Все записи
МОЙ ВЫБОР 19:31  /  24.07.16

6163просмотра

Рельсы-рельсы, баксы-баксы

+T -
Поделиться:

Эта история о том, как я чуть не стал миллионером и, наверное, про самый большой финансовый облом в моей жизни. Все начиналось с ресторана в Хайфе, где я однажды встретился с коллегой-адвокатом, чтобы обсудить вопросы совместных клиентов. Мы сидели и конструктивно обсуждали совместные дела, когда к коллеге подошел человек, и они отошли вдвоем минут на пятнадцать, оставив меня наедине с айфоном. Когда коллега вернулся, он рассказал мне, что у клиента, с которым он только что общался, есть лицензия на продажу использованных рельсов в Румынии.

Речь шла о сотнях тысячах тонн, и за продажу каждой тонны поддержанных рельсов клиент выплачивал несколько долларов посредникам. Коллега рассказал, что ему самому уже удалось продать несколько тысяч тонн рельсов и что, если я захочу, я тоже могу привести покупателей и получить комиссионные. Я уже не первый год в моей профессии и отлично знаю как зарабатываются настоящие деньги. Когда продаешь клиентам только рабочие часы, заработать можно конечно неплохо, особенно, если становишься менеджером по продажам часов своих работников, но настоящие деньги скрыты всегда в посредничестве, когда сводишь одного клиента с другим.

Идея продавать фартовые румынские рельсы за комиссионные мне очень приглянулась, и я начал узнавать, что к чему, потихоньку вникая в дело. Уже через дней пять-шесть с помощью моих московских клиентов-друзей я нашел потенциального покупателя, олигарха, который заинтересовался приобретением всей партии поддержанных рельсов. Коллега и его клиент не верили своей удаче – до тех пор они находили только совсем небольших покупателей, тратили кучу времени и энергии на заключение договоров с каждым покупателем в отдельности, а я предложил им освободиться от всего груза сразу.

Еще через три дня, в пятницу, мой коллега, его клиент, я и представитель потенциального покупателя – очень известный московский адвокат – встретились в гостинице Хилтон в Стамбуле, где в течение долгих часов согласовывали вопросы – цену, доставку и гарантии. Торговались много и из уважения к географической локации места переговоров в самых лучших традициях турецкого базара. С одной стороны продавец – израильтянин-торгаш, а с другой стороны, очень непростой, видавший виды московский адвокат. Между собой говорили на ломанном английском, но вскоре мне надоело сидеть в стороне, и я начал переводить.

Сначала московский адвокат, тоже хороший знакомый моих московских друзей, то и дело отходил переговорить с клиентом по телефону, возвращался озвучить приемлемые условия и уходил, огорченно покачивая головой. Сделка не хотела срастаться. На бумаге и на салфетках мы чертили цены, гарантии, спорили по отгрузке, доставке, СИФам и ФОБам. Официанты то и дело подносили кофе и воду. Позже, когда вся сделка уже была под вопросом, адвокат отозвал меня в сторону и спросил, может ли он говорить со мной откровенно, открыв карты. Клиент-олигарх, оказывается, озвучил приемлемую цену за рельсы – согласованная им цена даже на двенадцать долларов превышала цену, которая устраивала продавцов. Торг по цене, из-за которого чуть не сорвалась вся сделка, оказался личной инициативой адвоката, который хотел заработать.

Сам, без моей помощи и участия в открытии банковских счетов, куда в итоге должна попасть посредническая маржа, адвокат заработать не мог. Учитывая интересы наших общих знакомых, адвокат предложил мне распилить на троих десять долларов разницы, и, недолго обдумав предложение, учитывая что я выступаю посредником, а не адвокатом продавца, которого не знаю (тут, совсем кстати, вспомнив, что билеты в Стамбул и свой номер в гостинице я оплачивал сам) я решил предложение принять. После моих недолгих переговоров с адвокатом покупателя мы вернулись к продавцу и теперь уже очень быстро согласовали все условия сделки.

Договорившись, мы пошли ужинать в ресторан, недалеко от гостиницы. Ресторан был недорогой и безалкогольный. В конце ужина продавец вызвался оплатить счет – моя шутка, что знай я заранее о его намерении платить, можно было заказать более дорогое блюдо, немного обидела продавца и он поклялся своей матерью, что в Бухаресте мы обязательно пойдем в самый дорогой ресторан за его счет. Все было согласовано, руки пожаты, и мы даже подписали коротенький договор о намерениях. Покупатель хотел только приехать предварительно в Бухарест и лично увидеть склады с рельсами, чтобы убедиться воочию, что они действительно там. Мы назначили дополнительную встречу в Бухаресте на следующий четверг, через шесть дней.

Я человек собранный и всегда люблю планировать свои действия заранее. Сразу по приезду домой я заказал билеты в Бухарест и подписал с продавцом договор о комиссионных. Медведь уже был убит, его шкура хоть и сушилась, но уже была принципиально поделена, и в следующие дни я посчитал примерную сумму комиссии, на которую мог претендовать в течение ближайших месяцев, пока будет реализовываться сделка. По самому осторожному и скромному расчету мне полагалось несколько миллионов долларов, учитывая комиссионные от продавца и треть от распиленных десяти баксов. По вечерам я сидел на кухне, продумывая, как и где правильно получить эту комиссию.

Во вторник, за день до вылета, мне позвонил продавец и сообщил, что в Румынии в связи с подозрениями в коррупции уволен министр транспорта. Поездку в Бухарест пришлось временно отложить до выяснения обстоятельств. В первые дни продавец и его адвокат несколько раз звонили мне и рассказывали, что ситуация под полным контролем, беспокоиться нечего, и они ждут ее разрешения со дня на день. Я пересказывал их слова моему московскому коллеге. Со временем периодичность звонков продавца и его адвоката пошла на спад – если сначала они звонили мне каждый день, то вскоре начали звонить раз в три, а то и в четыре дня. Время от времени я уже звонил им сам. Через неделю продавец перестал отвечать на мои звонки, его румынский номер отключили, а его адвокат говорил мне, что к сожалению у него нет новостей.

Вскоре я самостоятельно узнал, что лицензию продавца отозвали. Через других моих клиентов я поднял много влиятельных людей в Румынии, чтобы выяснить может ли новый исполняющий обязанности министра транспорта обновить лицензию или хотя бы передать ее другому человеку. Помню, я даже встречался с консулом Румынии в Израиле и кормил его ужином в недешёвом тельавивском ресторане. Консул знал лично исполняющего обязанности министра транспорта и обещал помочь. Консул и мои контакты говорили, что в Румынии остается огромное количество использованных рельсов, которые все-таки, так или иначе, надо продать, и мы с адвокатом покупателя обнадеженно вздохнули. Исполняющего обязанности министра тоже отстранили через две недели, назначив на его место женщину, которую никто из моих знакомых не знал.

Я не унывал и старался спасти сделку в поисках выхода уже на неё. Через месяц с небольшим эту женщину назначили министром. Мне дали понять, что у неё на примете есть свой руководитель транспортного цеха, и восстановить сделку уже не удастся. Адвокат покупателя ещё много раз звонил мне и подтверждал готовность своего клиента купить всю партию. Его клиент даже был готов повысить цену, а адвокат был готов отказаться от своей маржи, лишь бы сделка состоялась. К сожалению, я ничем не мог нам помочь. Мне пришлось отложить мои планы на миллионерство на неизвестное количество лет. Планы пока всё ещё не реализованы, но я не отчаиваюсь. Наверняка в момент, когда я буду меньше всего этого ожидать, кто-нибудь, кому-нибудь, когда-нибудь еще захочет продать партию поддержанных рельсов или что-то в этом роде, а я найду покупателя...

Комментировать Всего 4 комментария

Рами, Вам в детстве тоже делали массаж - "Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы"? ;-)

Конечно! Мне делали, я делал моим детям. Вспоминаю эти крики восторга когда почтальон отправляет телеграмму "бжик бжик точка") Название рассказа заимствовал именно от этого массажа.

Название рассказа заимствовал именно от этого массажа

Это я сообразил, потому и вопрос задал. Что удивительно - Вы помладше лет на 10 с хвостиком, человек другой эпохи, а массаж все тот же, и так же детям делаете.

Массаж мне делала моя мама, когда я был ребёнком. Полагаю, что это подходящая эпоха, Айрат)

Эту реплику поддерживают: Айрат Бикташев