобный индивидуализм разрушает надежду на солидарность. Они неправы, отказываясь видеть в этом системность и логичность.

Собаки, цепляющиеся в шкуру медведя, и гогочущая в их поддержку зеленая публика не случайны. Их «левый проект» будет таким же как они. Многие наивно уверовавшие в него, и узревшие силу мосек в травле Двуреченского, в лучшем случает отойдут от этого театра в личную депрессию. Так уже было не раз. Поколения за поколением в России сменяются левые, но те — старые поколения (а я принадлежу к людям опыта 1998-2006 гг.) не были такими злыми и подлыми. Была беда приспособленчества, приспосабливались к КПРФ, к выгоде депутатских мест или комсомольских аппаратных ставок (таких называли комсюками), но такого эгоцентризма под видом борьбы за чистый пролетариат не наблюдалось.

Ныне самая низкая в нравственном смысле волна с конца 1980-х гг., когда еще шумели красные диктатурщики с их верой в такую форму прямого господства рабочего класса. Но это и самая примитивная волна в интеллектуальном плане, и мы с коллегами не зря называем её арьергардной — она катится позади исторического процесса, и даже не пытается понять сложности современного русского общества, его задач, а уж тем более проблем развития капитализма (см. мою книгу «Капитализм кризисов и революций» https://royallib.com/book/koltashov_vasiliy/kapitalizm_krizisov_i_revolyutsiy_kak_smenyayutsya_formatsionnie_epohi_rogdayutsya_dlinnie_volni_umirayut_restavratsii_i_nastupaet_neomerkantilizm.html или книгу А. Коряковцева и С. Вискунова «Марксизм и полифония разумов»). О его развитии там знают только то, что это «отживший строй». Впрочем, все это не изменится, так как понятна сама социальная природа арьергарда.

Низость в отношении Двуреченского у его критиков неотделима от личной жажды возвышения. Отсюда, кстати, и отказ видеть в Двуреченском авторитет или товарища, путь он формально и принадлежит к этой же интеллектуальной тенденции. Описанной публике не нужен авторитет, не ценен его опыт, так как потенциально эта публика видит себя новой номенклатурой. Произрастая с окраин интеллигенции и бедной, крайне неустроенной части рабочих, она не может принять «благополучного профессора» за авторитет. Публика видит себя на его месте, и более она ничего не желает видеть. Слова при этом могут говориться любые. Но суть явления такова.

Горько сознавать: некоторые наши бывшие коллеги пошли в этот «народ», попутно обозвав нас в Институте нового общества каутскианцами (реформистами, если перевести это странное ругательство на русский язык), но сами оказались оплеваны этой публикой. Теперь они в «Справедливой России» по выражению Сергея Миронова «борются за Путина», попутно обливая его потоками грязи, и вменяемому наблюдателю уже неясно почему левой рукой они борются против Путина, а правой рукой за Путина. Ответ прост: все это оседланные дискурсы, руки могут делать разное, главное, чтобы голова хорошо кушала и много спала. Некоторые боксеры уверяют: сие важнее всего.

Лево-максималистская публика любит дискурсы, а более всего любит склоки. Однако то, что она с такой яростью накинулась на морально безупречного Двуреченского говорит о большем. Вожакам стаек такой человек не нужен. Стайкам он омерзителен из-за целостности натуры. Естественно, ни о какой социалистической революции тут речь идти не может. Вернее революционного нытья и вранья в этой среде может быть сколько угодно, более же ничего. Но это и так понятно. История же эта учит совсем иному: обитали морального дна там и останутся, где им и место.