Все записи
18:12  /  16.02.16

1159просмотров

Бульдозерное право

+T -
Поделиться:

Минула первая неделя со дня спасения Москвы от мелкого полукриминального бизнеса лужковских времён. Освобождение случилось тёмной февральской ночью, когда сотни больших машин и бесстрашных людей дружно окружили неприятеля и к утру оставили от него кучи искореженного металла. В роли защитника города выступил сам мэр Собянин, заявивший после сокрушительной победы, что "нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем. Вернем Москву москвичам".

Граждане предсказуемо разделились на поклонников права бульдозера и на поклонников права конституционного. И если к обычным гражданам не отягощенным цивилистикой и прочими скучными плодами римского права, вроде Ксении Собчак, постулировавшей, что у страны есть всего два варианта либо "жить по беспределу среди уродства и убожества, либо — опять же в обход закона — попробовать прорваться к чему-то лучшему", у меня вопросов нет, то к юристам бодро одобряющим лихие решения у меня спрос особый.

И проблема вовсе не в какой-то сложном доктринальном юридическом споре и в невозможности докопаться до истины, прав или нет был мэр столицы бульдозером, а не правом решивший проблему благоустройства. Не в этом проблема. Очевидно, что юрист подсказавший мэру такой путь был как минимум поверхностен, а максимум злонамерен, поскольку это решение было юридической ошибкой и, что наиболее опасно, ошибкой политической.

Если с юридической стороной вопроса все расставил по полочкам экс-председатель упразднённого Высшего арбитражного суда Антон Иванов, который объяснил всем поклонникам бульдозеров, что он "уже перегружен чужими мнениями по поводу самовольных построек и решил высказать своё мнение, которое сведётся к "сухому" толкованию ст. 222 ГК. Все прежние редакции этой статьи исходили из того, что признание постройки самовольной осуществляется только судом. Однако уже тогда судебная практика считала, что должны заявляться два требования: о признании постройки самовольной и о её сносе. Иногда эти требования заявлялись одновременно, иногда раздельно. Но оба эти требования были обязательны. Иначе было невозможно добиться реального сноса...

Когда заявляли требование о признании постройки самовольной, отрицали право собственности на нее. Такое отрицание в соответствии с Конституцией мог совершить лишь суд. Из аналогичного подхода исходит и Европейская конвенция о правах человека. Разумеется, дополнительное требование о сносе самовольной постройки и в особенности его исполнение на практике вызывало сложности. Потому и был поставлен вопрос о возможности сноса построек в административном порядке.

Подход, согласно которому признание построек самовольными осуществляется только судом, не изменился и с введением административного порядка сноса самовольных построек. Ведь административный порядок касается именно требования о сносе (второго требования). Требования о признании постройки самовольной административный порядок не касается. Иначе в п. 4 ст. 222 ГК шла бы речь о признании постройки самовольной в административном порядке, а не о её сносе.

Таким образом, историческое и логическое толкование ст. 222 ГК приводят нас к выводу о том, что в административном порядке могут быть снесены лишь те строения, которые ранее судом признаны самовольными постройками. Вот и все!"

Иными словами: нет решения - нет административного сноса. И не надо ныть, что так проще, удобнее и быстрее, человеческая цивилизация признала, что лучше пользоваться ручкой и бумажкой, чем дубиной или ковшом экскаватора. Да, это будет значительно дольше и сложнее, но, как говорит мой друг-цивилист Всеволод Байбак, " это плата за уважение к закону. Если мне не нравится, что сосед ставит машину перед моими воротами, я не могу ее сжечь, а должен предъявлять негаторный иск. Иначе завтра сожгут мою баню, которая кому-то загораживает вид на лес".

В общем, самозащита градоначальником города правомерна, если она соразмерна нарушению и не выходит за пределы действий, необходимых для пресечения этого самого нарушения. Во время ночи ковшей пределы самозащиты были превышены, ибо снос силовым методом несоразмерен нарушению, ведь при этом повреждается имущество лиц, непричастных к нарушению – арендаторов, создается угроза жизни и здоровью лиц, находящихся в самовольных постройках и так далее. Для пресечения нарушения предоставлены иные способы защиты – иск о сносе самовольной постройки. Но силовой снос к этим способам никак не относится.

Вполне возможно, что житейски или по сермяжной правде мэр Москвы и прав. Ну а как по-другому? Действительно, какой-то там жуликоватый мелкий бизнес, да ещё и с криминальным душком. Явным. Это, конечно, опасно и это, конечно, непорядок и криминал. Но намного опаснее такого криминала, криминализация сознания власти.

Государственная власть от преступного сообщества отличается тем, что она используем только правовые методы, даже если они громоздки и сложны.

Возможно мэр Собянин представляет себя эдаким Робин Гудом, который наказал плохих парней и отчистил город от скверны. Но может ли Робин Гуд управлять Москвой и нужна ли нам страна сплошных Робин Гудов?

Перепост.

Комментировать Всего 1 комментарий

Мэр Сабянин возомнил себя и.о. Б-га на Земле, но как правило, все эти и.о. плохо заканчивают.