Все записи
21:22  /  7.07.17

1037просмотров

Tермин или…символ? В ответ на пост Лизы Питеркиной

+T -
Поделиться:

                               

Уважаемая Лиза, высказаться за пределами Вашего блога https://snob.ru/profile/30921/blog/126475 я решил по двум соображениям.

Во-первых, тема моих заметок далеко в стороне от содержания Вашей записи, так что помещение оных на ленту комментариев было бы оффтопом.

Во-вторых, мне они, грешным делом, кажутся достойными обсуждения и безотносительно к Вашему посту.

 

Начну с частичного цитирования Вашего ответа на мой первый комментарий.

Бесполезно слепому объяснять, что такое краски. Бесполезно спорить с людьми, обременёнными проблемами эмоционального характера, что существует энергия. Появление чувствительности к энергиям - это результат развития. И никто не может доказать, что биоэнергия существует, как никто не может доказать, что небо синее. Однако никто из зрячих в цвете неба не сомневается. То же самое с энергией. Тут споры о существовании или о статьях вообще неуместны. Это просто разные картины мира. Есть слепоглухонемые, у них тоже есть своя картина мира. И она так же верна, как мнение автора рекомендованной Вами публикации. 

Во-первых, соображения эти не по существу моего коммента. Ведь в самом его начале я заметил: описанные Вами феномены, наверное, существуют. А тут свое суждение даже усилю: в существовании оных не сомневаюсь. Да и трудно в том усомниться!

Потому как, во-вторых, чувствительность к ним, вопреки Вашему суждению, едва ли зависит от уровня духовного (или какого-то там еще) развития. У меня, к примеру, он не очень-то высокий, не исключаю, что ниже среднего. Тем не менее, прилив и отлив…чего? ну ладно, условно с Вами соглашусь: пусть энергии – не раз я на себе испытывал. Полагаю, что не у меня одного  сонливость, апатия вдруг сменяются бодростью и азартом, и наоборот.  Также многие – опять-таки не из тех, кто особо продвинут в восприимчивости к неким особым эффектам – чувствуют, что от одного человека «исходит» что-то «благое», от другого – что-то «дурное», от третьего – ничего не «исходит».

Так может, это самое «что-то» и вправду энергия?! Сомнение насчет его тождества  одноименной физической величине у меня, однако, вызывает одна «странность», известная мне опять же по лично моему опыту. Дело в том, что вышеназванная смена душевного (или духовного?) настроя подчас не связана с изменением физиологического состояния (под действием, например, стимуляторов вроде вина, курева или чая). Причиной тому иногда бывает и какая-то неожиданная мысль (неважно, собственная или кем-то другим изреченная), или от кого-то услышанное/где-то прочитанное слово.

С тем, что мысль способна какую-то энергию излучать или хотя бы переносить, мне согласиться трудно. Прежде всего потому, что энергия – если ее понимать естественнонаучно – атрибут материи, а мысль вроде как нематериальна.  

Легче мне такое допустить в отношении к слову. Но только если оно поэтическое. То есть нацеленное воздействовать и адекватно цели воспринятое в модусе вещи.[1] Последнее необходимым считаю отметить потому, что вне поэтического текста воспринимается слово обычно в модусе лексемы – языковой единицы, существующей безотносительно к способу воспроизведения оной голосом/на письме и вообще к тому, актуализуется она в речи или нет. В отличие от нее, слово, причастное поэзии, воздействует именно в силу произнесения оного – стало  быть, своей физической мощью. По сути, все вверяется гравитационной силе слов, так что звуковое и смысловое движение языкового целого стягивается в нерасторжимое структурное единство (выделено мной).[2] На Гадамера ссылаюсь только затем, чтобы «придать вес» лично своему впечатлению: читая хорошие стихи (неважно, вслух или «про себя»[3]), телесно ощущаю, как сквозь меня проходит некий живительный поток! Чем не энергия?

По мысли же Павла Флоренского, энергийно воздействует всякое слово: пусть энергией, он пишет, слово обладает ничтожно малой – она зато структурированная.[4] Благодаря же этому свойству посылается, так сказать, точно по адресу; иначе говоря, «врата восприятия» слово не взламывает (на что энергии потребовалось бы немало), но деликатно отмыкает как хорошо подобранный ключ.

Сходным образом слабое электромагнитное излучение определенной частоты влияет, согласно ходовой у биофизиков гипотезе, на живые ткани. В связи с этим силовому воздействию противопоставляют информационное (не уверен, что определение устоявшееся, но от биофизиков не раз его слышал). Замечаю это, помимо прочего, к тому, уважаемая Лиза, что негоже энергии и информации  соединять дефисом и тем самым их уравнивать – феномены эти сущностно разные, а в определенном смысле даже противоположные!

Мысль об этом различии у меня возникает также в связи с Юнговым выражением энергия символа. Поскольку у Юнга оно без пояснений, приходится мне самому его толковать. Напрашиваются две версии: речь идет либо о собственной его, символа (что он такое – о  том речь пойдет дальше), энергии, либо о той, которой он дает выход из глубин воспринимающей его души.

В отношении символа аудиального – будь то поэтическое слово или мантра – первую, пожалуй, еще можно принять по соображениям, изложенным выше. Но у Юнга-то речь по преимуществу о визуальном. А тогда эта версия кажется сомнительной: ну какая-такая энергия исходит от изображения – световая, что ли?!

Стало быть, предпочтительно второе толкование: на душу символ не давит всей своей «плотью», но ее укалывает адресно – точно в то самое «место», где «заперта» энергия, в ней самой уже накопленная – и таким вот легким, но прицельным укольчиком ее оттуда выпускает! Чем не аналогия с воздействием слова по Флоренскому, а заодно и с информационным эффектом излучения согласно гипотезе, бытующей в биофизике?

Применительно к последней справляться о значении слова энергия нет нужды – она хоть и био-, а все-таки физика. А у Флоренского, у Юнга? В связи с этим вопросом обращусь к комментарию Андрея Занина.

Единственное, в чем однозначно Лизу поддержим, так это в утверждении, что биологическая энергия существует-таки... И отрицать ее существование сложно, поскольку любое теплокровное животное (не знаю, как прочие, кто знает, пусть подскажет) выделяет тепло, что суть энергия, произведенная явно не посредством термоядерной реакции. Впрочем, полагаю, даже механизм производства такого - казалось бы несложного вида энергии, как тепловая (не сжиганием дров, а в результате физико-химических процессов, запущенных по неизвестной схеме) биологическим организмом еще очень мало изучен, тем более наука весьма далека от возможности объяснения механизма эмоциональной энергии, включая всепроникающую энергию Радости.

Обещал я ему ответить цитатой из текста Вячеслава Шевченко. Тут ей самое место.

Понятие биополя существует в двух ипостасях. Во-первых, это суммарная электромагнитная активность всякого организма. В существовании и доступности ее измерениям нет никакого сомнения. Широко известны фотографии такого поля, сделанные по методу Кирлиан: лист растения или ладонь человека они превращают в многоцветную лучащуюся форму. Эти поля исследуются на самых разных уровнях и применяются для диагностики и даже лечения некоторых заболеваний. Ставятся и обсуждаются эти опыты в рамках классической научной методологии и сами по себе ничего исключительного не представляют. Однако, во-вторых, то же самое слово используется для объяснения чудес вроде телепатии, телекинеза, ясновиденья, лозоискательства, целительства и прочих аномальных явлений. «Фактов накапливалось все больше и больше, и они стали обладать стройностью, а основой этой стройности - заключает один из адептов биоэнергетики - является биополе». Такова вторая ипостась того же понятия.

При всем моем уважении к автору считаю важным указать на одну неточность: разные тут не ипостаси, а сами понятия. Не менее важно и то, что у слова, коим оба они помечены, разные статусы. В отношении к первому понятию оно бытует как научный термин. Что же до второго, то…подобающий ему статус этого слова пока оставляю без названия, потому как пояснить его тут же у меня не получится – надобно для того вернуться к слову энергия.

История у него довольно длинная. По происхождению оно греческое, и оригинальное его значение – это (если верить википедии) всего-навсего действие. Ко временам гораздо более поздним сохранилось оно разве что в трудах филолога и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта. Тем не менее, только с  возникновением новоевропейской физики слово это обрело статус естественнонаучного термина. А что же с ним творилось во временном диапазоне от Античности до Реформации?  Что оно значит, например, у Григория Паламы и вообще в патристическом богословии?  Ответ на второй вопрос у меня такой: строго говоря, ничего не значит! Просто потому, что работает оно там не в функции знака.

Дабы это пояснить, обращусь опять к Юнгу. Ни у кого другого я не нашел более внятного описания того самого статуса, мною пока не названного, каковой словам вроде энергия и биополе подобает  (по моему разумению) во вненаучном хождении оных.

Понятие символа строго отличается в моем понимании от понятия простого знака <.> Например, старый обычай передавать кусок дерна при продаже земли можно было бы, вульгарно говоря, назвать “символическим”, но по своей сущности он вполне семиотичен. Кусок дерна есть знак, взятый вместо всего участка земли. Крылатое колесо у железнодоржного служащего есть не символ железной дороги, а знак, указывающий на причастность к железнодорожной службе. Напротив, символ всегда предполагает, что выбранное выражение является наилучшим обозначением или формулою для  неизвестного фактического обстояния, наличность которого, однако, признается или требуется Объяснение креста как символа божественной любви есть объяснение семиотическое, потому что “божественная любовь” обозначает выражаемое обстояние точнее и лучше, чем это делает крест, который может иметь еще много других значений. Напротив, символическим будет такое объяснение креста, которое рассматривает его, помимо всяких других мыслимых объяснений, как выражение некоторого еще незнакомого и непонятного, мистического или трансцендентного <.> обстояния, которое, безусловно, точнее выражается в виде креста. Пока символ сохраняет жизненность, он является выражением предмета, который иначе не может быть лучше обозначен. Символ сохраняет жизненность только до тех пор, пока он чреват значением. Но как только его смысл родился из него, т. е. как только найдено выражение, формулирующее искомый, ожидаемый или чаемый предмет еще лучше, чем это делал прежний символ, так символ мертв, т. е. он имеет <.> только историческое значение (выделено мной). 

Итак, вот оно, ключевое слово: символ. Вышеприведенный текст понимаю так: символическое представление/выражение (но только не обозначение! – посмею тут Юнга, а может, переводчика упрекнуть в неточности) подобает тому нечто, насчет которого личный опыт нас убеждает только в том, что оно есть – однако нам не дает точного и детального знания о том, что же, собственно, оно есть. Говоря совсем коротко, символ подобает тайне.

Вдвойне же таинственно (по крайней мере, для меня) то, что как-то удается посредством символов с тайной работать! Подчас даже не «специалисту» (будь то шаман-духовидец, священник или психиатр). Как удается – честное слово, не знаю! Может, Вы, уважаемая Лиза, на этот счет меня просветите?  Однако сколь бы такой расклад ни был достоин изумления, для человечества он, по мысли Мераба Мамардашвили, единственно приемлемый.

Что такое проблема? Это то, что можно разрешить. А тайна? Это нечто, в чем несомненно можно участвовать и не знать об этом. Например, совесть. Мы соучаствуем в ней, а не знаем. Вот тут тайна. Это называют тайной бытия. Не в том смысле, что есть тайна бытия, когда что-то якобы вообще ускользает, как тайна в  предмете от моего рассуждения и от научного постижения. Не это имеется в виду. Имеется в виду, что нет человека без тайны. Если бы в нашей жизни все зависело от понимания (в смысле рационального понимания), то уверяю вас... гроб и свечи. Такая жизнь, во-первых, была бы недостойна того, чтобы ее жить, и, во-вторых, что важнее, она кончилась бы сразу, распалась во всеобщем аду. Слава Богу, есть вещи, которых мы не понимаем, но не потому, что они не имеют к нам отношения и недоступны, а в том смысле, что мы участвуем в них с несомненностью, но сказать не можем. Но они должны жить. Здоровое общество — это такое общество, которое поддерживает в человеке то, что от человека не зависит, — тайны такого рода, как совесть.[5]

Так что  полезен/эффективен символ при том лишь условии, что тот, кто его пускает в работу, не посягает на выраженную им тайну. В противном случае – т.е. обращаясь с ним как с термином – он в лучшем варианте из внимания упускает как раз тот самый феномен, к коему его прилагает,  а в худшем – этот феномен подменяет чем-то существенно иным.

В защиту своего понимания биоэнергии Вы пишете.

Был проведён ряд исследований и экспериментов, были созданы специальные приборы, измеряющие и излучающие энергию, подобную человеческой. 

По стилистистике вполне академично – прям типовой отчет о научной работе! Добросовестный рецензент, наверное, так бы это, сдерживая зевоту, и пролистнул…кабы не застрял на двух последних словах: позвольте-позвольте, а по каким-таким признакам/критериям установлено это самое подобие?! Согласно определению научному, энергия однозначно связана с двумя кинетическими величинами – скоростью и ускорением. Так чьими же? Допустим, материальных объектов, коими психический процесс моделируется. Коль так, то возникает вопрос опять же о критерии сходства между моделью и оригиналом. А если речь о скоростях и ускорениях чего-то как-бы-присущего самому оригиналу (то бишь психике!) – допустим, нейронов – то с какого бодуна автор отчета решил, что энергия у них не «вульгарная» механическая, а некая особливая био?

Допускаю еще одну версию: названия кинетических величин наилучшим образом подходят для выражения чего-то хотя и неизвестного, но действительно (если верить нашему личному опыту) психике присущего – то есть они, по Юнгу, работают символами! Но тогда уж, извините, специальные приборы  тут просто бесполезны – какими бы ни были  они специальными, а фиксировать могут только величины вполне известные и однозначно определяемые.   

Уважаемая Лиза, в уместности своего коммента на ленте Вашего блога я поначалу сомневался: у Вас там речь о вещах таких жизненно важных – а мне, придире, всего лишь слово, видите ли, не понравилось! Но уж после Вашего ответа я уверился, что встрял туда не напрасно. Благодаря ему  во мне «ожило» давнее мое убеждение: слово – оно не «всего лишь»! Ответственное с ним обращение предполагает, помимо всего прочего, понимание того, в каком Вы его держите статусе. Как раз на смазывании (намеренном или безотчетном) различия между символическим статусом и терминологическим основывается всякая лженаука. Вопреки расхожему мнению, альтернативой честной науке она себя не считает – напротив, исходит из убеждения, что у научных методов нет и не может быть никакой альтернативы. Тем самым отличие тайны от научно разрешимой проблемы ничтоже сумняшеся игнорирует.         

 

P. S. Еще о Вашем комментарии, процитированном в самом начале этого поста. Насколько я понял, в слепоглухонемые Вы записали также Вячеслава Шевченко – автора текста под моей ссылкой (см.выше). И в этом глубоко ошиблись. Личностью он был очень высокоразвитой и необычайно восприимчивой как к природным, так и культурным феноменам (особенно к музыке). О том сужу по очному с ним общению (а длилось оно около 30 лет), а еще более – по его последним записям, о коих я узнал только после его кончины. В том и Вы могли бы убедиться, если бы у Вас появилось желание их прочесть. В этом случае напишите, пожалуйста, мне в личку свой адрес – тогда Славины записи я Вам пришлю на файле.

    

[1] Дабы свой текст не нагружать всякими оговорками, замечу здесь, что вещь эта не совсем материальная. Правильней мне кажется ее назвать виртуальной. Поясняю я это определение в работе «Первее языка» («Человек», 2003, N 4).

[2] Х.Г.Гадамер. Актуальность прекрасного. М. 1991, с137.

[3] Почему это и вправду неважно – о том сказано у того же Гадамера: цит.изд. с134.

[4] Магичность слова. Будь Павлу Флоренскому известны современные достижения физики, он бы, наверное, исходящую от слова энергию по эффективности и способу воздействия уподобил лазерному излучению.

[5] Необходимость себя. Введение в философию (извлечь можно отсюда).

 

Комментировать Всего 11 комментариев

Борис Цейтлин Комментарий удален автором

Замечательный текст и рассуждение, дорогой Борис! Снимаю шляпу перед Вами и перед памятью В. Шевченко 

Спасибо, дорогой Михаил! И надеюсь, что похвалой Вы не ограничитесь.

Ну, что, Лиза? "Вашим салом да по мысалам?". Когда я Вам пару конкретных сентенций, а Вы начинаете разводить дао-антиМОНии...

Вникайте, и явите миру с Борисом образец спора, как "совместного поиска совместной истины" согласно учению классика Сноба.

Дорогой Борис Михайлович, вот ссылка на текст Лизы Питеркиной: "Мужчина и женщина: болезнь, любовь, борьба и нарушение границ" - https://snob.ru/profile/30921/blog/126475

Мне кажется, в заголовке нельзя вставить ссылку. Ну, я бы не стала утяжелять дополнительными объектами :)... Лучше было бы поместить ссылку в начале текста.

Да, из-за этого, наверное, она и пропала. Спасибо за то, что вставили. А я сейчас ее скопирую в текст.

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Уже вставил. А по существу Вам есть что сказать?

по существу

"Вдвойне же таинственно (по крайней мере, для меня) то, что как-то удается посредством символов с тайной работать!"

- так это же классика, дорогой Борис Михайлович:

"...просверлить взглядом дыру в полуметровой бетонной стене могут многие, и это никому не нужно, но это приводит в восторг почтеннейшую публику, плохо представляющую себе, до какой степени наука сплела и перепутала понятия сказки и действительности. А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящим свойством взгляда и филологическими характеристиками слова "бетон", попробуйте решить эту маленькую частную проблемку, известную под названием Великой Проблемы Ауэрса! Ее решил Ойра-Ойра, создав теорию фантастической общности и положив начало совершенно новому разделу математической магии..."

- филологические характеристики символа-слова "бетон" находятся в глубокой внутренней связи со сверлящими свойствами взгляда...

В общем, энергия злобного атеиста неуместна в богословском споре... :)

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Пришла мне на ум такая мысль. Сциентизм бывает двух типов.

1.Негативный: что науке недоступно, того не существует - Докинз, Фейнман...

2. Позитивный: науке доступно абсолютно все - всякого рода лженаука. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Михаил Аркадьев

Anton Litvin

Да, Борис, надобно признать, что фокус не удался (уж не знаю, явился ли алкоголизм факира истинной причиной). Боюсь, отпугнули даму выражения вроде: " чего-то как-бы-присущего самому оригиналу (то бишь психике!)..."(Впрочем, мы и сами-таки весьма заковристы порой бываем, чтоужтутговорить...)

Но, я обещаю, что (почти) все, Вами здесь изложенное, будет (нами) теоретически осмыслено и практически применено. 

И еще, Борис, будьте так любезны, передайте одной нашей бывшей возлюбленной, что " каждый раз громко смеюсь сам с собой" это не "класс".