Есть разные типы матерей: мать-наседка, мать-кукушка, мать-ехидна. Мать-менеджер, оказывается, тоже существует.

 

Как правило, после рождения особого ребенка на профессиональной карьере ставят крест. Это раньше ты был программист, бухгалетр или копирайтер. Теперь ты мама особого ребенка, который без тебя не может и не сможет никогда.   

До Пети Юля была финансовым директором валютной биржи. После - стала просто мамой слепоглухого мальчика. На работу, конечно, ходила. В промежутках между походами по врачам. Благо начальство оказалось понимающим и очень поддерживало. Первые два года было все как у всех: бесконечные консультации со специалистами, попытки хоть что-то исправить, вылечить. Но в какой-то момент пришлось признать: ребенок не видит и не слышит, и так будет всегда. И тогда на авансцену вышел менеджер и сказал: “У нас проблема. Будем искать решение”.  

 

В существующей системе слепые дети - это одна группа инвалидов со своим набором специалистов и учреждений, глухие - другая. Для слепоглухих есть интернат в Сергиевом Посаде, но он один на всю страну, и там очередь, Для человека со связями это, конечно, не проблема и пристроить туда Петю можно было легко. Но отдав ребенка в интернат, видеть его будешь в лучшем случае раз в месяц, а влиять на то, что с ним происходит, вообще не сможешь.  Кого-то такой расклад, может быть, и устроил, но только не ее. “Если разветвленной системы помощи таким детям нет, значит, нужно ее создать”.

 

Так появился Дом удивительных людей.  Сейчас проект на стадии стартапа - тестируются идеи, выстраивается модель взаимодействия родителей, специалистов по работе с особыми детьми, психологов и волонтеров, которую потом можно будет масштабировать.

У нее талант притягивать правильных людей. Правильные в случае с Домом удивительных людей - это такие, которым не страшно и все в кайф. Они так и говорят, собираясь на занятие с очередным тяжелым ребенком: “Ну что, пойдем, кайфанем!” Здесь нет ощущения тяжелого труда и героических усилий. Есть азарт и искренний интерес. И, кстати, Петю здесь не считают особенным. Хитрым, упрямым и юморным считают, а особенным - нет. Наверно, поэтому дети здесь очень сильно меняются всего за пару недель. Самое сложное в работе с такими детьми - научить их общаться, выражать свои эмоции не криком, а словами или жестами, научить доверять миру. У удивительных людей из удивительного дома получается.  

Я смотрю на Петю и не чувствую ни жалости, ни отчаяния. Я вижу, как он растет и развивается. Раньше все время кричал, всего боялся, и часами раскачивался, сидя в углу. И мог бы всю жизнь провести взаперти - один на один со своими страхами, отгороженный от мира глухотой и слепотой. А он общается, учится, играет, дружит. Ходит на прогулки. И даже на качелях почти перестал качаться - ему больше не нужно себя успокаивать, потому что страхов становится все меньше и меньше. 

“Я давно не удивляюсь тому, что может Петя”, - говорит его тьютор Катя, которая его этому всему, собственно, и научила.

 

Я тоже давно перестала удивляться, осталось только восхищение этими людьми и любопытство - чему еще с их помощью научится